Анушаускас о «плюшевом десанте»: что я могу сказать, дежурила эстонская смена

Новости

«Пограничники воздушное пространство не охраняют. Такие уж у нас законы», — сказал в интервью радиостанции Žinių radijas председатель парламентского Комитета по нацбезопасности и обороне Арвидас Анушаускас. По его словам, Служба охраны госграницы начала расследование «плюшевого десанта» после получения информации из Генпрокуратуры Литвы.
«Генпрокуратура, на сколько я понимаю, обобщила всю информацию, поскольку, к примеру, Служба охраны госграницы не расследует нарушения воздушной границы. Пограничники такое не расследуют, но Генпрокуратура распорядилась, чтобы они такое расследование провели. Такое право у них есть, они им воспользовались, а охрана госграницы, да, на самом деле охрана воздушного пространства — в ведении наших ВВС», – сказал Анушаускас.
По его словам, весь хаос произошел из-за одной небольшой ошибки, допущенной дежурившей сменой.
«Одна небольшая ошибка многое определяет. Думаю, в данном случае выяснится, что была допущена ошибка: радары видят самолеты, их скорость устанавливается технически. Поскольку не было опознавания, не было радиосвязи со шведским самолетом, автоматически пометили: из Поцюнай Pociūnų вылетел – «неопознанный», в воздушное пространство Литвы исчезнувший самолет вернулся, надо было пометить его, как неопознанный, а пометили, как «опознанный».
«Что я могу сказать? Дежурила эстонская смена. В Кармелаве есть и литовцы, и эстонцы, и латыши. Дежурила эстонская смена. Мы ничего не сделаем с эстонскими служащими», — сказал Анушаускас.
По его мнению, литовские ведомства неправильно отреагировали на инцидент, они обязаны признать свою ошибку.
«То, что я увидел, и, думаю, будет в рекомендациях ПКНБО, это как наши ведомства вели себя в истории с таким простым техническим нюансом: что-то что-то не так сделал, и все опустили руки. Кажется, будто ничего не было. Говорят: вроде, ничего не было, наша техника не зафиксировала. И все же обстоятельства показывают, что это было. Есть постановление правительства о том, как такие процедуры осуществляют, как передают информацию при подобном нарушении границы, но технические средства не всесильны. Значит, вне всякого сомнения, предложим дополнить, что в случае подозрений в нарушении воздушной границы, ведомства должны нести ответственность, у них должны быть обязательства, обмен информацией и, вне всякого сомнения, начать расследование, если есть подозрение. Пока такие процедуры не предусмотрены», — сказал Анушаускас. «Пограничники воздушное пространство не охраняют. Такие уж у нас законы», — сказал в интервью радиостанции Žinių radijas председатель парламентского Комитета по нацбезопасности и обороне Арвидас Анушаускас. По его словам, Служба охраны госграницы начала расследование «плюшевого десанта» после получения информации из Генпрокуратуры Литвы.
«Генпрокуратура, на сколько я понимаю, обобщила всю информацию, поскольку, к примеру, Служба охраны госграницы не расследует нарушения воздушной границы. Пограничники такое не расследуют, но Генпрокуратура распорядилась, чтобы они такое расследование провели. Такое право у них есть, они им воспользовались, а охрана госграницы, да, на самом деле охрана воздушного пространства — в ведении наших ВВС», – сказал Анушаускас.
По его словам, весь хаос произошел из-за одной небольшой ошибки, допущенной дежурившей сменой.
«Одна небольшая ошибка многое определяет. Думаю, в данном случае выяснится, что была допущена ошибка: радары видят самолеты, их скорость устанавливается технически. Поскольку не было опознавания, не было радиосвязи со шведским самолетом, автоматически пометили: из Поцюнай Pociūnų вылетел – «неопознанный», в воздушное пространство Литвы исчезнувший самолет вернулся, надо было пометить его, как неопознанный, а пометили, как «опознанный».
«Что я могу сказать? Дежурила эстонская смена. В Кармелаве есть и литовцы, и эстонцы, и латыши. Дежурила эстонская смена. Мы ничего не сделаем с эстонскими служащими», — сказал Анушаускас.
По его мнению, литовские ведомства неправильно отреагировали на инцидент, они обязаны признать свою ошибку.
«То, что я увидел, и, думаю, будет в рекомендациях ПКНБО, это как наши ведомства вели себя в истории с таким простым техническим нюансом: что-то что-то не так сделал, и все опустили руки. Кажется, будто ничего не было. Говорят: вроде, ничего не было, наша техника не зафиксировала. И все же обстоятельства показывают, что это было. Есть постановление правительства о том, как такие процедуры осуществляют, как передают информацию при подобном нарушении границы, но технические средства не всесильны. Значит, вне всякого сомнения, предложим дополнить, что в случае подозрений в нарушении воздушной границы, ведомства должны нести ответственность, у них должны быть обязательства, обмен информацией и, вне всякого сомнения, начать расследование, если есть подозрение. Пока такие процедуры не предусмотрены», — сказал Анушаускас.

«Пограничники воздушное пространство не охраняют. Такие уж у нас законы», — сказал в интервью радиостанции Žinių radijas председатель парламентского Комитета по нацбезопасности и обороне Арвидас Анушаускас. По его словам, Служба охраны госграницы начала расследование «плюшевого десанта» после получения информации из Генпрокуратуры Литвы.
«Генпрокуратура, на сколько я понимаю, обобщила всю информацию, поскольку, к примеру, Служба охраны госграницы не расследует нарушения воздушной границы. Пограничники такое не расследуют, но Генпрокуратура распорядилась, чтобы они такое расследование провели. Такое право у них есть, они им воспользовались, а охрана госграницы, да, на самом деле охрана воздушного пространства — в ведении наших ВВС», – сказал Анушаускас.
По его словам, весь хаос произошел из-за одной небольшой ошибки, допущенной дежурившей сменой.
«Одна небольшая ошибка многое определяет. Думаю, в данном случае выяснится, что была допущена ошибка: радары видят самолеты, их скорость устанавливается технически. Поскольку не было опознавания, не было радиосвязи со шведским самолетом, автоматически пометили: из Поцюнай Pociūnų вылетел – «неопознанный», в воздушное пространство Литвы исчезнувший самолет вернулся, надо было пометить его, как неопознанный, а пометили, как «опознанный».
«Что я могу сказать? Дежурила эстонская смена. В Кармелаве есть и литовцы, и эстонцы, и латыши. Дежурила эстонская смена. Мы ничего не сделаем с эстонскими служащими», — сказал Анушаускас.
По его мнению, литовские ведомства неправильно отреагировали на инцидент, они обязаны признать свою ошибку.
«То, что я увидел, и, думаю, будет в рекомендациях ПКНБО, это как наши ведомства вели себя в истории с таким простым техническим нюансом: что-то что-то не так сделал, и все опустили руки. Кажется, будто ничего не было. Говорят: вроде, ничего не было, наша техника не зафиксировала. И все же обстоятельства показывают, что это было. Есть постановление правительства о том, как такие процедуры осуществляют, как передают информацию при подобном нарушении границы, но технические средства не всесильны. Значит, вне всякого сомнения, предложим дополнить, что в случае подозрений в нарушении воздушной границы, ведомства должны нести ответственность, у них должны быть обязательства, обмен информацией и, вне всякого сомнения, начать расследование, если есть подозрение. Пока такие процедуры не предусмотрены», — сказал Анушаускас.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.