Польша не готова к лидерству в Евросоюзе

Геополитика и безопасность

31 декабря 2011 года закончился срок председательства Польши в Европейском союзе. Свои полномочия официальная Варшава передала Дании. Самое время подвести итоги работы польских политиков на ниве руководства этой межгосударственной организацией.

Здесь есть место и похвалам, и критике. Однозначно оценить полугодовое руководство Польши в Евросоюзе нельзя. На первый взгляд может показаться, что Варшава сыграла роль своего рода статиста и практически ничего не добилась. Те, кто придерживаются такой точки зрения, отчасти правы. Финансово-экономический кризис в Евросоюзе по-прежнему будоражит умы всей Европы. А Варшава кроме призывов так ничего и не предприняла.

Уместно привести высказывание польского депутата Кшиштофа Шчерского, который охарактеризовал председательство Варшавы как неудачное, за исключением хорошей работы польских чиновников: «Я высоко оцениваю наше председательство в ЕС на административно-управленческом уровне. Признаю заслуги наших чиновников, в том числе из окружения президента, этих, зачастую, молодых людей, напряженно работающих. В политическом смысле оцениваю наше председательство очень отрицательно. Оно не принесло нам ничего особенного, ничего такого, что стало бы визитной карточкой Польши в Европе».

Кроме того, польский политик видит причину и в кризисе, который уменьшил значение польского «предводительства» в Совете Европы: «Польша оставила важные дела на усмотрение главных игроков – крупным державам, здесь нас ожидали гигантские поражения. Саммит «Восточного партнерства» завершился без итоговой декларации. Это – компрометация нашей дипломатии и неожиданность для наших партнеров, застигнутых врасплох декларацией, составленной в последний момент».

В своей речи К.Шчерский затрагивает важнейшие аспекты, решение которых ожидалось в период главенства Польши в Евросоюзе. Естественно, что Варшаве достался не простой период. Да и задачи, которые предстояло решать на момент вступления в полномочия, были посильны разве что таким «тяжеловесам» как Франция или Германия, да и то только совместными усилиями. Поэтому оценивать председательство Польши в Евросоюзе нельзя однозначно. Для того чтобы лучше понять, какой груз ответственности лег на плечи Варшавы в тот период, обратимся к текущему состоянию дел в Европе.

Итак, на момент вступления Польши в свои права как председателя Евросоюза, там уже четко прослеживались кризисные явления в некоторых государствах. Греция, погрязшая в долгах, не могла, да и по сей день не может решить свои проблемы самостоятельно. Все чаще и чаще в Европе звучат голоса тех, кто говорит о неизбежности дефолта страны и ее возможного перехода с евро на драхму. К проблемам Греции добавляются проблемы Италии, а также Испании, Португалии и Венгрии.

Эти проблемы стали своего рода вызовом польским политикам, на который они не смогли ответить должным образом. Об этом говорит член «Солидарной Польши» Аркадиуш Муларчик, который охарактеризовал председательство Польши в ЕС как «Король без королевства». В частности, польский политик отмечает: «Все важные решения и так принимались без нас, о нас никто не думал, а самые главные саммиты проходили не в Варшаве. Польское председательство – это политика пропаганды на местном уровне своего успеха, а в реальности мы ничего не добились. И это – минусы Дональда Туска». Естественно, господин Муларчик подобными высказываниями не только характеризует действия Польши, но и решает свои политические вопросы, ведь его партия находится в оппозиции к действующей власти. Однако подобные высказывания являются показательными в том плане, что очень большая часть польских политиков осознает фактическое бездействие своего государства и неучастие в большинстве важных процессов, которые играют историческую роль в будущем Европы.

Тем не менее, такой радикальный подход в оценке работы Республики Польша в качестве председателя Единой Европы несправедлив. Отсутствие польского голоса в решении общеевропейских проблем обусловлено скорее не инфантильностью руководства этого восточноевропейского государства, а многократно возросшей ролью Франции и Германии, которые сегодня взяли на себя роль мессии Евросоюза. В этой связи необходимо учитывать, прежде всего, уровень вклада, который эти два государства готовы сделать в копилку решения всех проблем. Поэтому, вполне естественно, что Польша слегка потерялась на этом фоне. К тому же это первое председательство Польши в ЕС, и оно как раз пришлось на такое «смутное время».

В этом контексте, некоторые польские политики склонны считать, что прошедший период был даже успешным. Несмотря на то, что глобальные проблемы так и не были решены, Варшава попыталась сделать шаги в направлении своих соседей. Так, заместитель председателя комиссии Сейма по внешней политике Роберт Тышкевич отметил, что «польское председательство было успешным. Особенно в контексте тех вызовов, с которыми нам пришлось столкнуться. Это не было председательство в спокойные годы, когда принимаются лишь рутинные решения. Это было председательство в период острого финансового кризиса, что требовало от польского премьера умения быстро принимать решения, придерживаться гибкого поведения, коррекции предыдущих планов». Господин Тышкевич обращает внимание польской общественности на тот факт, что Польша завершила переговоры с Украиной по ряду важных международных вопросов.

Лидер третьей по силе в Сейме партии «Движение Паликота» – Януш Паликот, оценивая итоги работы польского руководства в период с июля по декабрь 2011 года, вообще представил достаточно оригинальную точку зрения. Он считает, что всю картину спас глава польского МИДа своей речью на форуме Немецкого товарищества внешней политики. Тогда Радослав Сикорский призвал членов Европейского союза к спасению евро, тем самым, вызвав бурные дискуссии в Европе по этому вопросу.

Свою высокую оценку деятельности Варшавы дал и глава Еврокомиссии Жозе Мануэл Баррозу, который, в частности, отметил, что Польша не входит в еврозону, но руководство этой страны поддержало меры по укреплению евро, в частности, разработку поправок к основополагающим документам ЕС, которые призваны обеспечить бюджетную дисциплину, а также расширение Европейского фонда финансовой стабильности.

Эти противоречивые мнения польских и иностранных политиков лишь подтверждают необходимость в более разносторонней оценке при анализе председательства Польши в ЕС.

Однако многие видные польские политики едины во мнении, что Варшава, фактически, провалила вторую задачу по развитию интеграционных процессов, которая возлагалась на нее в этот период. Многие восточноевропейские государства, особенно лежащие в плоскости постсоветского геополитического ландшафта, стремятся к более тесным взаимоотношениям с Европой. И это вполне естественно, ведь ЕС – это и огромный потребительский рынок, и своего рода противовес России. Небольшому государству достаточно сложно сохранить суверенитет без многовекторности во внешней политике. Поэтому ряд бывших советских республик видят в сотрудничестве с ЕС новое перспективное направление.

Со своей стороны Евросоюз также ищет контактов с государствами постсоветского пространства. Для этих целей, фактически, и была создана гражданская платформа «Восточное партнерство».

Многие политики как в самом Евросоюзе, так и за его пределами ожидали того, что Польша, председательствуя в этой организации, будет и дальше развивать гражданскую платформу ускоренными темпами, имея определенные рычаги влияния. Однако, как мы видим сегодня, этого не случилось. Сложно сказать, помешали ли этому политические амбиции некоторых польских чиновников или все-таки наблюдалась неготовность ЕС к интеграции новых членов в свои ряды (некоторые эксперты полагают, что эта платформа является своего рода «дорожной картой» для будущих кандидатов на вступление в Евросоюз)?

Тем не менее, проблемы «Восточного партнерства» сегодня видны невооруженным глазом. Нет единого мнения по большинству вопросов. Наблюдается явное противоречие интересов. А некоторые государства, например Республика Беларусь, находятся под достаточно жестким давлением как со стороны Варшавы, так и всего Евросоюза в целом. Эта тупиковая ситуация может привести только к тому, что гражданская платформа может оказаться «мертворожденным ребенком».

Дистанцирование Польши от контактов с белорусским руководством и, как итог, неучастие Республики Беларусь в основных саммитах платформы не принесут никаких ни политических, ни экономических дивидендов. Тем более что такие государства, как Армения, а также Грузия выступают в поддержку официального Минска, отмечая, что изоляция Беларуси не способствует диалогу в рамках «Восточного партнерства». Кстати, к такому выводу, похоже, пришли и сами инициаторы – поляки – осознав, что «прохладное» отношение к белорусской стороне может и вовсе внести раскол в саму идею платформы. После сентябрьского фиаско, когда в результате двусторонних препираний белорусская делегация все-таки не приняла участие в саммите, господин Сикорский признался, что это не способствует развитию интеграционных процессов.

Тем не менее, как и в случае с решением проблем внутри ЕС, работу Польши в направлении развития «Восточного партнерства» нельзя оценивать однобоко и только с критической точки зрения. Как уже говорилось ранее, сегодня существует ряд факторов, которые способствуют замедлению развития платформы. И эти факторы не всегда зависят только от отношений или пожеланий польского руководства.

И все же будем объективными. Результаты польского председательства в ЕС, несмотря на все возможные оговорки, а также отговорки, все же неутешительны. Вероятно, это связано с тем, что польское руководство оказалось неготовым выступить в качестве полноценного европейского лидера. С другой стороны, различного рода фобии, а также предрассудки в отношении некоторых государств «Восточного партнерства» не позволили реализовать Варшаве весь тот потенциал, который у нее, несомненно, есть.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.