Новости СМИ2

Управление боевыми действиями зенитных ракетных войск в условиях МРАУ

27269112Самые мощные Вооруженные Силы не смогут защитить не только государство, но и себя, если не будут в состоянии отразить массированный ракетно-авиационный удар (МРАУ) современного агрессора.

В настоящее время нет ни одного государства, вооруженные силы которого смогли бы отразить МРАУ. Причина такого положения проста и заключается в том, что обороняющаяся сторона не в состоянии ни физически, ни технически управлять боевыми действиями своих сил в процессе отражения МРАУ. Учитывая, что этот удар направлен на завоевание превосходства в воздухе и, как следствие, на земле путем одновременного уничтожения системы ПВО и сил возмездия, можно прогнозировать неэффективность ядерного щита обороняющейся стороны.

Отразить современный МРАУ в состоянии только массированная группировка ПВО смешанного состава при условии, что ее боевыми действиями управляет целенаправленно перспективная автоматизированная система управления (АСУ), представляющая возможность лицу, принимающему решение (ЛПР), оперативно парировать непредсказуемые действия средств воздушно-космического нападения (СВКН).

По своим техническим возможностям перспективная АСУ зенитно-ракетных войск (ЗРВ) обязана выполнять роль инструмента интеллектуальной поддержки командира (ЛПР) при принятии им решений на боевые действия непосредственно в процессе отражения МРАУ.

Рассматривая возможности боевого применения современных АСУ ПВО БОР-1, БОР-2, Поляна-РБ в условиях МРАУ противника, можно оценить эффективность как всей системы управления в целом, с учетом командования ВВС и войск ПВО, ЦКП, КП зрбр, так и ее отдельных составляющих.

Самым важным звеном системы управления является оконечное, управляющее боевыми действиями зрбр. От этого звена зависит исход противоборства с агрессором, наносящим МРАУ.

Достижение положительных результатов немыслимо, если на КП зрбр не будет созданы возможности для максимально оперативного, творческого управления командиром боевыми действиями непосредственно в ходе их ведения подразделениями бригады.

Характерной особенностью МРАУ является однозначное проявление в нем нового, обнаруженного авторами важнейшего закона стратегии и тактики военной науки – закона массирования подвижных соединений. Данный закон, в современных условиях, характеризует возможность оперативного обеспечения превосходства в силах и средствах на любом участке театра военных действий с целью внезапного и высоко динамичного использования их в боевых действиях. Исключительная особенность заключается в том, что противоборствующая сторона практически теряет возможность целенаправленно управлять своими силами и средствами при отражении МРАУ.

Наглядными проявлениями данного закона в историческом аспекте могут служить эффективные действия танковых соединений и объединений, подразделений тачанок, конницы, отрядов лучников и т.п. Объективность закона подтверждена самой жизнью.

Эффект массированности усиливается внезапностью, непредсказуемостью, скоротечностью действий. Дополнительными особенностями при нанесении МРАУ следует считать его всевысотность и многообразие применяемых средств СВКН.

В этих условиях противоборствующая сторона может достигнуть успеха лишь в случае использования более массированных, оперативно и целенаправленно управляемых, средств противодействия.

Необходимо осознать, что МРАУ – средство достижения превосходства в воздухе, основанное на уничтожении в одночасье системы ПВО и средств возмездия – стратегических ядерных сил (СЯС). Именно успешно осуществленное МРАУ обеспечивает эффективное проведение воздушно-наступательных операций (ВНО), приносящих долгожданную победу.

В свою очередь эффективность противодействия МРАУ может быть обеспечена лишь при централизованном управлении массой многообразных сил и средств группировки ПВО смешанного состава. Тиражируемое утверждение о необходимости децентрализации управления при отражении МРАУ – прямой путь к уничтожению всей группировки ПВО, ибо в этом случае управления будет отсутствовать как таковое. Индивидуальный поиск цели, подлежащей уничтожению, осуществляемый самостоятельно ЗРК, обрекает сам ЗРК на уничтожение, вследствие его демаскирования.

В вопросах централизованного управления исключительную практическую ценность имеет такая организационная структура управления, как иерархическая. Объясняется это тем, что высокая степень иерархии управления и распределения труда и обязанностей, предусматривающие разделение власти, обеспечивают руководителю реальную возможность быть лидером в организации. В многогранные обязанности лидера входит и такая, весьма значительная, чтобы он не позволял ни себе, ни сотрудникам доминировать личным прихотям над целями организации или входить в противоречие с поставленными целями. В этом случае иерархическая структура обладает наибольшими возможностями самоприспособления по причине того, что в ее состав входит такой адаптивный элемент, как человек, о чем убедительно свидетельствует опыт развития человеческого общества.

Учитывая, что взаимодействие людей в процессе управления носит информационный характер, можно сделать вывод об исключительной важности информационного обеспечения системы управления.

Информация, на основе которой принимаются управленческие решения, должна быть актуальной, реалистичной и представляться в пригодном для пользования виде. Важную роль в управлении играет согласованность информационных потребностей различных уровней иерархии. Чем выше уровень иерархии, тем в более обобщенном виде поступает информация снизу, представляющая собой совокупность сведений о процессах протекающих внутри организации и за ее пределами. На качество информации самое существенное воздействие оказывает человек, не только принимающий и преобразующий ее, но и пытающийся скрыть ее глубинную сущность всякими способами.

Для управления боевыми действиями командиру (ЛПР) необходимо иметь полную информацию о динамике изменения обстановки в течение всего противоздушного боя. С этой целью он должен быть в состоянии непрерывно согласовывать информацию, отображаемую на экране коллективного пользования, с информацией выдаваемой средствами отображения автоматизированного рабочего места (АРМ) офицера боевого управления (ОБУ). Не взирая на обилие информации, обусловленное массированностью, участвующих в боевых действиях СВКН и средств ПВО, командир, оперативно анализируя динамику изменения обстановки, обязан также оперативно реагировать на ее непредсказуемость, обусловленную воздушным противником.

Информация о воздушной обстановке, на основе которой командиру следует принимать решения на боевые действия, группируется наглядно на экране коллективного пользования. В силу обилия СВКН, участвующих в МРАУ, а также с учетом внезапности, непредсказуемости, скоротечности нанесения МРАУ, командир (ЛПР) физически не в состоянии оценить динамично меняющуюся воздушную обстановку и поэтому вряд ли может принять обдуманное решение на боевые действия.

Убедительным примером в этом плане может служить МРАУ, нанесенный США по Ливии, а точнее по ее городам Триполи и Бенгази в ночь с 14 на 15 апреля 1986 года под кодовым название «Каньон Эльдорадо».

С военной точки зрения операция уникальна по всесторонней детальности подготовки и высокой точности исполнения запланированного, а также использования тактических самолетов для выполнения боевых задач на сверхдальних расстояниях. Она продемонстрировала прекрасную координацию ВВС и ВМС, обеспечивающую выполнение с минимальными потерями. В операции участвовало более 100 самолетов, и длилась она около 11 минут. Удар наносился шестью волнами, для чего самолеты F-111, поднятые с аэродромов Англии, успешно завершили запланированный перелет с 4-мядозаправками в воздухе. Полет происходил на высоте 4800 метров, а после Тунисского пролива самолеты снизились до высоты 50 метров. В тоже время штурмовики А-Z атаковали 48-мю противорадиолокационными ракетами «Шрайк» ливийские радары, а самолеты радиолокационного подавления поставили активные помехи. Истребители бомбардировщики F-111 ВВС США атаковали цели в районе Триполи после полуночи 15 апреля и неожиданно со стороны пустыни, а не моря. В те же самые минуты палубные штурмовики А-6 ВМС США двух авианосцев провели налет на цели в районе Бенгази.

Ливийские события на рассвете 15 апреля 1986 года и события, начавшиеся 19 марта 2011 года под названием «Одиссей Рассвет», преследовали не только цель уничтожения Муаммара Каддафи, но и завоевание первенства США в планетарном масштабе в борьбе за чистую, питьевую, пресную воду.

И опять же, с военной точки зрения операция «Одиссей Рассвет», в которой также участвовало более 100 СВН, из них 106 крылатых ракет, полностью подтвердила стратегию современного агрессора, делающего ставки на МРАУ при завоевании превосходства в воздухе.

В этом плане «Каньон Эльдорадо» и «Одиссей Рассвет» явились знаковыми операциями. В первой не просто тщательно была продумана вся канва МРАУ, но и в деталях отработаны его основополагающие фрагменты.

Надо отдать должное прозорливости агрессора, когда он в операции «Одиссей Рассвет» основополагающей задачей считал необходимость выяснить, как в реальных боевых действиях будет вести себя АСУ «Сенеж». В этом случае он получил подтверждение того, что ни одна из современных АСУ ПВО, несмотря на их высокие качества, заложенные промышленниками, не в состоянии выполнять роль инструмента интеллектуальной поддержки командира зрбр при принятии им решений в процессе отражения МРАУ.

В итоге, нетрудно обнаружить, что все усилия современного агрессора преследуют главную цель, связанную с тем, чтобы не дать возможность обороняющейся стороне управлять боевыми действиями своих сил и средств.

Ярким подтверждением сказанного являются цифры 10 минут и 8 минут, сопровождающие в реальности операции «Каньон Эльдорадо» и «Одиссей Рассвет». Не следует забывать, в этом плане, что у агрессора кроме крылатых ракет наземного и морского базирования есть еще и воздушного базирования, у которых нет проблем в вопросах их доставки к рубежам пуска. Сила вертолетной техники, многообразие типов баллистических ракет и беспилотных разведывательных и ударных аппаратов увеличивают мощь МРАУ.

Мудрость наших коллег из Российской Федерации не должна быть незамеченной. Весьма поучительным и исключительно полезным с управленческой точки зрения можно считать доклад бывшего Министра обороны Российской Федерации С.Б.Иванова, сделанный им 2.10.2003 г. на совещании высшего руководства страны и военного ведомства.

Одаренность этого человека можно оценить даже по фрагментам доклада:

«Прямо скажу: мы должны в корне изменить наши представления о том, что такое современные вооруженные конфликты и как в них достигается победа. Надо отчетливо понимать, что войны будущих государств мира в ХХI веке будут преимущественно воздушными, основной ударной силой выступает воздушный, а не наземный компонент.

…Удары танковых клиньев – это устарелые представления. Враг не приедет к нам на танке. Враг прилетит к нам на самолете или доставит оружие по воздуху.

…Одной из характерных особенностей борьбы будет срыв и отражение воздушного удара противника. В этих условиях главный удар агрессии, особенно в ее начале, примет на себя воздушно-космический эшелон Вооруженных Сил.

…Обращаю Ваше внимание на то, что первыми жертвами воздушных ударов в недавних конфликтах становились именно мирные жители. Поэтому надежная ПВО – прежде всего защита нашего народа.

…Решающую роль в войне будущего будет играть хорошо защищенная, помехоустойчивая, эшелонированная система ПВО, способная вести эффективную борьбу со всеми летательными аппаратами противника.

В оперативном построении системы ПВО должны присутствовать: разведывательно-информационный центр, действующий в рамках реального масштаба времени; автоматизированная, высокозащищенная система управления войсками и оружием: цельный воздушно-космический эшелон, выполняющий как, разведывательные так и ударные функции.»

Следует вдуматься и осознать значимость мысли Сергея Борисовича, отражающую «несовместимость организации и ведения борьбы в двух сферах под одним общим, единым руководством операции сухопутных войск и операциями войск ПВО, являющихся неотъемлемой составляющей ВКО.»

Эта мысль по сути своей не новая, но в современных условиях ее высказать мог только человек, талантливый и творчески мыслящий в военном деле. В недалеком прошлом, когда были Войска ПВО Страны, которые рассматривались, в виду их особой важности при защите от ядерных ударов, как вид Вооруженных Сил, так оно и было.

В настоящее время это недалекое прошлое напомнило о себе трудновообразимыми трагическими последствиями, которые может принести МРАУ агрессора человечеству.

Только по этой причине автор доклада жестко и прямо заявил: «Сейчас возможен прострел насквозь всей территории России не только ядерными баллистическими ракетами, но и ядерными стратегическими бомбардировщиками (ракетоносцами) и крылатыми ракетами. А это значит, что вооруженная борьба возможна в глубине России, именно в воздушно-космической сфере.

Единый транстерриториальный воздушный противник диктует общетерриториальные масштабы системы ПВО страны. Только территориально-объектовая, авиационно-зенитная ПВО страны способна бороться с авиационными и морскими десантами.»

В свою очередь, будет справедливой мысль о верховенстве ЗРВ в структуре ВКО, имеющих автоматизированную систему управления, дающую возможность командиру осуществлять оперативное и творческое управление именно в ходе боевых действий.

Особенность и сложность руководства противовоздушными операциями можно понять анализируя обстановку, отображаемую на экране коллективного пользования и на средствах отображения АРМ ОБУ.

На рисунке 1 отображен идеализированный МРАУ. Идеализация касается того, что все ударные средства, в том числе работающие на предельно малых (25÷150 метров) и малых (150÷600 метров) высотах, обнаружены средствами разведки ПВО и участвовали в целераспределении. В отражении удара принимают участие две группы С-300.

Тривиальной особенностью процесса отражения МРАУ является то, что сами дивизионы представляют основную мишень для ударных средств МРАУ, таких как истребители, бомбардировщики, штурмовики, «стелсы», крылатые ракеты, вертолеты, управляемые противорадиолокационные ракеты и бомбы, ударные беспилотники, тактические и оперативно-тактические баллистические ракеты, а также диверсионно-разведывательные группы. Вопросы сложности связаны с управленческими аспектами.

 tyu3456y5e6uryuj

Рисунок 1

Массированный ракетный авиационный удар

 Даже беглый взгляд позволяет сделать вывод о недоступности управления боевыми действиями ЗРВ в условиях просто массированного налета СВН. При этом не учитывается его разнотипность, всевысотность и непредсказуемость поведения этой целенаправленной, организованной «воздушной карусели». К тому же, фактор времени (8÷12 минут), отводимого агрессором для успешного отображения МРАУ, явно будет усложнять возможности управления боевыми действиями ПВО в процессе отражения ею МРАУ. Скрытность действий СВН, как и фактор внезапности, снижают эффективность управления, если таковое имело место.

Как ни странно, но учет особенностей и преодоление сложностей, связанных с руководством противовоздушными операциями, напрямую зависят от единоначалия.

Единоначалие – это тот принцип управления, который, как правило, обеспечивает успех в достижении поставленных целей в особо экстремальных условиях. В свою очередь процесс отражения МРАУ – это не просто управление в экстремальных условиях, а это управление с целью устранения надвигающейся на человечество катастрофы.

Ни одна из существующих АСУ ПВО не дает возможности ЛПР на практике реализовать принцип единоначалия при принятии им решений на боевые действия, именно в процессе отражения МРАУ. Само по себе, наличие двух функционально различных АРМ в структуре АСУ ПВО, а точнее АРМ командира зенитной ракетной бригады, имеющий в своем составе экран коллективного пользования и АРМ офицера боевого управления, свидетельствует о невозможности использования данного принципа в этой ситуации.

Такие особенности МРАУ, как скоротечность, непредсказуемость, внезапность, скрытность, исключают возможность заслушивать доклад офицера боевого управления о решениях на боевые действия, предложенных вычислительным комплексом АСУ ПВО. А без этого командир не в состоянии оценить даже воздушную обстановку, не говоря о самом ходе противовоздушного боя. В сложившейся ситуации, когда нет никаких условий командиру для управления боевыми действиями, бессмысленно рассуждать о единоначалии. В процессе отражения, МРАУ становится неуправляемым, а это приводит к плачевным результатам для обороняющейся стороны во всей военной компании.

Только единоначалие на автоматизированном командном пункте (АКП) даст возможность АСУ ПВО выполнять роль инструмента интеллектуальной поддержки командира при принятии им решений на боевые действия непосредственно в ходе отражения МРАУ группировкой ПВО.

Для внедрения единоначалия на АКП в процессе ведения боевых действий следует сравнить процесс принятия решений на боевые действия общевойсковым командиром и командиром зрбр. Общевойсковой командир оценку театра военных действий начинает с карты местности, а затем выезжает для оценки на саму местность, где будут разворачиваться военные события. Потом он заслушивает начальников родов войск и на основании доклада начальника штаба принимает решение и оформляет его приказом.

Собственно говоря, такой алгоритм принятия решений следовало бы осуществить на АКП, если бы не современный агрессор. Сила современного агрессора состоит в том, что он четко определил самую болевую точку, оказывающую максимальную эффективность на весь механизм военных действий. Считая вопросы управления войсками и оружием центральными в обеспечении успеха, он не преминул все сделать, чтобы в каждом конкретном случае по максимуму ослабить всесторонне, и особенно в боевых условиях, управленческий аспект противостоящей стороны.

Ливийские события позволили агрессору на практике, в боевых условиях, подтвердить справедливость того, что современные АСУ ЗРВ («Сенеж» у ливийцев) не в состоянии помочь командиру принять хоть какое-то действенное решение на отражение МРАУ в ходе его нанесения агрессором, да еще в исключительно ограниченное время.

Рассматривая сложившуюся ситуацию, связанную с трудностью управления боевыми действиями тактического звена ЗРВ, необходимо по максимуму использовать подход переконтекстуализации. Только такой подход позволил найти один из возможных вариантов разрешения трудностей проблемы, организованной современным агрессором. Идея самого варианта связана с объединением информации отображаемой на мониторах, установленных на АРМ командира (экран коллективного пользования) и на АРМ ОБУ. В первом случае отображается воздушная обстановка совместно с дислокацией зрбр, а на втором имеется дополнительная информация, характеризующая целераспределение (ЦР). В свою очередь, объединение информации отображения обстановки с информацией ЦР, характеризующее один из возможных вариантов боевых действий зрбр, представленный командиру для коррекции и утверждения, должно быть таким, чтобы командир с максимальной оперативностью принимал окончательное решение непосредственно в процессе отражения МРАУ.

Максимальную оперативность оценки боевой обстановки и ведущихся боевых действий в рамках противовоздушной операции может обеспечить командиру его зрительный канал. В силу этого, удобнее всего объединение произвести графически: соединим стрелками, линиями огневые каналы дивизионов с предназначенными им для уничтожения целями (рисунок 2).

 hgjgy7i6452347567y

Рисунок 2

Воздушная обстановка совместно с целераспределением

 В этом случаен командиру достаточно одного взгляда для оценки хода боевых действий в зоне ответственности бригады на фоне имеющейся и прогнозируемой воздушной обстановки.

Данный вариант единоличного управления в процессе отражения МРАУ, с использованием экрана коллективного пользования, дает возможность командиру творчески использовать интеллект боевых расчетов АКП и КП дивизионов. При этом практически мгновенно принимаются решения на парирование противодействий воздушного противника.

Суть открытий и изобретений заключается в создании унифицированного, а следовательно простого и надежного, как автомат Калашникова, АРМ, основанного на использовании новейших информационных технологий для оперативной оценки тактической и оперативно-тактической  воздушно-космической и наземной обстановки с одновременным принятием решения непосредственно в ходе боевых действий на отражение МРАУ подчиненными силами и средствами, что позволит обеспечить требуемую боевую эффективность группировок войск, в том числе в условиях сетецентрических действий.

Предложенный подход открывает новое направление не только в области управления в экстремальных условия, но и в области разработки, проектирования и создания типовых АСУ двойного назначения.

Таким образом, с учетом открытого закона массирования подвижных соединений и ударно-огневых средств, открыт новый уникальный принцип управления боевыми действиями группировки зенитных ракетных войск в процессе отражения МРАУ.

Данный принцип дает возможность командиру зрительно оценить, предлагаемые АСУ варианты решения на боевые действия, с учетом складывающейся, а также прогнозируемой воздушной обстановки.

Уникальность принципа открывает эру нового направления как в области разработки, проектирования и создания перспективной АСУ ПВО, на базе уже имеющегося вооружения, военной техники и использования разработанных новейших информационных технологий, так и в сфере оперативного искусства и тактики применения ПВО при отражении МРАУ, лишая агрессора всех превосходств.

Для практического преобразования существующей АСУ ПВО в перспективную достаточно своих сил и средств и необходимо:

  1. Усовершенствовать информационную технологию отображения воздушной обстановки во взаимосвязи с данными целераспределения.
  2. Преобразовать боевые алгоритмы целераспределения с учетом введения ПКУ обеспечивающего выполнения критерия «эффективность-стоимость», связывая его с высотностью МРАУ.
  3. Представить боевые алгоритмы целеуказания, позволяющие устранить допоиск целей ЗРК.
  4. Ввести в состав группировки ПВО управляемые мобильные ЗРК малой дальности.
  5.  Использовать в боевой работе управляемые имитаторы прикрываемых объектов (ИПО) [5].

Первые три пункта связаны с работой программистов, в связи с чем существенных экономических и временных затрат не потребуется.

Четвертый и пятый пункт основаны на использовании имеющихся  в Вооруженных силах Республики Беларусь сил и средств и вооружения частично производимого (ИПО) в Российской Федерации и связанный лишь с организационными мероприятиями.

В этом плане остается лишь преклоняться перед мудростью выдающегося русского хирурга Николая Ивановича Пирогова отметившего: «Где господствует дух науки, там творится Великое малыми средствами». Именно дух науки дал возможность отразить МРАУ современного агрессора малыми средствами, ликвидировав тем самым нависшую над человечеством катастрофу.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

* Copy This Password *

* Type Or Paste Password Here *


Ещё статьи из рубрики «МНЕНИЯ»:
Ещё статьи из рубрики «Opinia»:

Архив материалов

Январь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Дек    
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031  

Обсуждение