Мирный приговор

02-01На сложнейшую ситуацию на Ближнем и Среднем Востоке, описанную в статье «Непоколебимая решимость наступать на грабли», дополнительное влияние окажет заключенное в швейцарской Лозанне предварительное соглашение по иранской ядерной программе. Причем ситуация может как улучшиться, так и резко обостриться.

На данный момент не все детали предварительных договоренностей по ядерной программе Ирана известны. Кроме того, необходимо четко понимать, что окончательное соглашение еще не подписано, это должно произойти только к концу июня, а до назначенного времени случится много различных событий, которые, вполне вероятно, коренным образом изменят положение. Тем не менее основные выводы можно делать уже сейчас.

О тяжелой воде и сухом остатке

Совместный всеобъемлющий план действий по ядерной программе, согласованный в Лозанне, подтвердил право Ирана на деятельность в атомной сфере. Работу продолжат ядерные центры в Исфахане и Натанзе, предприятие в Фордо, атомный реактор на тяжелой воде в Араке. План гарантирует Тегерану право производить ядерное топливо в промышленных масштабах для дальнейшего использования на АЭС страны. Единственным предприятием по обогащению урана останется завод в Натанзе. На нем будет сохранено более 5000 центрифуг. При этом Тегеран возьмет на себя обязательство сократить свои запасы обогащенного урана на 98 процентов за десять лет. Обогащение урана ограничено 3,76 процента, то есть только для гражданских целей. Завод в Фордо будет использоваться как центр научных исследований в области ядерной физики и технологий. В Араке в конструкцию реактора на тяжелой воде внесут изменения в соответствии с современными передовыми технологиями, чтобы он не мог нарабатывать оружейный плутоний. Впредь установка будет задействоваться только в мирных научных целях, в том числе для получения радиоизотопов. Остатки тяжелой воды должны быть проданы Ираном на международном рынке. Новые мощности для ее наработки в стране не появятся. Иран в качестве жеста доброй воли, демонстрируя открытость своей ядерной программы, согласился добровольно и на временной основе осуществлять Дополнительный протокол к Договору о нераспространении ядерного оружия. ДНЯО запрещает Ирану создавать ядерные вооружения и предусматривает проверки МАГАТЭ на иранской территории. Представители МАГАТЭ получат доступ на любые атомные объекты в Иране. На десять лет приостанавливаются две трети из 19 тысяч иранских центрифуг. На 15 лет Тегеран воздерживается от строительства новых объектов по обогащению и реакторов на тяжелой воде. Инспекции МАГАТЭ продолжатся в течение 25 лет. Большую часть обогащенного урана представители иранской делегации согласились вывезти за границу.

Предполагается, что действие санкций против Ирана будет прекращено в течение года после подписания окончательного соглашения, хотя не исключено, что это произойдет быстрее. По мнению представителей Тегерана, санкции, введенные Совбезом ООН, должны быть отменены немедленно после подписания. Процесс снятия односторонних западных эмбарго заведомо будет более долгим.

США расценивают произошедшее как свою крупную дипломатическую победу, о чем и заявил американский президент. «Благодаря нашим дипломатическим усилиям мир стал с нами плечом к плечу и за столом переговоров к нам присоединились ведущие державы мира: Соединенное Королевство, Франция, Германия, Россия и Китай, а также Европейский союз», – сказал Обама, признав, что «Иран выполняет все обязательства. Он уничтожил свои запасы опасных ядерных материалов. Инспекции иранской программы участились. И мы продолжили переговоры, чтобы выяснить, не удастся ли достичь более всеобъемлющей сделки». Американский президент считает, что Иран согласился на беспрецедентно плотный режим инспекций. «Сделка опирается не на доверие, – отметил Обама. – Она опирается на беспрецедентную верификацию. Если Иран станет мошенничать, мир об этом узнает. Если мы заметим нечто подозрительное, мы это проинспектируем».

Все заинтересованные страны, включая и явных врагов Ирана (Турцию и аравийские монархии), официально приветствовали соглашение, хотя многие предостерегли от излишней эйфории, отметив, что надо дождаться подписания окончательного варианта документа. Единственным исключением стал Израиль. Его правительство выступило против соглашения, заявив, что оно несет угрозу существованию еврейского государства, поскольку не закроет Ирану дорогу к созданию бомбы, а лишь облегчит путь к ней.

Уже сейчас стороны трактуют будущее соглашение по-разному, подчеркивая те его стороны, которые им выгодны. США и другие страны Запада акцентируют внимание на значительном ограничении обогатительных мощностей Ирана и на усилении контроля над его ядерной сферой. Тегеран обращает внимание на то, что официально признано его право на развитие ядерных технологий, причем все объекты продолжат функционирование.

Синица в руках и ее бенефициары

На данный момент сложно определить, кто больше выиграл, а кто проиграл от соглашений (даже если забыть о том, что окончательные документы не подписаны). Ответ на этот вопрос зависит от того, на самом ли деле Иран собирался создавать ядерное оружие. Сам он это категорически отрицает, прямых подтверждений существования таких планов действительно нет. Хотя Иран активно разрабатывает баллистические ракеты, причем не только тактические, но также ОТР и БРСД. Хорошо известно, что чем больше дальность полета ракеты, тем меньше смысла устанавливать на нее простую БЧ. Если ОТР в обычном оснащении создавать еще целесообразно, то БРСД с такой БЧ – нонсенс, здесь нужен ядерный заряд. Кроме того, геополитические амбиции Тегерана весьма велики, а для их реализации ядерное оружие как минимум не помешает. К тому же оно могло бы послужить сильнейшим сдерживающим фактором против агрессии со стороны США и/или Израиля, не говоря уже об аравийских монархиях. С другой стороны, попытка создать ядерное оружие как раз провоцирует агрессию со стороны всех перечисленных врагов Тегерана. То есть вопрос крайне неоднозначен.

Если Иран не собирался создавать ядерное оружие, то он однозначно выигрывает от нынешних соглашений, это даже не требует объяснений. Если собирался, то скорее проиграл, поскольку теперь решение задачи как минимум откладывается на неопределенный срок, если не навсегда. Правда, Тегеран получает «синицу в руках» в виде избавления от санкций, в том числе и в сфере ВТС. Приобретение обычных современных ВВТ может более чем компенсировать отсутствие ядерного оружия, которое, во-первых, крайне сложно создать – успех не гарантирован, во-вторых, практически невозможно применить в реальных боевых действиях.

Для США подписание соглашений станет достижением в первую очередь пропагандистско-политическим, весьма полезным для Обамы и его партии в свете начинающейся избирательной кампании. Практическим результатом является предотвращение иранской ядерной угрозы, если таковая действительно существовала. Кроме того, становится возможной прямая координация действий Вашингтона и Тегерана в борьбе против халифата (сейчас они воюют против общего врага по отдельности, что эффективности не способствует). Впрочем, препятствием для этого становится ситуация в Йемене, где США и Иран, напрямую не участвуя в войне, поддерживают тем не менее противоположные стороны конфликта.

Кроме того, как для США, так и для стран ЕС в случае полного снятия санкций против Тегерана становится возможным прямое экономическое сотрудничество с Ираном в различных сферах.

Для Китая расширяются возможности экономического и военно-технического сотрудничества, к тому же Иран может стать важнейшей транзитной страной в реализации наиболее значимого для КНР проекта Нового шелкового пути. Поэтому для Пекина заключение соглашения станет событием однозначно положительным, хотя сама по себе ядерная программа Ирана никакого значения для него не имела.

Россия внесла очень значительный вклад в подписание предварительных соглашений, что отметили даже официальные лица в Вашингтоне, несмотря на крайнюю напряженность отношений с Москвой. Урегулирование иранской ядерной проблемы и снятие санкций с Ирана открывают перед Россией большие возможности. У Москвы и Тегерана имеются планы дальнейшего сотрудничества по Бушерской АЭС, то есть строительства Россией ее второго и третьего блоков. Программа до 2025 года подразумевает сотрудничество двух стран на Каспийском море по рыбному хозяйству, широкое взаимодействие в космической сфере, сельском хозяйстве и телекоммуникациях, а также в финансах и машиностроении. Кроме того, Иран может стать страной, через которую пройдут транспортные коридоры Север – Юг (Россия – Азербайджан либо Россия – Казахстан – Туркмения с выходом через Иран к Персидскому заливу).

Несомненно, значительное внимание будет уделено российско-иранскому военно-техническому сотрудничеству. Разумеется, в случае полного снятия санкций Тегеран сможет приобретать оружие также в Китае и европейских странах. Однако европейцы в любом случае будут испытывать давление США (англосаксы даже после формальной нормализации отношений продавать Ирану оружие не станут), китайская же техника не всегда может устроить Тегеран с точки зрения качества (хотя заведомо будет самой дешевой). Поэтому почти наверняка именно Россия станет основным (хотя не единственным) поставщиком боевой техники для Ирана. Видимо, в первую очередь так или иначе решится вопрос с С-300, затем Тегеран сможет приобретать у России технику практически всех классов. Хотя ВС Ирана весьма численны, они требуют тотального перевооружения, поскольку почти вся имеющаяся у них техника серьезно устарела. Соответственно велики перспективы потенциальных продавцов оружия для Тегерана. Не исключена и реализация проектов лицензионного производства российской боевой техники в Иране.

Вполне возможно военное сотрудничество Москвы и Тегерана с целью совместной борьбы против Исламского халифата, а в перспективе и против талибов в Афганистане. Хотя прямые совместные операции сейчас представить сложно, в будущем исключать такой вариант нельзя, поскольку ситуация на Ближнем и Среднем Востоке имеет очевидную тенденцию к обострению. Проведение же совместных учений ВС двух стран, а также обмен информацией и опытом борьбы с суннитскими радикалами реальны уже сейчас.

Проблемой для России может стать серьезное падение цен на нефть в случае полного снятия санкций с Ирана и соответственно его полноценного выхода на рынок. Впрочем, этот вопрос крайне неоднозначен. На самом деле Иран, несмотря на западные санкции, никогда не прекращал экспорт нефти, практически весь он шел в Азию. Хотя официальные представители Ирана заявляют, что могут нарастить поставки вдвое по сравнению с нынешним уровнем, это вызывает очень большие сомнения как с технической, так и с логистической точки зрения. К тому же сам Иран совершенно не заинтересован в значительном падении нефтяных цен. Более того, фактор возможного снятия с Тегерана санкций скорее всего будет отыгран нефтяным рынком еще до того, как это произойдет. Хотя делать твердые прогнозы здесь невозможно, падение цен в случае полноценного выхода Ирана на западный нефтяной рынок вряд ли превысит пять долларов за баррель, что неприятно, но не фатально. Таким образом, для России урегулирование иранской ядерной проблемы имеет однозначно положительный характер.

Коалиция за халифат

Проигравшими в данной ситуации оказываются региональные противники Ирана – Турция и аравийские монархии во главе с КСА. Для этих стран Иран является очень сильным экономическим конкурентом (не только на рынке углеводородов), политическим соперником и военным противником. Усиление Ирана для всех этих стран крайне нежелательно. Вдвойне нежелательно для них сближение Тегерана с Вашингтоном, которое по сути происходит за счет Анкары, Эр-Рияда, Абу-Даби и др. Особенно болезненно происходящее для Турции и монархий в свете того, что они сейчас ведут косвенную войну с Ираном в Сирии, а теперь и в Йемене. Соответственно Анкара со товарищи приложат максимум усилий (в первую очередь в вашингтонских коридорах власти) для того, чтобы окончательное подписание соглашения в конце июня не состоялось. Это автоматически превратит Иран в еще большего, чем сейчас, изгоя для Запада и обеспечит введение против него дополнительных санкций. Турция и монархии в свою очередь получат преимущество в борьбе против Асада и хоуситов. Скорее всего саудиты в ближайшее время постараются выставить Тегеран «поджигателем войны» в Йемене, что должно значительно ухудшить иранско-американские отношения.

Традиционный союзник Турции и монархий в последнее время – Израиль с его параноидальной ненавистью к Ирану (видимо, данный эффект имеет отношение прежде всего именно к психиатрии и лишь во-вторых – к геополитике). Как было сказано выше, только Тель-Авив открыто выразил недовольство даже предварительными соглашениями по иранской ядерной программе. Для их срыва израильский премьер Нетаньяху, как известно, уже выступил перед конгрессом США не просто без согласия, но вопреки желанию Обамы, что не имеет прецедентов в международной политике и с дипломатической точки зрения является откровенным хамством. Теперь Тель-Авив резко активизирует давление на Вашингтон, чтобы окончательное соглашение не было подписано. Если усилия не принесут успеха, то, нельзя исключать, ВС Израиля нанесут удар по Ирану, о котором говорят много лет. Важнейшей целью в этом случае будет уже не только и не столько разрушение иранских ядерных объектов, сколько именно срыв соглашений, причем навсегда. Нет сомнений, что Саудовская Аравия предоставит израильским ВВС свое воздушное пространство для такого удара.

Таким образом, окончательное подписание соглашений отнюдь не гарантировано из-за наличия у него очень серьезных и сильных противников, а также собственных «ястребов» как в Вашингтоне, так и в Тегеране. Американские республиканцы открыто заявляют, что в случае прихода к власти в 2017 году отменят соглашение, даже если оно будет подписано. Но и нынешняя администрация в лице госсекретаря Керри уже поспешила успокоить саудитов и израильтян, что их не бросят перед лицом иранской угрозы. С другой стороны, аятолла Хаменеи заявляет, что Тегеран подпишет соглашение лишь в том случае, если санкции (как минимум Совбеза ООН) будут сняты автоматически и немедленно.

Если же подписание окажется сорвано, это приведет к сильнейшему обострению ситуации на Ближнем и Среднем Востоке и резко повысит вероятность всеобщей войны в регионе. При этом главным победителем заведомо станет Исламский халифат.

Автор: Александр Храмчихин
Источник: http://vpk-news.ru/

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


Ещё статьи из рубрики «АНАЛИТИКА»:
Ещё статьи из рубрики «Геополитика и безопасность»:
Статьи по теме:

Архив материалов

Октябрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Сен    
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031  

Обсуждение


 
a