Новости СМИ2

Справилась ли Российская армия с задачами, ставившимися перед ней в ходе конфликта на юго-востоке Украины?

11-01Тема участия Вооруженных Сил России в событиях на Донбассе стала одной из самых излюбленных в иностранных средствах информации. Публикуются исследования и даже «доказательства» участия наших военных в боевых действиях. Аналитики, эксперты различной степени компетентности пытаются подсчитывать понесенные «российскими регулярными частями» боевые потери. Журналисты ищут могилы на кладбищах и даже берут интервью у «отпускников», якобы участвовавших в столкновениях с украинскими силовиками.

Признаем как факт: отечественные Вооруженные Силы, не переходя границу и не принимая участия в столкновениях с частями и подразделениями ВСУ, нацгвардии и МВД соседнего государства, оказывают существенное влияние на происходящее на юго-востоке своим присутствием вблизи театра военных действий. Примечательно, что выступая в апреле перед Национальной ассамблеей, начальник управления военной разведки ВС Франции генерал Кристоф Гомар заявил, что развертывание российских войск даже без вторжения использовалось как эффективный инструмент давления на президента Украины Петра Порошенко.

В российских средствах массовой информации одной из главных тем остается начатая бывшим министром обороны Анатолием Сердюковым военная реформа, получившая название переход на новый облик. После коррупционного скандала и назначения на должность Сергея Шойгу реформирование Вооруженных Сил продолжилось, обретя поддержку не только в СМИ, но и у широкой общественности. Проверкой почти семилетней работы двух министров обороны стали события на Украине. Интересно проанализировать полученные результаты и понять, насколько успешным для военного ведомства был переход на новый, а потом и на сверхновый облик.

Эффект «бригадного подряда»

В начале марта прошлого года, еще до того как мир узнал о тихом подвиге «вежливых людей», президент Владимир Путин объявил о проведении масштабных учений ВС РФ, послуживших, по мнению большинства зарубежных военных экспертов, прикрытием для дальнейших действий российских военных в Крыму. В сжатые сроки на границе с Украиной были развернуты две группировки: одна – в Ростовской, другая – в Белгородской, Воронежской и Курской областях. В состав обеих входило до десяти бригад (мотострелковых, десантно-штурмовых, морской пехоты и артиллерийских), четыре полка из 2-й гвардейской Таманской мотострелковой и 4-й гвардейской Кантемировской танковой дивизий, а также несколько десятков батальонных тактических групп. Следует отметить, что не только переброска, но и развертывание основных сил было завершено уже в середине марта. Правда, после прошедшего 24 апреля заседания Совета безопасности России количество частей и соединений было сокращено в несколько раз. Но усиленная группировка войск вблизи российско-украинской границы сохраняется. Присутствие поддерживают сменяющиеся через три-четыре месяца БТГ из состава общевойсковых бригад всех военных округов за исключением еще окончательно не сформированного объединенного стратегического командования «Север».

Обозревателю «Военно-промышленного курьера» удалось побеседовать с несколькими офицерами штабов Центрального и Северо-Кавказского военных округов, которые единодушно отметили, что ни у командования частей и подразделений, ни тем более у органов военного управления проблем с планированием и организацией переброски сил и средств не возникало. «Начиная с 2009 года мы постоянно отрабатывали переброску различных частей и подразделений на большие расстояния. Поэтому в марте-апреле прошлого года с особыми проблемами в этом вопросе мы не столкнулись, даже с учетом того, что большое количество частей и подразделений не только перевозилось по железной дороге, но и выдвигалось, так сказать, своим ходом по автомагистралям», – вспоминает офицер штаба одного из военных округов.

Сразу после выгрузки бригады полки и БТГ совершали длительные марши, чтобы выйти в указанные районы. «Я считаю, что если говорить о возможностях переброски сил и средств на большие расстояния, то тут бригады доказали свое преимущество перед дивизиями. Для перевозки одной бригады требуется на порядок меньше железнодорожных вагонов. Меньше времени уходит на погрузку и выгрузку техники и материальных средств, особенно с подготовленным личным составом», – поделился впечатлениями офицер штаба округа. Это мнение разделяют и другие, с кем довелось переговорить обозревателю «Военно-промышленного курьера».

Большую помощь при планировании и организации переброски сил и средств оказала служба военных сообщений (ВОСО), практически ликвидированная при переходе на новый облик, но восстановленная нынешним министром обороны Сергеем Шойгу. «Оперативно реагировали на все наши требования, вовремя подавались вагоны, практически не было простоев или опозданий», – отмечает офицер штаба округа.

Части и подразделения, развернутые в Ростовской области, были подчинены созданной из офицеров 58-й армии и штаба Северо-Кавказского округа оперативной группе. Аналогичной группе, но уже из состава 20-й армии и штаба ЗВО были подчинены бригады, полки и батальоны, переброшенные в Белгородскую, Воронежскую и Курскую области. «Оказалось, что надо срочно создавать временный орган военного управления, которому бы подчинялись все эти части и подразделения. Штаб 58-й армии на себя такую задачу взять не мог, так как у него оставались в ППД свои подчиненные части и подразделения. С такой же проблемой столкнулись и в ЗВО», – констатирует офицер штаба округа.

По оценке источников «ВПК», планирование и организация работы были на достаточно высоком уровне, но все же без определенных трудностей не обошлось. «В этом случае можно было бы использовать в качестве органа военного управления штаб корпуса или даже дивизии. А если сейчас вспомнить, что Николай Макаров хотел и штабы армий разогнать? Для того, как он утверждал, чтобы перейти к новой системе «ГШ – округ – дивизия». И как бы мы тогда управлялись с такой массой войск? Ответ: никак», – убежден собеседник издания, знакомый с проблемой не понаслышке.

Следует отметить, что каждой бригаде и БТГ были приданы офицеры штабов армий и округов, откуда эти части и подразделения прибыли. «Так было еще до нового облика, но сейчас приданные офицеры во многом берут на себя работу штабов бригад и батальонов, помогая начальникам родов войск и служб. Ведь после сокращения должностей в штабах просто не хватает людей, чтобы справляться с поставленными задачами в полном объеме», – считает собеседник «Военно-промышленного курьера».

Правда, во многом работу штабов облегчали современные средства связи и автоматизированные системы управления, которыми сейчас оснащены практически все бригады и батальоны управления. «Связь была постоянно. Более того, шел непрерывный обмен информацией, там, где нужно, даже в режиме онлайн», – вспоминает офицер штаба Северо-Кавказского округа.

Следует отметить, что в средствах массовой информации появилось сообщение о возвращении штаба 20-й общевойсковой армии из нижегородского Мулина обратно в Воронеж. Правда, собеседники «ВПК» не смогли подтвердить эту информацию, как, впрочем, и опровергнуть. Можно предположить, что если решение о возвращении штаба армии действительно принято, то скорее всего этот орган военного управления не только заменит ныне действующие оперативные группы, но и в целом будет отвечать за российско-украинскую границу. Косвенным подтверждением в данном случае служит тот факт, что в ближайшее время 9-я отдельная мотострелковая бригада, также в настоящее время базирующаяся в Мулине, будет передислоцирована в Богучар Воронежской области, а 33-я отдельная мотострелковая (горная) бригада из Майкопа переедет в Новочеркасск и, по некоторым данным, войдет в состав 20-й армии.

Грязное белье

Самые большие проблемы в обеих группировках возникли в системе материально-технического обеспечения, особенно при ремонте ВВТ, за который до недавнего времени отвечали фирмы, заключившие контракт с входящим в «Оборонсервис» «Спецремонтом» на условиях так называемого аутсорсинга.

«Части и подразделения были внезапно подняты по тревоге и убыли в Ростовскую область. Фирмы, отвечающие за ремонт вооружения и военной техники, оказались не готовы решать задачи за несколько тысяч километров от своих офисов и мощностей. Одно дело – чинить технику в ППД, в нескольких километрах от твоих боксов, но совсем другое, когда надо выделять и отправлять ремонтные группы чуть ли не на другой конец страны», – обрисовал ситуацию офицер, отвечающий за МТО в Дальневосточном военном округе.

Но проблемы с фирмами-подрядчиками возникли не только у частей и подразделений, прибывших с Урала, Дальнего Востока и из Сибири, но и у базировавшихся относительно близко мотострелковых бригад 58-й армии (17, 19, 20 омсбр и т. д.). Зачастую вышедшие из строя машины, танки, БМП и другая техника ждали своей очереди в ремонт по несколько недель, а то и месяцев. «Пришлось комплектовать выездную бригаду на нескольких автомобилях с резервом запасных частей и отправлять на юг. Сотрудникам выдали командировочные, деньги на питание и проживание. Вместо заработка одни сплошные убытки. Так самое смешное, что военная приемка долго не могла принять у нас выполненную работу», – жалуется сотрудник одной из фирм, отвечающих за ремонт ВВТ.

Согласно утвержденным правилам ремонта орган военной приемки, за которым по территориальному признаку закреплены воинские части, должен оценивать качество и полноту выполненных работ, о чем и указывается в соответствующем акте. Пока он не подписан, фирма не может получить причитающиеся ей деньги.

Но если воинские части передислоцируются в другие регионы, то попадают на территории «чужих» органов приемки, которые не могут принять работу фирм-исполнителей не своей зоны ответственности. Весной прошлого года проблема стала настолько острой, что в начале лета Министерству обороны пришлось выпускать временный регламент работы своих представительств и издавать дополнительные приказы. Но и это не избавило от взаимных претензий и возможных судебных разбирательств по факту невыполненных работ и финансовых обязательств.

«Ремонтные органы в составе бригад, а также приданные батальонным тактическим группам не могут выполнить все, что требуется, в полном объеме. Нет современных ремонтных парков, а самое главное – подготовленных специалистов. Во-первых, из солдата-срочника сделать за один год классного специалиста вряд ли получится. А во-вторых, в войсках, после того как при переходе на новый облик разогнали автомобильную и бронетанковую службу, сократили ремонтные органы и практически не осталось офицеров, способных хоть чему-то научить. Молодые лейтенанты, только что из вузов, и сами-то мало что умеют», – сетует офицер, отвечающий за МТО в одной из бригад Центрального военного округа.

Еще летом прошлого года наученное негативным опытом ГАБТУ приняло решение отказаться от услуг «Спецремонта» и начать восстанавливать войсковые органы, сокращенные сердюковской реформой. Но пока ситуация остается достаточно напряженной.

Другой серьезной проблемой стала организация питания личного состава, его помывка и банно-прачечное обслуживание. Нельзя сказать, что немытый личный состав в грязной одежде голодал в степях под Ростовом, Курском и Белгородом, но осадок остался. Причина, как и в случае с ремонтом, – сокращение личного состава при переходе на новый облик. Прибывшие на юг части и подразделения, имея достаточное количество запаса продуктов, столкнулись с проблемой приготовления пищи из-за отсутствия подготовленных поваров, которые хоть и числились в штате, но иногда даже не могли управиться с полевыми кухнями. А фирмы, выполнявшие по аутсорсингу задачи по доставке продуктов, организации питания и помывке личного состава, остались в других регионах.

«Еще недавно нам рассказывали, что фирмы всех накормят, помоют и постирают в полях. Говорить даже не хочется, какая это ерунда. Все, как обычно, свалилось на головы командиров батальонов и бригад и их заместителей по МТО. Сами договаривались, искали варианты, доставали продукты, возили стирать белье», – недоумевает офицер одной из бригад СКВО.

Все опрошенные «ВПК» военные единодушно признали, что объединенная система материально-технического обеспечения показала себя с нелучшей стороны. «Командир и штаб бригадного батальона материально-технического обеспечения оказались самыми занятыми. И с ремонтом надо разбираться, и тут же отправлять машины для подвоза имущества, продуктов, ГСМ. Следить за складами и имуществом. А по штату управление и штаб батальона – самые малочисленные в бригаде. Нагрузка на офицеров просто колоссальная», – подвел итог офицер одной из бригад СКВО.

Краткие и местами неутешительные итоги

Итак, что показали нам события на Украине.

За считаные дни из различных регионов России, зачастую за несколько тысяч километров были переброшены части и подразделения, способные выполнять поставленные задачи. Следует отметить, что одним из новшеств бывшего начальника Генерального штаба генерала армии Николая Макарова было проведение бригадных, а иногда и батальонных учений с боевой стрельбой не на родных, знакомых до каждой кочки полигонах, а на чужих, еще и расположенных на большом удалении.

Высокую мобильность при перевозке в другие регионы показали бригады. По объективным причинам участвовать в вооруженном конфликте Российской армии, к счастью, не пришлось, поэтому насколько бригада эффективна в общевойсковом бою, можно рассуждать только теоретически.

Уровень подготовки не только частей и подразделений, но и органов военного управления, опыт проведения масштабных учений с боевой стрельбой позволили выполнить все поставленные задачи без серьезных срывов. Причем в состав двух развернутых группировок входили бригады и батальоны из всех четырех военных округов. Во многом работе командиров и штабов всех уровней помогла насыщенность частей и подразделений современными средствами связи и передачи информации, а также элементами автоматизированных систем управления.

В то же время необдуманное сокращение штабов округов и армий, офицерских должностей в штабах бригад создало серьезные трудности. Можно смело предположить, что с системой Макарова «ГШ – округ – бригада» в случае ее удачной реализации вряд ли получилось бы так успешно выполнить поставленные задачи.

«Я считаю, был бы хаос. Или как сейчас принято говорить, появилась бы самоорганизующаяся система, то есть командирам частей и подразделений пришлось бы самостоятельно выполнять всю работу за органы военного управления», – высказывает свое мнение высокопоставленный представитель одного из военных округов.

Увы, Сергею Шойгу пока не удалось решить проблему организации материально-технического обеспечения. Несмотря на все усилия, остро стоят проблемы организации войскового ремонта, разграничения обязанностей частных фирм, работающих по аутсорсингу, и армейских. Много вопросов и по организации питания, помывке личного состава, стирке вещевого имущества. Истина, что коммерсанты могут обеспечивать личный состав только в пунктах постоянной дислокации, а в полях все должны делать органы материально-технического обеспечения, нашла очередное подтверждение. Но вопреки этому тлетворная идея аутсорсинга продолжает витать в воздухе.

И все же признаем, что с поставленными задачами Российская армия справилась настолько эффективно, что это нашло отражение не только в докладах иностранных военных ведомств, но и в сдержанно-восторженных материалах зарубежных СМИ.

Автор: Алексей Рамм
Источник: http://vpk-news.ru/

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


Ещё статьи из рубрики «АНАЛИТИКА»:
Ещё статьи из рубрики «Геополитика и безопасность»:

Архив материалов

Июль 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Июн    
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930
31  

Обсуждение