«Кузькина мать» от белорусского ВПК

polonВысшее военно-политическое руководство Беларуси требует от ВПК страны дать армии оружие, способное устрашить любого потенциального агрессора.

На параде, посвященном Дню Победы, наконец-то разрешилась интрига с главным белорусским оружием сдерживания потенциального агрессора, которая на протяжении долгого времени занимала умы экспертов. Как и было обещано, это чудо-оружие показали народу. Хотя насчет ее характеристик по-прежнему существуют самые разнообразные предположения.

Мы мирные люди, но...

Здесь, очевидно, есть необходимость напомнить, что 30 января 2015 г., выступая перед журналистами с сообщением об итогах выездной коллегии Государственного военно-промышленного комитета (состоявшейся на Минском заводе колесных тягачей), его руководитель Сергей Гурулев заявил, что новые средства огневого поражения белорусского производства, о которых говорил президент Беларуси Александр Лукашенко во время открытого диалога с журналистами 29 января 2015 г., можно будет увидеть уже 9 мая на параде в Минске.

Общаясь с прессой, глава государства открыто заявил о необходимости наладить в стране собственное производство современных вооружений: «Мы работаем над тем, чтобы у Беларуси было свое оружие. Сейчас основное производство оружия, которым пользуется наша армия, сконцентрировано в России. Мы лишь создаем некоторые части оружия: электроника, оптика и другие. Нам надо иметь хорошее оружие, чтобы будущий агрессор даже не помышлял воевать против Беларуси. Мы будем иметь такие системы через несколько месяцев».

Это высказывание сразу же привлекло внимание военных аналитиков и породило достаточно противоречивые комментарии прежде всего относительно того, какое именно оружие имел ввиду белорусский лидер. Учитывая его замечание о том, что будущий агрессор не должен даже помышлять о войне против Беларуси, некоторые эксперты сделали вывод, что Александр Лукашенко говорил о необходимости выпуска собственных оперативно-тактических ракетных комплексов (ОТРК). Сегодня практически все военные специалисты согласны в том, что ОТРК – это лучшее оружие сдерживания в локальных конфликтах, а для небольших стран с ограниченным жизненным пространством – это аналог стратегического оружия.

При этом сторонники версии ОТРК ссылались на неоднократные высказывания президента Беларуси о желательности и даже настоятельной необходимости приобретения его страной такого вида ракетного оружия. Так, еще 14 ноября 2008 г. в интервью The Wall Street Journal президентРБ Александр Лукашенко заявил, что «даже если Россия не предоставит нам эти перспективные ракеты (оперативно-тактические комплексы типа «Искандер»), мы приобретем их сами». Тем более что технологии, лежащие в основе систем наведения «Искандеров», – белорусские. «Сейчас у нас нет на это средств, но получить такое оружие – я сейчас выдам тайну – мы планируем».

Эту же мысль глава государства повторил и 23 апреля 2009 г., выступая с посланием к белорусскому народу и Национальному собранию. «Мы никогда не просили у россиян «Искандеры». Мы их сами купим, как покупают во всех странах мира. Но скажу прямо: и покупать не надо – мы их сами сделаем, если надо, кроме ракет, а ракеты купим. Если нам это будет надо». Правда, затем в высказываниях белорусского лидера по ракетному вопросу наступила длительная пауза. Это дало основание многим сделать предположение, что он оставил свои амбициозные намерения.

Но, как выяснилось, такое мнение оказалось ошибочным. 23 сентября 2014 г. на совещании, посвященном вопросу разработки и производства перспективных образцов вооружения, он напрямую потребовал от предприятий ВПК страны самостоятельно создать полный технологический цикл выпуска такого оружия и военной техники: от средств подвижности до средств поражения.

Заграница нам поможет?

Смущало только то, что отечественные оборонные предприятия никогда не производили огневых средств поражения и ракет в частности. А посему серьезных наработок в данной области у них не имеется и без технологического донора здесь не обойтись. Впрочем, выбор невелик: хотя на данный момент более 20 стран имеют или могут производить оперативно-тактические ракеты, за пять последних лет, кроме России, новые образцы ОТРК продемонстрировали лишь Китай и Израиль.

Если же вынести за скобки это обстоятельство, то с учетом ряда весомых факторов (политических, экономических и технологических) хорошим партнером для Беларуси в сфере разработки и производства ракетного оружия вполне могла бы стать Украина. Ведь на ее территории (в Днепропетровске) располагается знаменитое ракетное КБ «Южное» им. Янгеля, которое в свое время создало 12 из 20 типов советских МБР.

Но этому возможному сотрудничеству, как представляется, помешали две основные причины. Во-первых, отсутствие опыта у украинцев в проектировании твердотопливных ОТРК. Во-вторых, свертывание госфинансирования научно-исследовательских и конструкторских работ по проекту ОТРК»Сапсан», заявленные тактико-технические характеристики которого были выше не только аналогичных параметров старого советского ракетного комплекса «Точка-У», но по ряду показателей и самого современного российского ОТРК «Искандер-Э».

И хотя информация о том, что белорусы действительно интересовались украинскими ракетными технологиями, подтверждается многими источниками, судя по всему, нынешнее состояние разработок КБ «Южное» не позволило использовать их для организации производства ОТРК в Беларуси. А так как сотрудничество в области ракетостроения с Израилем, с какой стороны ни посмотри, выглядит сплошной экзотикой, то единственным реальным партнером отечественного ВПК в данной сфере выглядит только Китай.

Правда, немалое число экспертов с самого начала обсуждения ракетной темы, по указанным выше причинам, сильно сомневались в исполнимости планов белорусского руководства по созданию собственных ОТРК, если таковые все же имелись.

По их мнению, если уж говорить об оружии сдерживания для Республики Беларусь (способном уничтожить приграничную военную и гражданскую инфраструктуру соседствующих с ней стран — потенциальных противников), то на эту роль после соответствующей модернизации может претендовать только тяжелая реактивная система залпового огня «Смерч». Тем более что по сию пору Беларусь, наряду с Россией и Украиной, входит в число крупнейших в мире обладателей этого оружия. Мощность залпа трех установок РСЗО «Смерч» по своей эффективности равняется мощности двух бригад, оснащенных тактическим ракетным комплексом «Точка-У». Залп одной машины поражает цели на площади 672 тыс. кв. м.

Но, как водится, и у этой точки зрения оказались оппоненты, которые упирали на недостаточный модернизационный потенциал этой заслуженной, но старой советской системы. По их мнению, сегодня главными мировыми тенденциями в развитии реактивных систем залпового огня являются разработки в области увеличения калибра боеприпасов, повышения скорости перезарядки, дальности и точности стрельбы. И добиться этого в полной мере дальнейшей перелицовкой старых систем уже нельзя. Выходом из ситуации было бы создание собственными силами новой тяжелой реактивной системы залпового огня, обладающей всеми необходимыми для оружия сдерживания тактико-техническими характеристикам.

И когда месяц назад заместитель начальника вооружения Вооруженных Сил Республики Беларусь полковник Андрей Федин заявил, что 9 мая 2015 г. во время парада, посвященного 70-летию Победы советского народа во Второй мировой войне, в числе образцов новой боевой техники белорусского производства будет показана реактивная система залпового огня «Полонез», сторонники этой версии восторжествовали.

Два в одном флаконе

Однако, как выяснилось на самом параде, говорить об их безоговорочной победе рановато. Внешний вид боевых и транспортно-заряжающих машин отечественной РСЗО дает достаточно оснований предполагать, что при создании «Полонеза» был использован целый ряд проектных решений, заложенных в китайскую реактивную систему залпового огня NORINCO AR3, которая объединяет в себе боевые свойства РСЗО и ОТРК.

В AR3 заложена возможность применения трех типов боеприпасов: управляемых (УРС) и неуправляемых (НУРС) ракет калибра 300 мм, а также УРС калибра 370 мм. Пусковая установка (ПУ), базирующаяся на внедорожном шасси колесной формулы 8х8, может нести два пакета по четыре транспортно-пусковых контейнера (ТПК) квадратного сечения для 8 УРС калибра 370 мм (что мы могли видеть у РСЗО «Полонез»). Или два пакета по 5 ТПК для 10 НУРС или УРС калибра 300 мм (что, думается, еще увидим).

Насколько можно судить по высказываниям китайских специалистов, управляемые ракеты РСЗО AR3 калибра 370 мм имеют все черты оперативно-тактических баллистических ракет малой дальности с наклонным типом запуска, их дальность составляет от 100 до 280 км, точность КВО – порядка 30-50 м. Это позволяет предполагать наличие у них навигационных систем, способных определять местоположение ракеты и высчитывать ее отклонение от расчетной траектории. На основе таких данных вырабатываются команды для рулей, обеспечивающих точное наведение на цель.

Что касается боеприпасов калибра 300мм, то весьма вероятно, что эти НУРС и УРС схожи с аналогичными ракетными снарядами для системы «Смерч»: имеют минимальную дальность стрельбы 20 км, максимальную — 70-130 км. Похожа и номенклатура боевых частей (БЧ): это и кассетные, с самонаводящимися боевыми элементами и противотанковыми минами, осколочно-фугасные и объемно-детонирующие БЧ. Ракеты калибра 300 мм имеют стартовый вес на уровне 840-850 кг и несут боевую часть весом порядка 200 кг. 370-миллиметровые боеприпасы весят между 1000 и 1100 кг, а масса БЧ достигает 250-300 кг.

Подобный подход предопределил модульный характер конструкции пусковой установки. В связи с чем новая белорусская РСЗО, как и ее китайский прототип, не имеет обычных в таких случаях трубчатых направляющих. Вместо них используются, как мы уже видели, ТПК, собранные в пакеты по четыре или пять штук. Еще на заводе-изготовителе ракеты всех типов помещаются в герметичные ТПК, которые, в свою очередь, соединяются в пакеты.

Основой пусковой установки боевой машины AR3, как, думается, и РСЗО «Полонез», является поворотная платформа, на которой крепится опорная рама. Приводы платформы и рамы позволяют производить наведение в горизонтальной и вертикальной плоскости. На опорной раме имеются крепления для пакетов с ТПК.

Перед применением пакет ТПК с помощью транспортно-заряжающей машины, оснащенной манипулятором, устанавливается на боевую машину и закрепляется на раме, а после запуска ракет ею же снимается и отправляется для перезарядки на завод-изготовитель либо утилизируется. Считается, что подобная система позволяет ускорить перезарядку боевой машины и подготовку к новому залпу.

В завершение хотелось бы сказать, что все изложенное выше – это предположения экспертов, справедливость которых подтвердит либо опровергнет дальнейший ход событий.

Автор: Александр Алесин
Источник: http://www.belrynok.by

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


Ещё статьи из рубрики «АНАЛИТИКА»:
Ещё статьи из рубрики «Оружие»:
Статьи по теме:

Архив материалов

Октябрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Сен    
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031  

Обсуждение


 
a