Границы дозволенного

detail_639a6945d93acc66cf7909f44592a4d4Парламент Киргизии одобрил накануне пакет документов о вступлении республики в Евразийский экономический союз (ЕАЭС), объединяющий сейчас Россию, Белоруссию, Казахстан и Армению. Осталось лишь два препятствия. Первое — сугубо техническое: парламенты стран-участниц союза должны ратифицировать все необходимые для этого документы. Второе — куда существеннее: Бишкеку необходимо урегулировать приграничные споры с соседями и оформить надлежащим образом свои границы с Таджикистаном, Узбекистаном и Китаем. Эта проблема, несмотря на внешнюю простоту, — одна из самых острых в Средней Азии. С вхождением Киргизии в ЕАЭС Казахстан и Россия получают в портфель региональных рисков еще и фактически открытую со стороны Таджикистана границу, через которую на территорию союза могут хлынуть товары не только китайского, но и афганского происхождения.

Завершение обустройства границ — важный шаг на пути к полноценному членству Киргизии в ЕАЭС. Высший Евразийский экономический совет откроет для Бишкека внутренние границы интеграционного объединения только после того, как получит достоверное подтверждение тому, что все посты на внешних рубежах оборудованы согласно регламенту. На данный момент должным образом уже оборудованы пограничные пункты на границе с КНР, а также в международных аэропортах «Манас» и «Ош». Новые таможенные посты оснащаются современным оборудованием: специальными сканерами, компьютерами, приборами радиационного контроля и иными техническими средствами. На обустройство границ Бишкек направляет часть выделенного Российской Федерацией гранта размером в 200 миллионов долларов.

Однако оборудование таможенных постов на границе с Таджикистаном и Узбекистаном может столкнуться с серьезными трудностями: ряд ее участков до сих пор не согласован. Осложняет ситуацию проблема анклавов. Всего их на территории Ферганской долины восемь. В самой Киргизии находятся таджикский анклав Ворух, узбекские анклавы Сох и Шахимардан, а в Узбекистане — киргизское село Барак. Между анклавами и остальной страной случаются конфликты, а в столицах эта проблема превращается в средство политического давления на оппонентов. Ведь противоречий между Бишкеком, Душанбе и Ташкентом предостаточно: это и вопросы использования водных ресурсов, и энергетика, и межэтнические отношения.

На границе регулярно возникают инциденты. Последний произошел буквально на днях. Узбекские пограничники 12 мая задержали группу граждан Киргизии, пересекавших государственную границу на грузовых автомобилях на несогласованном участке в Какыр Баткенской области Киргизии вне пункта пропуска. В ходе задержания один человек погиб.

Еще большую обеспокоенность вызывают пограничные конфликты, в которые так или иначе оказываются втянуты силовики. Один из наиболее серьезных инцидентов с участием таджикских и киргизских пограничников случился в январе 2014 года в районе таджикского анклава Ворух, находящегося в Баткенской области Киргизии.

Здесь камнем преткновения стало желание киргизских властей построить новую дорогу в обход анклава для того, чтобы избежать трений при транзите товаров. В Душанбе расценили это как недружественный шаг, ущемляющий интересы жителей анклава и заявили о том, что часть дороги проходит по территории, принадлежащей Таджикистану. Ультимативное требование таджикских пограничников прекратить строительные работы привело к перестрелке с киргизскими военнослужащими. Помимо стрелкового оружия, в ход пошли минометы. В результате погибли мирные жители, среди пограничников с обеих сторон были раненые. Бишкек на два месяца закрыл государственную границу с Таджикистаном. Конфликт разгорелся вновь полгода спустя — в июле и августе. Череда новых приграничных столкновений опять вызвала жертвы среди мирного населения.

Корни этих противоречий уходят в советское прошлое. Ферганская долина на протяжении длительного периода своей истории представляла собой единый экономический, политический и социально-культурный организм в качестве центра Кокандского ханства — одного из трех узбекских ханств, покоренных Российской империей во второй половине XIX века. В середине 1920-х годов большевики решили осуществить радикальное национально-территориальное размежевание Средней Азии, поделив регион между только что созданной Узбекской ССР и получившими статус союзных республик несколько позже Таджикской и Киргизской автономиями.

По ходу размежевания Москва часто игнорировала этнические аспекты, а также сложившиеся в регионе экономическое и социально-культурные связи. Конечно, учесть все нюансы при размежевании было просто невозможно. Да и возникающим коллизиям в то время не придавали большого значения: границы между среднеазиатскими республиками носили сугубо административный характер, и Москва всегда могла выступить арбитром в разрешении любых противоречий. Все изменилось после распада СССР: три среднеазиатские республики обрели независимость и принялись активно отстаивать национальные интересы в регионе.

Сказать, что ничего не делается, нельзя. Так, с Узбекистаном большая часть границ уже оформлена надлежащим образом. На данный момент делимитации подлежит участок длиной 390 километров из 1400, то есть около 15 процентов общей протяженности. Не согласованные между двумя республиками участки большей частью находятся в горных районах.

А вот с Таджикистаном ситуация гораздо сложнее.

Бишкек и Душанбе так и не сумели договориться по этим вопросам. Прежде всего потому, что стороны предпочитают пользоваться разными картами при обосновании своего права на тот или иной участок спорной территории. В Душанбе границы определяют по документам, созданным на базе территориального размежевания конца 1920-х годов. В Бишкеке же оперируют картами с учетом изменений административных границ второй половины 1950-х. Эта правовая коллизия накладывается на нежелание сторон разговаривать в принципе, что делает процесс делимитации невозможным.

Собственно, все бы так и оставалось, если бы не вступление Киргизии в ЕАЭС. В итоге проблема, разумеется, опять вернулась в Москву — еще в конце прошлого года группа экспертов-топографов была вынуждена отправиться в столицу РФ для поиска в архивах министерства обороны карт различных лет издания и правовых материалов, которые могли бы помочь в уточнении государственных границ республики. Понятно, что Кремль посодействует и интенсификации вялотекущего диалога о делимитации границ с Душанбе — иначе союз просто бы не сложился.

Стоит отметить один любопытный момент. Уже сейчас киргизские эксперты, наблюдающие за ситуацией, нашли своеобразный выход из приграничного тупика. По их мнению, раз уж самым вероятным следующим кандидатом на вступление в Евразийский союз является Таджикистан, вопрос о разграничении спорных участков границы между республиками можно и отложить. Дескать, ведь после присоединения Душанбе к «евразийскому клубу», граница Киргизии и Таджикистана станет своего рода внутренней, что автоматически снизит накал страстей на некоторое время, дав при этом Москве возможность снова выступить арбитром в этом сложном вопросе. Однако есть и минусы. Если даже оставить за скобками дискуссию о параметрах вступления Таджикистана, внутри Евразийского союза возникнет очередной тлеющий конфликт, который, как показывает новейшая история Средней Азии, может в любой момент вспыхнуть.

Автор: Александр Воробьев
Источник: http://lenta.ru/

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


Ещё статьи из рубрики «АНАЛИТИКА»:
Ещё статьи из рубрики «Геополитика и безопасность»:
Статьи по теме:

Архив материалов

Октябрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Сен    
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031  

Обсуждение


 
a