Новости СМИ2

Оборонка обойдется без ЕС и НАТО

l-1269018 июля премьер-министр Дмитрий Медведев поручил Минфину и Минпромторгу до июля решить вопрос об авансировании до 80% программ по импортозамещению военной продукции НАТО и Евросоюза. Распоряжение было принято по итогам совещания о мерах поддержки организаций оборонно-промышленного комплекса, состоявшегося 19 июня в Кубинке.

Ранее 1 июля вице-премьер РФ Дмитрий Рогозин на «Правительственном часе» в Государственной Думе сообщил, что к 2018 году Россия сможет полностью преодолеть технологическую зависимость от Украины. Следующим этапом будет замещение комплектующих из стран НАТО и ЕС. Он добавил, что комплектующие украинского производства применялись в 186 отечественных образцах вооружений и военной техники. 571 образец должен быть заменен к 2018 году, всего же зависели от иностранных комплектующих 640 образцов вооружения и техники.

Рогозин признал, что западные санкции негативно сказались на некоторых сферах нашего ОПК и космической отрасли. В частности, они сдерживают развитие системы ГЛОНАСС, так как элементно-компонентная база импортировалась из-за рубежа. Впрочем, по словам Рогозина, российское предприятие «Исток» разрабатывает необходимую аппаратуру, и к 2010 году точность определения координат составит 60 см.

«Оружие и военная техника нужны армии уже сегодня, но при этом производить это оружие нужно на современном производстве. Потребуются годы и огромные усилия человеческие, чтобы его установить и разместить», — заявил Рогозин.

7 января этого года заместитель министра обороны Юрий Борисов в интервью «Известиям» признал, что часть комплектующих Россия получала и до сих пор получает от них. Но ни одна страна, по его словам, не производит всю необходимую продукцию на своей территории.

«Проблемы с контрафактом и несоответствием заявленным характеристикам для импортной элементной базы существуют у всех ведущих мировых производителей вооружения и военной техники, просто у нас они сейчас ярко выраженные», — отметил Борисов. По его мнению, импортозамещение — одна из важнейших стратегических задач, решаемых ВПК.

Удастся ли нам заместить западные комплектующие, если мы пока не можем избавиться от зависимости от Украины?

— Программы импортозамещения были утверждены еще в 2014 году, — говорит военный эксперт, член Экспертного совета при председателе Военно-промышленной комиссии при правительстве РФ Виктор Мураховский. — Думаю, обеспечить их финансирование удастся, потому что основные расходы несут сами оборонные предприятия и холдинги. Когда предприятие получает заказ на поставку комплектующих, которые раньше закупали за рубежом, оно само финансирует необходимое технологическое перевооружение, разработки и так далее.

Но по некоторым направлениям у нас есть федеральные целевые программы, например, по электронной компонентной базе (ЭКБ), которые финансировались независимо от программы импортозамещения. Поручение, о котором говорит Дмитрий Медведев, касается финансирования по некоторым ключевым направлениям, в которых необходимо помочь предприятиям освоить новые технологии. Думаю, это, прежде всего, касается судостроения, то есть замещения по газотурбинным энергетическим установкам, по дизельным двигателям и некоторым другим направлениям.

«СП»: — Дмитрий Рогозин недавно сказал, что полный отказ от украинских комплектующих станет возможным только в 2018. В чем главная сложность этого процесса?

— Есть несколько сотен наименований продукции, которую Украина поставляла России. Подавляющее большинство из этой номенклатуры — это мелкие изделия, типа кабельной продукции, соединителей и так далее. Все это сейчас, конечно, уже замещено российскими предприятиями. Кроме того, есть более крупные компоненты, например, двигатели для ракет некоторых видов, головки самонаведения или прицелы для противотанкового ракетного комплекса «Хризантема». Все это в течение текущего года будет заменено на продукцию российских или белорусских предприятий.

Но есть и крупные позиции. Например, газотурбинные главные энергетические установки для кораблей, которые поставлял «Зоря» — «Машпроект» из Николаева. Также это вертолетные двигатели, которые производит «Мотор Сич», и самолетные двигатели для Як-130, которые мы покупали у «Ивченко-Прогресса». Необходимо порядка трех-четырех лет, чтобы полностью заместить крупные серьезные позиции на аналоги российского производства.

«СП»: — А когда мы сможем заместить продукцию из стран НАТО и ЕС?

 — По некоторым направлениям мы до сих пор продолжаем сотрудничество со странами НАТО. Например, с Францией и Италией. Надо понимать, что в странах ЕС и НАТО мы никогда не закупали конечную продукцию военного назначения. Оттуда к нам поступает в основном электронная компонентная база и некоторые узлы для оптоэлектроники. По этим направлениям пока ничего не сворачивалось. За исключением ЭКБ, предназначенной для космических систем. Но мы нашли партнеров в Китае, с которыми договорились не просто о закупке этих компонентов, но о создании совместных с китайцами производств на российской территории.

Все остальное решаемо и, думаю, мы продолжим сотрудничество с некоторыми странами ЕС и НАТО, но больше внимания будем уделять кооперации со странами Азии. Не секрет, что самые крупные в мире производители электронной компонентной базы — это Южная Корея и Тайвань, а отнюдь не США или европейские страны.

«СП»: — В каких компонентах мы наиболее зависимы от стран Запада?

— В основном это электроника. Также это средства связи, оптоэлектронные системы, такие, как тепловизоры. Но, во-первых, мы тоже работаем в этом направлении. А во-вторых, наши партнеры на Западе принимают свои меры, чтобы не терять деньги. Например, возможны поставки не напрямую. Эти механизмы были отработаны еще во времена Советского Союза, когда существовала целая организация, занимающаяся поставками в СССР запрещенной промышленной и военной продукции. Мы умеем работать в таких условиях. Не большой секрет, что некое украинское предприятие тоже продолжает поставки в России, но не напрямую.

Заместитель директора центра анализа мировой торговли оружием Владимир Шварев отмечает, что от Украины мы более зависим в плане поставок комплектующих, чем от Запада.

— Сжатые сроки, о которых говорит Дмитрий Медведев, касаются только определения перечня предприятий, которые могут производить определенную номенклатуру, и разработку программы по финансированию этих работ в районе 80%. Но сама работа начнется позднее. Думаю, несмотря на определенные экономические трудности, она будет выполнена, потому что здесь стоит вопрос о нашем выживании, как государства.

«СП»: — В каких областях ОПК мы наиболее импортозависимы?

— Мы импортозависимы по вертолетным двигателям, причем от Украины. От нее же мы зависим в части поставок силовых установок для кораблей первого ранга, скажем, фрегатов. Их поставлял завод «Зоря» — «Машпроект». Сейчас мы испытываем с этим большие проблемы, идет даже некоторая приостановка реализации наших судостроительных программ. Со стороны Западной Европы мы в большей степени зависели от мелких изделий типа оптоэлектроники для танков. Причем по большей части мы покупали на Западе то, что нашей собственной армии не нужно.

«СП»: — В каком смысле?

— Эти комплектующие преимущественно были нужны для импортной продукции. Взять хотя бы различные оптоэлектронные системы для танков. Они закупались во Франции и ставились на танки, которые мы поставляли в Индию. Причем это было требованием индийской стороны. Мы освоили производство этих систем на Вологодском заводе.

Наши контакты с европейскими компаниями в основном начинались по требованию наших же иностранных заказчиков основных систем вооружений. Они хотели, чтобы, допустим, на российском самолете стояла система производства Франции, Италии или другой страны. Естественно, какая-то часть этих изделий потом стала устанавливаться на образцы техники, которая поставлялась в российскую армию.

Хочу отметить, что Украина с точки зрения нашего импорта военной техники занимала ведущее место. То, что мы закупали у Евросоюза и стран НАТО, не идет ни в какое сравнение по объемам. Именно по основной номенклатуре — вертолетным двигателям и силовым установкам для кораблей. С моей точки зрения, импорт из стран ЕС и НАТО заместить гораздо проще, чем из Украины.

«СП»: — То есть даже полная потеря западных комплектующих не так страшна?

— Нет, это критически не скажется на нашей обороноспособности. Что касается импортозамещения украинских товаров, оно начинается, но здесь будет более сложно, чем с Западной Европой и НАТО.

«СП»: — Почему? Например, еще в апреле сообщалось, что НПО «Сатурн» готово заместить продукцию николаевского предприятия «Зоря» — «Машпроект»…

— Большое видится на расстоянии. На «Сатурне» еще до ухудшения отношений с Киевом шли разработки новых двигателей для корабельных установок. Но для других типов кораблей. Когда речь зашла о разрыве отношений с Украиной, пришлось переориентироваться на те силовые установки, которые поставляли оттуда. Возможно, этот момент сыграл негативную роль в том, что судостроительные планы сдвинулись по времени — собирались выпускать одни силовые установки, а придется делать другие.

Вторая проблема в том, что у такого сложного изделия очень много поставщиков комплектующих. У нас этого сначала не учитывали. Но дело в том, что на ту же силовую установку условно работали, кроме основных заводов, 20−30 предприятий, которые поставляли комплектующие. Причем половина из них, опять же, из Украины.

Нам нужно наладить цепочку комплектаторов. Это самый сложный вопрос. Изготовление готового изделия станет возможно тогда, когда будет налажена кооперация уже российских предприятий. Этим занимаются, но это более сложно, чем выпуск готового изделия.

«СП»: — Нужно ли нам стопроцентное импортозамещение?

— Конечно, нельзя производить всю продукцию ОПК на своей территории. Естественно, мы переориентируемся на те же азиатские страны, с которыми у нас достаточно хорошие отношения. Даже с Японией, с которой у нас есть нерешенный территориальный спор, у нас были неплохие отношения с экономической точки зрения. Правда, сейчас они присоединились к санкциям.

Зато их не поддержала Южная Корея. А Китай вообще наш основной партнер. Изделия так называемой радиоэлектронной компонентной базы могут быть закуплены в Китае во время нашего восстановления. И даже после того, как мы наладим собственное производство, часть можно закупать в Китае и на Тайване, в других странах, которые к нам дружественно относятся. Это мировая практика. Те же США огромное количество компонентов закупают за рубежом. Радиоэлектронные базы они вообще импортируют из Китая.

В этом вопросе нужно соблюдать баланс. Если одна страна отпадет, нужно быстро заменить ее на другую либо в случае форс-мажора наладить это производство у себя. Оптимальный объем самодостаточности страны — это 90% самостоятельного производства вооружений и техники.

Автор: Мария Безчастная
Источник: http://svpressa.ru/

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


Ещё статьи из рубрики «АНАЛИТИКА»:
Ещё статьи из рубрики «Геополитика и безопасность»:

Архив материалов

Март 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Фев    
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Обсуждение