Новости СМИ2

Румынский плацдарм США

5d6da09e48a1529886dc8a69c37a87b0С конца октября Румыния вслед за Польшей начала реализацию знаковых мероприятий в сфере национальной безопасности — размещение на собственной территории военных объектов иностранного государства: Соединенные Штаты приступили к передислокации своего Центра транзитных перевозок из киргизского аэропорта "Манас" на военно-воздушную базу в румынский город Констанцу. Кроме того, Вашингтон провозгласил, что в румынском Девеселу в рамках реализации второго этапа создания национальной ПРО на европейском театре военных действий (ТВД) вскоре появится батарея наземного базирования с американскими ракетами-перехватчиками.

Что стоит за этим хитросплетением событий? Как кажется, каждая из участвующих сторон уже выстроила многоходовую комбинацию.

Интересы сторон: внезапное совпадение пазлов

В современных реалиях давний постулат "хочешь мира — готовься к войне" утрачивает свое мистическое значение. Сегодня актуальна многоликая военная хитрость мирного времени, выражаемая формулами привлечения союзников. Высший пилотаж времени — "продажа" своего геополитического положения за обеспечение физической безопасности чужими силами. Так предусмотрительно поступили балтийские государства, прикрывшись боевой авиацией НАТО. По такому же пути пошла и заметно окрепшая в военном отношении Польша, когда дала согласие на размещение американских ракетных комплексов Patriot на своей территории. И именно так следует оценивать перспективы развертывания батареи наземного базирования с американскими перехватчиками SM-3 IB в Румынии.

Ввод системы стоимостью в 134 млн долл. в эксплуатацию запланирован на 2015 г. В будущем предусмотрено, что в рамках третьего этапа развертывания (с 2018 г.) на территориях Румынии и Польши появятся новые ракеты-перехватчики SM-3 Block IIA. Если комплексы SM-3 IB будут способны осуществлять перехват ракет дальностью 3–5,5 тыс. км, то новые системы должны "доставать" и межконтинентальные баллистические ракеты.

Накачивание военных мускулов Румынии американским ракетным и авиационным "протеином" началось не вдруг. Формально договор между Вашингтоном и Бухарестом от 2005 г. позволяет Соединенным Штатам использовать несколько военных баз на территории Румынии для складирования и переброски оборудования, а также учебной подготовки военнослужащих. Что касается размещения объектов системы ПРО, то этот вопрос тоже был решен давно. Еще в 2010 г. Высший совет обороны Румынии одобрил планы участия в размещении американских ракет-перехватчиков нового поколения, а в 2011 г. Вашингтон и Бухарест подписали соответствующее соглашение.

Однако почему США столь настойчиво закрепляются в странах Центральной и Восточной Европы (ЦВЕ), а последние столь охотно идут на предоставление своих территорий? Нельзя не заметить, что в этом многослойном деле неожиданно совпали многочисленные шестеренки интересов, выстроив единый, действенный механизм.

Штаты давно держат в прицеле своих долгоиграющих планов именно государства ЦВЕ, новых членов Североатлантического альянса. Как известно, Парижу и Берлину уже приелась игра заокеанских партнеров в Европе и от вынашивания планов они перешли к осторожным действиям по вытеснению американцев с континента. Создав же долгосрочные военные плацдармы на территории небольших, не особо сильных в военном смысле стран ЦВЕ, можно за счет оборонной опеки получить долговременную поддержку бесконечно благодарных союзников на международной арене и создать хороший противовес Франции и Германии.

Мотивы Польши и Румынии несколько отличны. Варшава все еще испытывает психологический дискомфорт, а порой даже и настоящие приступы фобии от возможного пробуждения на востоке агрессивного "российского медведя". И потому намеревается закрыться непробиваемым оборонным панцирем и создать на востоке буферную зону. Вот почему Варшава не скрывает удовольствия от развития отношений с Вашингтоном и размещения объектов ПРО, связывая это прежде всего с гарантированным ограждением себя от потенциальных амбиций России. На радость полякам, 5 ноября госсекретарь США Джон Керри подтвердил в Варшаве неизменность курса на развертывание системы ПРО.

Что же касается Бухареста, то оборонный потенциал Румынии и экономические возможности его усиления существенно уступают выросшим амбициям. И не исключено, что за приглашением американцев кроется и определенный экономический интерес. Тот же Киргизстан получал 60 млн долл. в год непосредственно за аренду авиабазы и еще 140 млн долл. — за ее всестороннее обслуживание. Наверняка Бухарест рассчитывает на лояльность Вашингтона в приобретении некоторых оборонных технологий и бэушных вооружений. Например, Румыния годами тянула с принятием решения о приобретении у Португалии нескольких подержанных истребителей F-16 Fighting Falcon.

В реализации планов по наращиванию военного потенциала Бухарест довольно последователен. К примеру, он увеличивает оборонный бюджет на 0,3% ВВП ежегодно, намереваясь достичь к 2016 г. 2% ВВП. (В текущем году оборонные расходы Румынии составят около 1,73 млрд долл., или 1,25% ВВП.) Также стоит отметить, что Бухарест уже заявил о желании перейти на истребители пятого поколения, включая F-35 Lightning II, но до 2016 г., по всей видимости, будет использовать преимущественно старые советские МиГ-21.

Конечно, в столицах ключевых европейских игроков НАТО не в восторге от наращивания военного потенциала Соединенных Штатов в странах Центральной и Восточной Европы. Но им приходится мириться главным образом по причине технологического отставания от США и отсутствия четкой консолидированной позиции относительно развития военных структур Евросоюза. Более того, в прессу просочилась информация, что Соединенные Штаты могут в 2014 г. стать ассоциированным членом Еврокорпуса. Это ясно свидетельствует о растущем влиянии американцев на европейском субконтиненте и явном отсутствии желания отпустить Европу в свободное плавание.

Но менее всего такой ход событий устраивает Россию. Москва рассматривает создание американской ПРО в Европе в качестве прямой угрозы своим жизненно важным интересам. Об этом, кстати, прямо указано в военной доктрине РФ, утвержденной президентом РФ 5 февраля 2010 г. Потому-то Москва вынуждена не только активнее перевооружаться сама, но и наращивать потенциал соседней Беларуси. В частности, объявлено о дополнительном перемещении российской истребительной авиабазы и четырех дополнительных дивизионах ракетных систем С-300. Москва пытается "сигналить" о своем неудовольствии на всех уровнях, пугая перемещением оперативно-тактических ракетных комплексов "Искандер" и ядерного оружия поближе к западным границам. И старательно "играет в войну" у самых западных кордонов, проводя совместно с белорусами масштабные маневры "Запад-2013".

Итак, на фоне американской военной активности некоторые государства Европы вполне успешно решают стратегические вопросы безопасности. Но нельзя не заметить: общая геополитическая обстановка вследствие растущих противоречий Соединенных Штатов и Российской Федерации на фоне сдержанных позиций ключевых игроков европейского субконтинента заметно ухудшилась, напряженность продолжает расти и может при определенных условиях достичь уровня противостояния. Не разыгрывается ли в этом деле украинская карта?

Уроки для Украины: провал "политики маневрирования"

Совершенно очевидно, что назидательные уроки для Украины имеются во многих пересекающихся областях — политике, военной безопасности, экономике, технологиях.

Как политического игрока Украину вытеснили из игры под названием ЕвроПРО. Несмотря на то, что именно Украина, будучи правопреемницей Договора ПРО 1972 г., не раз высказывала заинтересованность в участии в переговорах, вполне справедливо заявляя о необходимости трехсторонних консультаций относительно размещения объектов ПРО в Румынии. Но в целом консолидированной позиции государства не было: со сменами власти менялись и подходы к решению проблемы ПРО.

Во времена Леонида Кучмы (в частности в 2001 г.) Украина активно выступала за создание ЕвроПРО как первого шага общеевропейской системы безопасности, подразумевая участие США и РФ. Но уже с 2007 г. президент Виктор Ющенко и премьер-министр Виктор Янукович демонстрировали едва ли не противоположные позиции. И хотя в 2009 г. глава украинского государства В.Ющенко подтвердил готовность участия в ПРО, уже в 2011 г. его преемник В.Янукович заявил: "Мы не собирались, не собираемся, и, я уверен, не будем участниками строительства этой системы".

Испарился и высказываемый Киевом экономический интерес к сотрудничеству в рамках проекта. Так, еще в 2002 г. Украина вела с Соединенными Штатами переговоры о возможном участии в создании НПРО: тогда в Вашингтоне об украинских возможностях убедительно рассказывал глава Госкомиссии по вопросам ОПК Украины Владимир Горбулин. А в 2003–2004 гг. днепропетровские КБ "Южное" и ПО "Южмаш" вместе с харьковским "Хартроном" успешно выполнили заказы американских Lockheed Martin Missile (генеральный подрядчик в НПРО США), Boeing и Northrop Grumann.

В 2006 г. в Украине даже побывал заместитель руководителя Агентства противоракетной обороны военного ведомства США Марвин Макнамара. Тема опять развилась, появились контракты, с которыми успешно справился "Укроборонсервис". Говорят, что участники двухстороннего семинара в 2007 г. в евпаторийском Национальном центре управления и испытания космических средств даже обсуждали возможности контракта на разработку технических данных противоракет для перехвата российских ракетных комплексов типа "Тополь-М". Но с приходом к власти Барака Обамы нить сотрудничества неожиданно оборвалась. Бывший посол США в Украине, а ныне ключевой американский эксперт в области безопасности Стивен Пайфер объяснял такую позицию Белого дома поиском компромиссов с Кремлем, а также размытостью самой украинской позиции.

Со временем и без того слабый ручеек взаимного интереса окончательно пересох. Даже несмотря на очень реальные предложения по установке на украинском крейсере "Украина" противоракетной платформы с размещением ее в Черном море, как раз на потенциальной траектории полета иранских ракет.

В этой ситуации украинско-иранское экономическое сотрудничество может столкнуться с определенными рисками, следствием которых будут информационные атаки. В свое время Украина передала Ирану технологию производства региональных пассажирских самолетов Ан-140. А ныне ГП "Антонов" готовится к новому проекту — продвижению на иранский рынок недавно созданного самолета Ан-158. Самое время вспомнить, что за отказ участвовать в строительстве Бушерской АЭС в Иране наша страна так и не получила достойной компенсации…

В ситуации, когда Украина, не найдя себя в ПРО, оказалась за его скобками, развертывание объектов ПРО и военной авиабазы США в Румынии явно противоречит интересам Киева. Положение усугубляет то, что Украина получила у своих границ окрепшее в военном отношении государство, отдельные политики которого периодически предъявляют ей территориальные претензии. А на своей территории Киев все еще имеет военную базу государства, вступающего на путь противостояния с американо-натовской системой.

С объявленным внеблоковым собственным статусом и растущими арсеналами вокруг границ Киев чувствует себя все более неуютно. И пусть эти арсеналы направлены не на украинскую территорию, но как быть с тем фактом, что именно украинская земля лежит посреди ощетинившихся сторон? Усилились даже те государства, что выглядели явно слабее Украины: Румыния — за счет США, Беларусь — за счет России.

Киев в целом заметно теряет от развития противоракетной игры. Есть превосходная философская картинка для изображения ее положения в новых геополитических реалиях. Стоит представить себе человека, засунувшего одну ногу в раскаленную печь, а другую — в холодильник. Какой-нибудь статистик может вполне резонно заявить, что в среднем этот человек чувствует себя неплохо. Но мы-то знаем, каково ему…

Источник: http://csef.ru/

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


Ещё статьи из рубрики «АНАЛИТИКА»:
Ещё статьи из рубрики «Геополитика и безопасность»:

Архив материалов

Март 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Фев    
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Обсуждение