ШОС – это по-нашему

шосГлавным событием саммита ШОС в Уфе стало решение о присоединении к организации Индии и Пакистана.

Этот вопрос откладывался в течение многих лет. Сама процедура приема новых стран может и затянуться. Но чем раньше Индия и Пакистан станут полноценными членами ШОС, тем быстрее начнут сказываться на евразийской безопасности позитивные последствия этого события.

Основы и катализаторы

Международно-правовой базой ШОС стали документы, принятые СССР/Россией, центральноазиатскими государствами и Китаем, а именно:

  “ Индия и Пакистан могут помочь стабилизировать ситуацию в Афганистане, что становится все более актуальным в связи с выводом из этой страны большей части международного контингента ”

    Соглашение между правительствами СССР и КНР о руководящих принципах взаимного сокращения вооруженных сил и укрепления доверия в военной области в районе советско-китайской границы (1990);

    Соглашение между правительствами Казахстана, Киргизии, Российской Федерации и Таджикистана о ведении переговоров с правительством Китайской Народной Республики (1992);

    Меморандум о взаимопонимании между правительствами РФ и КНР по вопросам взаимного сокращения вооруженных сил и укрепления доверия в военной области в районе границы (1992);

    Соглашение между РФ, Казахстаном, Киргизией, Таджикистаном и КНР об укреплении доверия в военной области в районе границы (1996);

    Соглашение между РФ, Казахстаном, Киргизией, Таджикистаном и КНР о взаимном сокращении вооруженных сил в районе границы (1997).

Подписанное в Шанхае соглашение 1996 года послужило основой для формирования «Шанхайской пятерки», члены которой стали вырабатывать коллективные подходы к вопросам безопасности. Так на свет появилось соглашение 1997 года, установившее уровень сил общего назначения в стокилометровой зоне у границ между странами «Пятерки». Количество военнослужащих в этой зоне не должно было превышать 130,4 тысячи человек.

Документы 1990–1997 годов позволили пяти государствам создать механизм укрепления мер доверия, ставший краеугольным камнем региональной безопасности. По мнению национального координатора России в ШОС Кирилла Барского, опыт реализации мер доверия между членами «Шанхайской пятерки» может быть востребованным и в настоящее время в Азиатско-Тихоокеанском регионе.

15 июля 2001 года Декларацию о создании Шанхайской организации сотрудничества подписали Казахстан, Китай, Кыргызстан, Россия, Таджикистан и Узбекистан. Позже ШОС приняла еще три документа, в которых зафиксированы идеи и принципы, разделяемые государствами – членами организации: Хартия ШОС, Декларация пятилетия организации и Договор о долгосрочном добрососедстве, дружбе и сотрудничестве государств – членов ШОС.

Если основой для создания организации стал опыт реализации мер доверия между СССР/Россией, центрально-азиатскими государствами и Китаем, то непосредственным катализатором ее возникновения – угрозы, исходившие из Афганистана в конце 90-х. Как вспоминает Виталий Воробьев, специальный представитель президента России по делам ШОС в 1998–2006 годах, идея такой региональной организации родилась из коллективного осознания необходимости коалиции для сдерживания данных угроз.

Это определило повышенное внимание к ситуации в Афганистане, о чем свидетельствуют такие события, как создание в 2005 году контактной группы «ШОС-Афганистан» и получение в 2012-м Кабулом статуса наблюдателя при ШОС. Глава Афганистана впервые был приглашен на саммит организации в 2004 году, а с 2006-го ежегодно участвовал в таких встречах как гость.

Также странами-наблюдателями стали Монголия (2004), Индия, Иран и Пакистан (2005), а партнерами по диалогу – Беларусь, Шри-Ланка (2009) и Турция (2012). Было налажено и сотрудничество с ООН, СНГ, ОДКБ, ЕврАзЭС, АСЕАН. За короткий период у организации появилось почти столько же внешних партнеров, сколько у АСЕАН за 45 лет.

Против трех «измов»

Главной целью ШОС в области безопасности изначально заявлена борьба против сепаратизма, экстремизма и терроризма. Согласно тексту Конвенции о борьбе с этими тремя силами зла, принятой 15 июня 2001 года, сотрудничество государств – членов ШОС в области безопасности предполагает обмен информацией, выполнение запросов о проведении оперативно-розыскных мероприятий, разработку и принятие согласованных мер для предупреждения преступлений, квалифицируемых как терроризм, сепаратизм и экстремизм, а также для их выявления и пресечения на собственной территории. Кроме того, члены организации обязаны делать все возможное для предупреждения финансирования, поставок вооружений и боеприпасов, оказания иной помощи террористам, сепаратистам и экстремистам, включая их подготовку.

Наиболее заметной формой сотрудничества в области безопасности стали военные учения ШОС. По мнению некоторых обозревателей, это отражает преимущественно военные подходы в борьбе с новыми угрозами, которых придерживаются все члены организации.

Как неоднократно подчеркивали представители Министерств обороны России и Китая, учения под эгидой ШОС не направлены против третьих стран и позволяют, как считает китайский военный эксперт Ли Дагуан, решать следующие задачи:

    осваивать новые области сотрудничества в рамках ШОС;

    способствовать борьбе с сепаратизмом, экстремизмом и терроризмом, обеспечению региональной стабильности;

    повышать эффективность механизмов мобилизации вооруженных сил на случай необходимости реагировать на непредвиденные инциденты;

    улучшать взаимопонимание вооруженных сил членов ШОС и обеспечивать возможность обмена опытом.

Организацией были проведены следующие военные учения (ВУ) на двусторонней и многосторонней основах:

    китайско-киргизские совместные ВУ (2002) на границе двух государств (первые в рамках ШОС);

    первые многосторонние ВУ «Союз-2003» с первой фазой в Казахстане и второй – в Китае. В них приняли участие военнослужащие из Китая, Казахстана, Киргизии, России и Таджикистана;

    китайско-российские ВУ «Мирная миссия-2005» во Владивостоке, на полуострове Шаньдун и в примыкающей к полуострову морской акватории (присутствовали наблюдатели Индии, Ирана, Пакистана и Монголии);

    совместные учения вооруженных сил государств – членов ШОС «Мирная миссия-2007» на 225-м общевойсковом полигоне вблизи Чебаркуля (Россия) с участием военнослужащих Казахстана, Киргизии, Китая, России, Таджикистана и Узбекистана, наблюдателей от Ирана и Монголии;

    китайско-российские ВУ «Мирная миссия-2009» в Хабаровске и на полигоне Таонань (Китай), в которых приняли участие по 1300 человек с каждой стороны;

    совместные учения «Мирная миссия-2010» на полигоне Матыбулак (Казахстан) с участием военнослужащих Казахстана, Киргизии, Китая, России, Таджикистана и Узбекистана, наблюдателей от Белоруссии, Индии, Ирана, Пакистана и Турции;

    совместные учения «Мирная миссия-2012» на полигоне Чорух-Дайрон (Таджикистан) с участием военнослужащих Казахстана, Киргизии, Китая, России и Таджикистана (всего более 2000 человек и 500 единиц боевой техники);

    китайско-российские ВУ «Мирная миссия-2013» на 225-м общевойсковом полигоне вблизи Чебаркуля;

    совместные учения «Мирная миссия-2014» на полигоне Чжужихэ (Китай) с участием военнослужащих Казахстана, Киргизии, Китая, России и Таджикистана (всего более 7000 человек), наблюдателей от Афганистана, Индии, Ирана, Монголии и Пакистана.

В данном контексте необходимо упомянуть и китайско-российские военно-морские учения «Голубой щит мира» (2009) в Аденском заливе (с обеих сторон были задействованы девять боевых кораблей и судов обеспечения), «Морское взаимодействие-2012» в акватории Желтого моря (25 кораблей и судов), «Морское взаимодействие-2013» в Японском море (не менее 15 кораблей и судов), «Морское взаимодействие-2014» в Восточно-Китайском море (12 кораблей, две подводные лодки) и «Морское взаимодействие-2015» в Эгейском море (10 кораблей). Все они проводились не под эгидой ШОС, но носили антитеррористический и спасательный характер, поэтому соответствовали духу сотрудничества государств.

Для борьбы с терроризмом 7 июня 2002 года ШОС создала специальный орган, подписав Соглашение между государствами – членами организации сотрудничества о Региональной антитеррористической структуре (РАТС). Первым главой Совета РАТС стал Сергей Смирнов, заместитель директора ФСБ России, а исполнительного комитета – Вячеслав Касымов, заместитель председателя Службы национальной безопасности Узбекистана. РАТС выступила соорганизатором отдельной серии антитеррористических учений (АТУ):

 «Восток-Антитеррор-2006» на территории Узбекистана с участием 300 сотрудников специальных служб государств – членов ШОС;

китайско-казахстанские АТУ спецслужб «Тянь-Шань-1» (2006) в приграничных районах Казахстана на первом этапе и Китая – на втором;

совместные АТУ спецслужб государств – членов ШОС «Иссык-Куль-Антитеррор-2007» на полигоне «Эдельвейс» и Орто-Токойском водохранилище (Киргизия);

совместные АТУ «Волгоград-Антитеррор-2008» на базе нефтеперерабатывающего завода ООО «Лукойл-Волгограднефтепереработка»;

совместные АТУ «Норак-Антитеррор-2009» на полигоне Фархабад (Таджикистан);

совместные АТУ «Саратов-Антитеррор-2010» в районе Саратова и на острове Васяткине в пойме Волги;

совместные АУ «Тянь-Шань-2-2011» в районе города Кашгара (Китай);

совместные АТУ «Восток-Антитеррор-2012» на полигоне Фориш (Узбекистан);

совместные АТУ «Казыгурт-Антитеррор-2013» на полигоне Актас (Казахстан);

российско-китайские показательные тренировки пограничных служб «Восток-2014» в городе Маньчжурия (Китай).

Трансформация старых угроз и появление новых заставляют искать адекватные ответы на поступающие вызовы. 17 июня 2004-го подписано Соглашение о сотрудничестве в борьбе с незаконным оборотом наркотических средств, психотропных веществ и их прекурсоров. А в марте 2009-го одобрен План действий государств – членов Шанхайской организации сотрудничества и Исламской Республики Афганистан при столкновении с проблемами терроризма, незаконного оборота наркотиков и организованной преступности. В 2006-м создана экспертная группа по вопросам кибербезопасности, результатом деятельности которой стал проект Международного кодекса поведения в области информационной безопасности, переданный на рассмотрение ООН в 2011 году. Весной 2012-го принято решение о создании спецподразделения для борьбы с преступлениями в киберпространстве.

В 2006 году на заседании Совета министров иностранных дел ШОС принято негласное решение о моратории на прием новых членов, который позже подтверждался на встречах организации в 2006, 2007 и 2010-м. 11 июня 2010 года подписано Положение о порядке приема новых членов, но таковыми организация так и не пополнилась. Не появятся они и в 2015-м. Но на саммите в Уфе принято решение о начале процедуры присоединения Индии и Пакистана.

Способна ли организация в данном составе эффективно бороться с тремя силами зла и другими вызовами региональной безопасности? Проректор Дипломатической академии МИДа России Александр Лукин полагает, что бурное развитие событий в регионе ответственности делает актуальным вопрос о расширении организации. В числе государств, членство которых в ШОС видится Лукину наиболее желательным, названы Индия, Пакистан, Афганистан и Монголия.

Некоторые входящие в организацию государства предпочитают создавать новые форматы для обсуждения афганской проблемы вместо того, чтобы использовать общую площадку. Так, Узбекистан в 2008 году выступил с инициативой по формированию миротворческой группы «6+3» под эгидой ООН, которая включила бы Иран, Китай, Пакистан, Таджикистан, Туркмению, Узбекистан, а также Россию, США и НАТО. Россия и Таджикистан инициировали «Душанбинскую четверку», в рамках которой прошли встречи лидеров Афганистана, Пакистана, России и Таджикистана на высшем уровне в Душанбе (2009, 2011) и Сочи (2010) и на высоком уровне в Нью-Йорке (2010) и Триесте (2009, без Таджикистана). Но в 2012 году формат «Душанбинской четверки» фактически прекратил свое существование.

Расширение ШОС за счет таких государств, как Индия и Пакистан, неминуемо приведет к глубоким изменениям в организации, начиная с укрупнения аппарата ШОС, добавления к русскому и китайскому рабочим языкам английского и заканчивая усложнением процесса принятия решений.

Несомненно, работу организации усложнит факт существования территориальных споров между Индией и Китаем, Индией и Пакистаном. Но без принимаемых в ШОС южноазиатских государств организация не сможет полноценно рассматривать и решать афганские проблемы.

Новые вызовы безопасности региона требуют от организации определенной трансформации и Россия должна принять в этом самое непосредственное участие. По мнению Виталия Воробьева, спецпредставителя президента РФ по делам ШОС в 1998–2006 годах, от Российской Федерации как страны-основателя и ведущего игрока ШОС в решающей степени зависит дальнейшая эволюция этой полезной для стратегических российских интересов организации. Получение Нью-Дели и Исламабадом, с которыми у Москвы сложились хорошие отношения, полноценного членства позволит России усилить влияние на развитие ШОС в своих и общих интересах, в том числе в области безопасности.

Источник: http://vpk-news.ru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


Ещё статьи из рубрики «АНАЛИТИКА»:
Ещё статьи из рубрики «Концепции и доктрины»:

Архив материалов

Октябрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Сен    
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031  

Обсуждение


 
a