Новости СМИ2

Узбекистан укрепляет границу с Афганистаном

узбекистанСоветник президента Афганистана по вопросам национальной безопасности Мохаммад Ханиф Атмар провел переговоры в Ташкенте с представителями правительства, министерства обороны и пограничного ведомства Узбекистана. Предметом детального обсуждения стала активизация талибов, а также боевиков террористической организации «Исламское движение Узбекистана» (ИДУ) на севере Афганистана. Стороны договорились об обмене оперативной и аналитической информацией и разработке схемы оперативного взаимодействия пограничников двух стран. По данным независимой некоммерческой организации «Сеть аналитиков Афганистана», граница Узбекистана с Афганистаном протяженностью 137 километров является наиболее защищенным участком границы постсоветских стран с этим государством. Она проходит по Амударье в ее самом широком среднем течении и считается одной из наиболее тщательно охраняемых в мире, уступая разве что барьеру между Северной и Южной Кореями. Эта линия оборудована защитными инженерными сооружениями, включая забор из колючей проволоки под напряжением 380В, сплошные минные поля, да и они интенсивно и отнюдь не миролюбиво патрулируются. Известен эпизод, произошедший в марте 2013 года, когда небольшая группа афганских пограничников проникла на остров Арал-Пайгамбар, находящийся под юрисдикцией Узбекистана. «Трое сотрудников пограничной полиции из уезда Кальдар были убиты, четверым удалось спастись», — отмечала тогда афганская сторона.

Лучше всех в регионе подготовлены войска Узбекистана. Не так давно его армия была признана сильнейшей в Средней Азии, в соответствии с 54-м местом в рейтинге, который был составлен специализированным военно-аналитическим порталом Global Firepower. Как сообщает Sputniknews, на днях в ходе встречи командующего Центральным командованием вооруженных сил США, генерала Ллойда Джеймса Остина III с президентом Узбекистана Исламом Каримовым была достигнута договоренность о поставках обещанной в январе этого года бронетехники — 308 единиц колесных бронемашин с усиленной противоминной защитой (MRAP) и 20 единиц бронированных ремонтно-эвакуационных транспортных средств в рамках программы «Передача излишков вооружений» (Excess Defense Article, EDA). По словам заместителя помощника госсекретаря США по вопросам Центральной Азии Даниэля Розенблюма, Узбекистан нуждается в таких бронемашинах для использования их в борьбе с терроризмом и наркобизнесом. «Они предназначены для защиты персонала, экипажей и пассажиров в регионах, где могут быть взрывные устройства, мины и так далее», — пояснил представитель Госдепартамента. Данные броневики, вопреки ожиданиям, не использовались в Афганистане, а поступят «из других мест». Кроме того, 27 апреля США и Узбекистан подписали документ, согласно которому республика получит от заокеанского партнера на безвозмездной основе оборудование, патрульные катера береговой охраны в водах Амударьи, а также автомобили на общую сумму $6,2 млн.

Несмотря на боеспособность вооруженных сил, плотный контроль над своим участком границы с южным соседом, невзирая на то, что граничащая с Узбекистаном северная афганская провинция Балх является одной и самых спокойных в стране, и, наконец, что там проживают около трех миллионов узбеков, в условиях активизации террористических группировок в Афганистане даже такой рубеж не может гарантировать полную безопасность. Поэтому в Ташкенте понимают важность защиты от угроз, связанных с дестабилизацией обстановки в Афганистане, где буквально накануне движение «Талибан» захватило контроль над более чем 80 деревнями в провинции Кундуз. А в северо-восточной провинции Бадахшан, граничащей с Китаем, Пакистаном и Таджикистаном, талибы захватили крупную базу полиции Тиргаран. Губернатор провинции Шаха Валиуллы Адиба заявил, что «враг получил оружие и боеприпасы, которых им хватит надолго». Захват базы после нескольких дней боев стал, пожалуй, самым большим успехом талибов в Бадахшане с момента отстранения их от власти в 2001 году, передает Reuters. Так отреагировали талибы на требование первого вице-президента Афганистана, этнического узбека, генерала Абдула Рашида Дустума, который дал переместившимся из пакистанского Северного Вазирестана талибам неделю на капитуляцию. Событие на базе получило известность из-за того, что в плену у боевиков оказались 142 служащих местной и пограничной полиции, которые через некоторое время были отпущены на свободу.

Складывающаяся в северном Афганистане обстановка создает возможность воспроизведения так называемой «модели ИГИЛ» экстремистскими группировками в Средней Азии — а именно решительный бросок с территории Афганистана в соседний Узбекистан, как это было во время Баткенских событий в 1999 и 2000 годах. Тогда всего лишь три сотни боевиков ИДУ пытались просочиться из Таджикистана через территорию Киргизии в Узбекистан, поставив на уши весь регион. Или взять ситуацию под контроль после убийства широко известного афганского полевого командира Ахмад Шаха Масуда, когда талибы подходили к границам Средней Азии. Была всего неделя, когда существовала реальная опасность экспансии талибов на территорию Средней Азии. Потом началась операция американцев в Афганистане под названием «Несокрушимая свобода». Так вот за эту неделю расцвели пышным цветом панические настроения среди руководителей среднеазиатских республик. Кто может гарантировать, что такая ситуация не повторится? Ведь неизвестно, что будет после выхода основной части американских войск из Афганистана. Зато известно, что, по словам нового лидера талибов муллы Ахтара Мохаммада Мансура, война в этой стране «будет продолжена до тех пор, пока в Афганистане не будет установлено «исламское правление». Заявление было сделано в ходе его выступления перед делегатами съезда, на котором он был избран на место главы движения «Талибан» после смерти его основателя муллы Омара.

В Узбекистане знают, чем это чревато. Там довольно жестко отстаивают свой суверенитет, национальные интересы и видение проблем. Принцип политики — не идти на компромиссы в вопросах обеспечения безопасности. «Мы не должны недооценивать постоянство и упорство, с которыми террористы создают проблемы в приграничных районах», — считает политолог из Ташкента Яксарт Садиков.

Наряду с внешней в Узбекистане существует и внутренняя угроза. Наиболее уязвимым местом является многонаселенная Ферганская долина с её исламским экстремизмом, находящаяся в эпицентре проблемного сплетения границ Узбекистана, Киргизии, Таджикистана. Удар в эту точку может решить много проблем сразу и без всякой «арабской весны». «Узкими местами», ударив по которым можно взорвать регион, также являются Каракалпакстан и киргизо-узбекское приграничье. Для инициирования конфликта в регионе необходим внешний толчок. В этом и может заключаться роль «исламских террористов», несущих угрозу с территории Афганистана.

Как известно, на прошедшем недавно в Уфе саммите Шанхайской организации сотрудничества (ШОС) Россия передала председательство в организации Узбекистану. Если принять во внимание, что основная задача ШОС в Средней Азии — борьба с терроризмом и экстремизмом, в том числе с влиянием «Исламского государства», и что остро стоит вопрос нестабильности в Афганистане, а Узбекистан жизненно заинтересован в борьбе со всеми этими угрозами, то выходит, что он будет проводить эту политику и через ШОС в рамках своего председательства.

Автор: Борис Саводян

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


Ещё статьи из рубрики «АНАЛИТИКА»:
Ещё статьи из рубрики «Геополитика и безопасность»:

Архив материалов

Май 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Апр    
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031  

Обсуждение