Новости smi2.ru

Мятежная граница: кто угрожает Туркменистану?

1441617305_7221429_bigНа днях в ходе мультимедийного круглого стола в Кабуле главнокомандующий объединенными силами НАТО в Европе Филипп Бридлав рассказал об угрозах со стороны террористической организации «Исламское государство» (ИГ).

По его словам, хотя эта группировка не обладает в Афганистане таким же мощным потенциалом, как в Ираке и Сирии, но её присутствие вызывает озабоченность руководства НАТО. Бридлав не назвал районы, где афганские талибы, не разделяющие идеологию ИГ, избегают конфронтации. Бесспорно, таковым является афгано — туркменская граница. В 1990-е годы она считалась самой спокойной на всем афганском пограничье. Тогда Туркменистан из всех 15 республик бывшего СССР избрал статус нейтралитета. По мнению бывшего посла России в Туркменистане Анатолия Щелкунова, причиной такого выбора стала обида Туркменбаши на Ельцина, который «вместе с Кравчуком и Шушкевичем решал судьбу СССР». Окружение первого российского президента советовало ему, «как оковы с ног, сбросить среднеазиатские республики», чтобы Россия семимильными шагами двинулась вперед. На практике же уход России из Средней Азии и из Афганистана, и не только оттуда, только облегчал реализацию американских геополитических планов и амбиций субрегиональных держав.

Другим последствием безрассудных действий ельцинско-козыревской дипломатии стал всплеск международного терроризма, который приобрел ярко выраженный этноконфессиональный характер и стал угрожать самому существованию молодых государств на этом географическом пространстве. Тогда лидер Туркменистана, обладавший огромными нефтегазовыми богатствами, к которым уже тянулось столько рук извне, инициировал специальную резолюцию ООН о нейтральном статусе своей страны. В частности, это привело к тому, что между правительством Туркмении и движением «Талибан» сложились особые отношения. Сапармурад Туркменбаши лично «сдружился» с муллой Омаром, искренне надеясь после окончательного прихода к власти талибов реализовать проект газопровода Туркменистан — Афганистан — Пакистан. Он не запрещал своим гражданам торговать с талибами, обеспечивая их горюче-смазочными материалами (ГСМ) в пору противостояния Северного альянса, поддерживаемого Россией, Ираном и Узбекистаном, оказывал им дипломатическую поддержку. Однако вышло по-другому. Как говорят афганцы, «пошел баранов стадо стричь, а вернулся — в руках шерсти клок». К неудовольствию Ашхабада США не вовремя поссорились с талибами. И хотя они были разбиты, Сапармурад Туркменбаши не очень беспокоился. Он рассчитывал на благосклонное отношение к себе талибов. До самого последнего времени в Ашхабаде оставались спокойны, что прежние отношения с талибами, выстроенные при Туркменбаши, сохранятся. Однако там не приняли в расчет тот факт, что в мире многое изменилось, изменились и сами талибы.

В последнее время вслед за Ближним Востоком и в Афганистане создан целый букет новых террористических организаций для «освоения» ими трёх регионов: самого Ближнего Востока, Кавказа и Средней Азии. Когда-то давно для организации таких проектов в глобальном масштабе достаточно было бен Ладена с его соратниками. Но сегодня для утилизации огромного постсоветского и даже — берём шире — евразийского пространства требуются уже целые «государства», генерирующие нестабильность, такие как ИГИЛ или «Хорасан», территории которых лежат в непосредственной близости от Средней Азии. Туркменский участок по аналогии с Ираком имеет особый интерес, ведь там находятся главные газовые месторождения региона, и создание там режима нестабильности в значительной мере позволит исламистам взять под контроль его газовый рынок. Географическое положение, отсутствие боеспособной армии, слабая полиция, не очень эффективная служба безопасности делают Туркмению уязвимой, а потому привлекательной мишенью.

Помимо талибов, идущих рука об руку с «Исламским движением Узбекистана» (ИДУ), с туркменскими группировками, не настроенными на дружбу с Ашхабадом, к ним подтягиваются те, про которых местные туркмены говорят именно как про «наемников» и «иностранцев». Возможно, они имеют в виду боевиков из новоявленной террористической организации «Исламские коммандос» (ИК). Как сообщает агентство Khaama Press со ссылкой на заместителя главы афганской провинции Газни Мохаммада Али Ахмади, «коммандос» недавно начали действовать на территории его провинции. Большая часть группировки ведет борьбу с правительственными силами на севере страны — в провинциях Бадахшан, Кундуз и Фарьяб. Боевики этой организации замечены и в южных провинциях — Забуль, Кандагар и Урузган, что подтверждает Ата Джан Хекбаян — глава местного совета провинции Забуль. Именно ИК приписывают похищение 31 пассажира на Кандагарском шоссе в феврале этого года. Большинство пассажиров затем обменяли на некоторых заключенных боевиков, судьба остальных до сих пор неизвестна. По словам чиновников, количество боевиков новой террористической организации достигает 1000 человек. По одной версии, «Исламские коммандос» — это часть ИГ, по другой — ИК прежде тесно сотрудничали с движением «Талибан», но затем их пути разошлись.

По словам работающего в Вене руководителя правозащитной организации «Туркменская инициатива по правам человека» Фарида Тухбатуллина, власти Туркмении, хоть и не афишируют этого, крайне напуганы ситуацией на границе, тем более ввиду скорого вывода контингента НАТО из Афганистана, а также проблем, которые возникли у другой влиятельной силы в регионе, России, из-за кризиса на Украине. В срочном порядке укрепляется безопасность страны. Увеличивается численность армии. В июле из воинской части, расположенной под Мары, на афганский участок границы была переброшена бронетехника, включая танки. Рассматривается вопрос о закупках современных технических средств пограничного контроля у известных западных фирм. Туркменские общины на сопредельной территории Афганистана стимулируются к созданию отрядов самообороны, которые бы защитили границу «с той стороны».

В таких условиях, и в частности после заявления генерала Дустума о том, что Ашхабад «не должен оставаться безучастным наблюдателем за тем, что происходит сегодня в приграничных провинциях соседнего Афганистана», президент Гурбангулы Бердымухамедов решил внести коррективы в политику постоянного нейтралитета Туркменистана. Недавно он совершил второй после семилетнего перерыва официальный визит в Кабул. В ходе его переговоров с президентом Афганистана Ашрафом Гани и премьер-министром Абдуллой Абдуллой был затронут широкий круг вопросов двухстороннего сотрудничества. Конечно, на первом месте стояли вопросы безопасности. Понимая, что «военные, силовые методы решения внутриафганских проблем контрпродуктивны и бесперспективны», Бердымухамедов подтвердил готовность Туркменистана оказать ООН необходимое содействие в вопросе внутриафганской стабильности, подчеркнув, что важную роль здесь должен сыграть Региональный центр ООН по превентивной дипломатии для Центральной Азии. Эта инициатива будет озвучена им в ходе работы 70-й сессии Генассамблеи ООН, запланированной на 24−27 сентября. Тогда и посмотрим, насколько далеко готов он идти в вопросе обеспечения внутриафганской стабильности и изменения статуса нейтралитета Ашхабада.

Автор: Борис Саводян
Источник: http://regnum.ru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


Ещё статьи из рубрики «АНАЛИТИКА»:
Ещё статьи из рубрики «Геополитика и безопасность»:

Архив материалов

Декабрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Ноя    
 123
45678910
11121314151617
18192021222324
25262728293031

Обсуждение


 
a