Новости СМИ2

Сирия — Ирак. Удары за горизонт

http://ria.ru/world/20150930/1293597048.htmlНе успели доброжелатели России обвинить российских летчиков в убийстве сирийских мирных жителей, как правительство Ирака в порядке обсуждения выразило готовность принять удары Военно-космических сил РФ и по своей территории. Одно это говорит о том, что российские самолёты сработали точно. И такой же точности ударов ожидают власти в Багдаде. Правда, официального приглашения оттуда пока не поступало, но, как заметил С. Лавров, Русские - люди вежливые и без просьбы никуда не летают.

В начавшейся военной операции исключительно важно целеполагание, а точнее - установка на победу. Если посмотреть на карту, то район базирования российских самолётов примыкает к Средиземному морю. Рядом находится пункт материально-технического обеспечения ВМФ России, Дамаск и полоска суши, подконтрольная армии Башара Асада. Понятно, что без сухопутной операции район базирования российских ВВС находится под угрозой ударов со стороны боевиков. Как эффективно атаковать аэродромы партизанскими действиями при полном господстве противника в воздухе, на протяжении десятка лет демонстрировали вьетнамцы в войне против США.

Удары по штабам, по крупным частям и технике, приводящие к дроблению сил террористов, ускорят переход к тактике просачивания террористов в сторону аэродромов. Американские военные как раз во Вьетнаме ввели термин «инфильтрация». Страх и шок среди выживших американских лётчиков живы до сих пор, спросите у Маккейна.

Возникает вопрос: а где же победное решение? Сам термин «фронтовой бомбардировщик» не должен вводить в заблуждение относительно метода применения этих чудесных машин. Шаблон тут недопустим. Ведь сегодня противник не воюет фронтами или группами армий (Север, Центр и Юг…), он знает, куда наносить самые болезненные удары, умеет действовать малыми группами, организован по сетевому принципу.

У террористов есть три источника силы: вербовка пушечного мяса, перековка добровольцев в боевиков, обеспечение ударов по избранным целям. Вербовку не остановить. И перековку просто не остановишь: средств, поступающих от закята (формально – «добровольный налог на бедных»), хватит на содержание лагерей террористов и их боевую подготовку. А вот боевые действия в широких масштабах требуют постоянных и мощных финансовых потоков, каковые в условиях Ближнего Востока формируются за счёт продажи нефти. Детали дополнения финансовых потоков в виде торговли людьми, награбленными культурными ценностями и рабского труда военнопленных не обеспечивают стабильный приток в тротиловом эквиваленте.

Значит ли это, что фронтовым бомбардировщикам с опознавательными знаками ВКС России понадобится для победы выполнять стратегическую миссию - разбомбить нефтяной поток, который оседлало «Исламское государство» (ИГ), чтобы лишить террористов потока финансового?

Если да, то здесь возникает проблема выбора целей, а именно: по какой части цепочки наносить удары? На наш взгляд, прерыванию денежных потоков ИГ могут послужить соображения практического маркетинга.

В деятельности любой торговой компании рассматриваются три элемента: хвост, туловище и голова. Голова в маркетинге это – закупки, приобретение товара, входная логистика. В случае с ближневосточными террористами это нефтяные скважины. Туловище – это внутренняя логистика, это перевозка до точки отгрузки покупателям. Хвост представляет собой финал процесса, это сбыт конечному покупателю или посреднику. Под хвостом и формируются финансовые потоки, подкармливающие хищное животное с названием «Исламское государство».

В торговых войнах наиболее эффективный удар наносится по точкам сбыта. Лишить конкурента прибыли – самый верный путь к победе. Однако на Ближнем Востоке противник неплохо диверсифицировал свои сбытовые сети. В информационном пространстве обсуждаются посреднические действия по сбыту со стороны курдов, Ирана и Турции. Причём если о курдах можно точно сказать, что они очень разные и соперничают между собой, то в Турции и Иране решения принимаются более чем централизованно. Иран был и остаётся стратегическим союзником России. А Турция, при всех её стратегических вывертах, до сих пор была партнёром России во многих отношениях, начиная от транзита газа и заканчивая сдержанной позицией по Крыму и Закавказью.

Очень соблазнительно использовать удар по туловищу. Маршруты от Ирака через Сирию и до Турции хорошо видны на тех картах, каковые обрисовывают подконтрольную ИГ территорию Сирии. Просто две линии, кратчайшим путём соединяющие крупные нефтяные месторождения до точки отгрузки «где-то в Турции». Нарушить логистику конкурента считается в маркетинговых войнах неплохим вариантом. Проблема лишь в том, что эта логистика работает благодаря автомобильному транспорту. А чтобы гоняться за каждой бочкой, группировку ВВС пришлось бы усилить на порядок как минимум. Да и аэродромов подскока у российской авиации нет, значит – «Грачи» (Су-25) не сработают, техника нужна более основательная. Кроме того, в этом случае поток нефти удастся лишь прижать, но не перерезать.

россия начала 2Остаётся единственный вариант удара - по голове. Говоря языком маркетинга, по точкам закупки, то есть добычи нефти. Если скважин немного, если их координаты известны с точностью до географической секунды, то задача вполне решаемая.

Осложнения возникают другого рода. Помимо экологической катастрофы, удар по скважинам - это удар по национальному достоянию и Сирии, и прежде всего Ирака. В то же время, пока не горит Киркук, нефть будет конвертироваться в доллары, и выгодополучателем будут террористы. Однако горящий Киркук – это удар по будущему Ирака. Такова дилемма, вставшая во весь рост перед правительством Багдада, и выбор здесь непрост.

В истории войн на выживание есть один прецедент. Летом – осенью 1942 года немцы прорвались к нефтепромыслам Северного Кавказа. И тогда Сталин назначил на должность уполномоченного Государственного Комитета Обороны по уничтожению нефтяной промышленности и нефтяных скважин на Кавказе Николая Константиновича Байбакова. И сказал ему в напутствие: «Если вы не успеете уничтожить скважины до захвата гитлеровцами, то мы вас расстреляем. Но если вы взорвёте скважины, а немцы их не захватят, мы вас тоже расстреляем». Как известно, Николай Константинович дожил до 97 лет. Приказ, полученный от Сталина на своём 31-м году жизни, он выполнил.

Так вот, у властей Ирака и Сирии нет дилеммы, стоявшей перед Байбаковым. Противник эти скважины давно захватил в рабочем состоянии и обеспечивает свою военную машину за счёт добычи иракской и сирийской нефти. Следствие промедления здесь одно - смерть. Смерть личная, гибель окружения, казни сторонников и родственников. Прекращение государственного существования.

Если делать ставку на победу, неважно, насколько понизится капитализация иракских или сирийских компаний. И весьма несущественно, насколько увеличится выброс в атмосферу углекислого газа и иных фракций от горящей нефти. Главное, как скоро власти Сирии и прежде всего Ирака решатся на удар по финансовой голове террористов. Потому что бить надо за горизонт - и бить срочно. По одной простой причине: ещё несколько дней такой войны, и спонсоры терроризма начнут наносить удары по русской авиации в Сирии. Прямые, косвенные, радиоэлектронные, политические, финансовые удары.

Если в Багдаде и в Дамаске будут долго думать и считать денежные потери будущих периодов, после победы, то бомбить будет некому. Тогда и победы над террористами не будет. Однако есть надежда, что сирийские и иракские Байбаковы всё же найдутся.

Автор: Сергей СОЛОДОВНИК
Источник: http://www.fondsk.ru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


Ещё статьи из рубрики «АНАЛИТИКА»:
Ещё статьи из рубрики «Геополитика и безопасность»:

Архив материалов

Май 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Апр    
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031  

Обсуждение