Новости СМИ2

Упал и не отжался

 

main

Как следует из сообщений российских СМИ, на днях недалеко от Сочи потерпел крушение наземный мобильный зенитный ракетно-пушечный комплекс (ЗРПК) «Панцирь-С1». Боевая машина опрокинулась на горной дороге вблизи населенного пункта Чемитоквадже. По одной из версий, причиной аварии мог стать размыв дорожного полотна, по другой – ДТП случилось из-за того, что водитель ЗРПК не вписался в поворот на извилистом серпантине. К счастью, обошлось без пострадавших, машину поставили «на ноги» и она своим ходом прибыла в расположение части.

get_img

Между тем, как отмечают эксперты, данное ЧП нельзя назвать случайным. Более того, в некотором роде оно является запрограммированным. Очевидно, есть необходимость напомнить, что ЗРПК «Панцирь-С1» на колесном шасси КамАЗ-6560 был принят на вооружение российской армии 16 ноября 2012 года распоряжением председателя Правительства РФ Дмитрия Медведева.

Высока фигура

Надо сказать, что военные встретили его без особого восторга. У КамАЗов с «Панцирями» на борту оказалась не такая, как хотелось, проходимость при движении по бездорожью, не говоря уже о конструктивных недоработках и качестве исполнения.

 Кроме того, как отмечают специалисты в области зенитных вооружений, являясь высокими и узкими, эти боевые машины изначально имеют склонность к опрокидыванию. Даже у обычного грузового автомобиля платформа для полезной нагрузки расположена выше балки моста, выше узла подвески, выше рессоры. Это примерно 130 сантиметров. А у авто большой грузоподъемности типа КамАЗа данный показатель составляет все полтора метра. При этом центр массы у них расположен настолько высоко, что риск опрокидывания установки становится неоправданно высоким. Вторая проблема (вытекающая из первой) – это дорожные габариты.

 Для того чтобы понять, как так получилось, обратимся к истории вопроса и напомним, что ЗРПК «Панцирь-С1» (по кодификации НАТО – SA-22 Greyhound) был разработан тульским государственным предприятием «Конструкторское бюро приборостроения» – КБП, которое сегодня входит в состав холдинга «Высокоточные комплексы».

 Он предназначен для ближнего прикрытия важнейших гражданских и военных объектов, в том числе комплексов ПВО большой дальности типа С-300, а также подвижных частей и подразделений от всех современных и перспективных средств воздушного нападения. Кроме того, он может осуществлять защиту обороняемого объекта от наземных и надводных угроз.

 В качестве базы для «Панциря» был взят уже состоящий на вооружении частей ПВО сухопутных войск ряда постсоветских стран (включая Беларусь) ЗРПК «Тунгуска». Однако, в отличие от последнего, новый комплекс был размещен на шасси автомобиля повышенной проходимости. Цель – удешевление комплекса, который, прежде всего, должен прикрывать тыловые объекты, а не войска в боевых порядках.

 Опытный образец боевой машины ЗРПК «Панцирь» был создан и прошел испытания к 1994 году, а впервые показан широкой публике в августе 1995 года на авиасалоне МАКС-2005 в г. Жуковский. Однако в условиях обвального сокращения российской армией закупок военной техники войска ПВО и сухопутные войска не проявили к нему интереса.

MAN и КамАЗ – две большие разницы

К продолжению работ по зенитному ракетно-пушечному комплексу «Панцирь» вернулись вновь лишь во второй половине 90-х годов, после того как им заинтересовались ОАЭ. В соответствии с требованиями заказчика характеристики ЗРПК были существенно улучшены, что практически привело к созданию новой системы. Одновременно были проработаны варианты установки комплекса на различных гусеничных (ГМ352-М1Е производства МТЗ) и колесных шасси (МЗКТ-7930, КамАЗ-6350, MAN и др.), а также размещение его в виде стационарного защищенного объектового комплекса ПВО.

В результате, исходя из пожеланий клиента, было решено, что все ЗРПК «Панцирь-С1» в ОАЭ будут поставляться на колесной платформе 8 х 8 фирмы MAN – MAN-SX45. В мае 2000 года КБП подписало с ОАЭ контракт на поставку 50 таких комплексов на общую сумму 734 млн. долларов США. В дальнейшем последовали другие зарубежные сделки на поставку нескольких десятков «Панцирей». Это позволило сохранить научно-производственный потенциал российских производителей.

 А в 2012 году, как мы видели выше, эти ЗРПК, но уже на базе КамАЗ-6560, начали поступать на вооружение российской армии. И почти сразу зазвучали опасения специалистов относительно устойчивости установок, смонтированных на этих шасси. В качестве альтернативы предлагалось перейти на выпуск комплексов «Панцирь-С1» на гусеничном ходу.

 И, как сообщил недавно замглавы холдинга «Высокоточные комплексы» Дмитрий Коноплев, модификация ЗРПК «Панцирь» на гусеничном ходу в ближайшее время будет принята на вооружение. Данная версия разрабатывается в интересах сухопутных и воздушно-десантных войск РФ. Но что делать с иностранными заказчиками, которые желают получить ЗРПК «Панцирь-С1» на колесном ходу, однако по финансовым соображениям не могут себе позволить дорогие шасси ведущих западных автомобильных фирм?

И, как сообщил недавно замглавы холдинга «Высокоточные комплексы» Дмитрий Коноплев, модификация ЗРПК «Панцирь» на гусеничном ходу в ближайшее время будет принята на вооружение. Данная версия разрабатывается в интересах сухопутных и воздушно-десантных войск РФ. Но что делать с иностранными заказчиками, которые желают получить ЗРПК «Панцирь-С1» на колесном ходу, однако по финансовым соображениям не могут себе позволить дорогие шасси ведущих западных автомобильных фирм?

 По мнению ряда экспертов, в таких случаях следовало бы пойти по пути разработчиков мобильных ЗРК «Тор» и «Бук», то есть использовать специальное корпусное шасси Минского завода колесных тягачей МЗКТ-6922. Как в гусеничных машинах, аппаратно-приборный комплекс и экипаж находятся не сверху на шасси, а в нем. Это сокращает общую высоту боевой машины и резко уменьшает риск опрокидывания. И хотя корпус у МЗКТ-6922 чуть выше, чем у гусеничного шасси, оно имеет изменяемый клиренс. Что позволяет свободно проезжать под мостами и путепроводами, вписываться в железнодорожные габариты.

По мнению ряда экспертов, в таких случаях следовало бы пойти по пути разработчиков мобильных ЗРК «Тор» и «Бук», то есть использовать специальное корпусное шасси Минского завода колесных тягачей МЗКТ-6922. Как в гусеничных машинах, аппаратно-приборный комплекс и экипаж находятся не сверху на шасси, а в нем. Это сокращает общую высоту боевой машины и резко уменьшает риск опрокидывания. И хотя корпус у МЗКТ-6922 чуть выше, чем у гусеничного шасси, оно имеет изменяемый клиренс. Что позволяет свободно проезжать под мостами и путепроводами, вписываться в железнодорожные габариты.

...Да кто ж ему даст!

Тем же клиентам, которые за более скромные деньги желают получить почти полный аналог ЗРПК «Панцирь-С1», закупленных ОАЭ, можно порекомендовать в качестве базы для их комплектов машину МЗКТ-6002 колесной формулы 8 x 8 из семейства унифицированных колесных шасси дорожного габарита МЗКТ-6001. Ее полная масса может достигать 34 000 кг при собственном весе 17 300 кг. Мощность двигателя – 540 л. с. + АКПП собственной разработки, максимальная скорость – 110 км/ч, запас хода – до 1000 км. Ключевой особенностью автомобиля является использование инновационной независимой регулируемой по высоте гидропневматической подвески.

 Еще одной отличительной особенностью данных автомобилей являются каркасно-панельные кабины с высокой степенью эргономики, которые в зависимости от модификаций грузовика допускают возможность скрытого бронирования. Компоновка с установленным за кабиной двигателем предоставляет заказчику возможность широкого выбора силовых агрегатов и других комплектующих от любых мировых производителей.

Еще одной отличительной особенностью данных автомобилей являются каркасно-панельные кабины с высокой степенью эргономики, которые в зависимости от модификаций грузовика допускают возможность скрытого бронирования. Компоновка с установленным за кабиной двигателем предоставляет заказчику возможность широкого выбора силовых агрегатов и других комплектующих от любых мировых производителей.

 Совокупность высокой проходимости, плавности хода и скорости движения по бездорожью, по мнению экспертов, делает шасси МЗКТ-6002 идеальным вариантом для размещения дорогостоящего и прихотливого оборудования, которое нуждается в повышенной мобильности: радиолокационных станций, противокорабельных ракетных систем «Бастион П», модернизированных реактивных систем залпового огня «Смерч», машин обеспечения разминирования «Скарабей» и, конечно же, зенитных ракетно-пушечных комплексов (ЗРПК) «Панцирь-С1».

Совокупность высокой проходимости, плавности хода и скорости движения по бездорожью, по мнению экспертов, делает шасси МЗКТ-6002 идеальным вариантом для размещения дорогостоящего и прихотливого оборудования, которое нуждается в повышенной мобильности: радиолокационных станций, противокорабельных ракетных систем «Бастион П», модернизированных реактивных систем залпового огня «Смерч», машин обеспечения разминирования «Скарабей» и, конечно же, зенитных ракетно-пушечных комплексов (ЗРПК) «Панцирь-С1».

 (Впервые информация о том, что Минский завод колесных тягачей прорабатывает возможность размещения ЗРПК «Панцирь-С1» на своем шасси с колесной формулой 8 х 8, стала известна из статьи MZKT proposes vehicle family for missile applications в номере журнала Missiles & Rockets от 31 января 2013 года.)

(Впервые информация о том, что Минский завод колесных тягачей прорабатывает возможность размещения ЗРПК «Панцирь-С1» на своем шасси с колесной формулой 8 х 8, стала известна из статьи MZKT proposes vehicle family for missile applications в номере журнала Missiles & Rockets от 31 января 2013 года.)

get_img1

Так что нет ничего удивительного в том, что именно четырехосный армейский внедорожник МЗКТ-6002, по мнению специалистов, стал одной из главных премьер и сенсаций на проходившем в июне нынешнего года в подмосковной Кубинке первом международном военно-техническом форуме «Армия-2015». Однако хотелось бы остудить чрезмерный энтузиазм тех оптимистов, которые полагают, что теперь автомобилям семейства МЗКТ-6001 открыта широкая дорога не только на международный рынок, но и в российскую армию. «Шкурные» интересы и лоббизм никто не отменял.

Вот о чем говорится в одной из недавних публикаций российского отраслевого журнала «Новый оборонный заказ» (№ 5 (37)/2015): «Нужно ли России, находившейся во многих областях в зависимости от украинского ВПК, теперь впадать в зависимость от того же Минска? Политическая ситуация сейчас такова, что можно и «глазом не успеть моргнуть», как союзник начнет стремительно менять свои дружественные позиции. Поэтому приоритетом все же должно стать развертывание производства ключевых компонентов военной техники на территории России, даже если это дольше, труднее и дороже».

 Правда, глава Администрации президента РФ Сергей Иванов в эксклюзивном интервью 19 октября для спецпроекта ТАСС «Первые лица» стремление к тотальному импортозамещению назвал «маразмом». «Мы не стремимся к тотальному импортозамещению. И отгораживаться от внешнего мира тоже не собираемся». При этом, по словам Иванова, России «не нужна имитация процесса для балды», когда товарная позиция появляется, но заметно уступает зарубежным аналогам.

Правда, глава Администрации президента РФ Сергей Иванов в эксклюзивном интервью 19 октября для спецпроекта ТАСС «Первые лица» стремление к тотальному импортозамещению назвал «маразмом». «Мы не стремимся к тотальному импортозамещению. И отгораживаться от внешнего мира тоже не собираемся». При этом, по словам Иванова, России «не нужна имитация процесса для балды», когда товарная позиция появляется, но заметно уступает зарубежным аналогам.

Эти бы слова, как говорится, да богу в уши. Ну хотя бы тем российским чиновникам, которые будут подводить итоги тендеров на поставку автомобильной техники в Вооруженные силы РФ.

Автор: Александр Алесин
Источник: http://www.belrynok.by/

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


Ещё статьи из рубрики «АНАЛИТИКА»:
Ещё статьи из рубрики «Геополитика и безопасность»:

Архив материалов

Май 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Апр    
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031  

Обсуждение