Всем ли нужны погоны?

_yp-qn8kCU8Время от времени среди военнослужащих и сотрудников военизированных формирований обсуждается вопрос о правомерности наличия воинских или специальных званий у сотрудников административно-хозяйственных служб. Причем, подобные обсуждения происходят не только в Беларуси. Вот, например, мнения, высказанные в ходе общественного обсуждения Закона о полиции Российской Федерации: «Зайдите в любое управление МВД, от обилия звезд на погонах в глазах рябит. Причем все «при милиции». Тыловики, начальники-замы профильных отделов, секретари-машинистки. Они что, выезжают на происшествия? Успокаивают обворованную старушку? Осматривают трупы? Они в 18 часов уходят домой. Звания однозначно надо поменять.. … Аналогичные воинским званиям нужно оставить только для сотрудников отрядов милиции специального назначения. Хотя бы для того, чтобы избежать путаницы при проведении совместных действий с иными силовыми структурами» .

Не правда ли, знакомая картина и для наших органов внутренних дел, МЧС и иных воинских и военизированных формирований?

Существующая система наличия воинских или специальных званий у административно-хозяйственного персонала воинских и военизированных формирований – это дополнительная нагрузка на и без того не слишком-то богатый бюджет государства. Кроме того, наличие «звездочек», например, у бухгалтера или начальника склада воинской части, за которые он получает некоторую денежную прибавку к своему должностному окладу, вызывает искреннее недоумение у его цивильного коллеги, который выполняет те же обязанности, но за меньший размер денежного вознаграждения. А если объем работы одинаковый, то зачем же тогда тратить лишние средства, тем более из государственного бюджета?

В Беларуси статус гражданских чиновников при силовых структурах решался по-разному в разные периоды истории.

Имперский период.

В армии Российской империи работники, занимавшие большинство административно-хозяйственных должностей, которые по своему предназначению не отличалась от подобных должностей гражданских ведомств, не имели офицерских чинов и именовались военными чиновниками или классными чинами военного ведомства. Они служили в воинских частях, в артиллерийском, инженерном, комиссариатском, провиантском и др. управлениях и департаментах Военного и Морского министерств, а также в военно-судебном и военно-учебном ведомствах.

Наиболее многочисленными военными чиновниками были медицинские чины: врачи, ветеринары, аптекари, фельдшера и т.п. На некоторых из них, например, на врачей, распространялись даже отдельные права, полагавшиеся офицерам, например, на награждение некоторыми офицерскими наградами, на принятие детей в военно-учебные заведения, а флотские врачи даже состояли в одной группе с офицерами корпусов морской артиллерии, штурманов и иных, т.е. в группе, занимавшей промежуточное положение между строевыми флотскими офицерами и иными чиновниками морского ведомства. Однако, все они, как и остальные военные чиновники, имели общегражданские чины и на них распространялся гражданский порядок чинопроизводства.

Также на должности военных чиновников могли назначаться и отставные офицеры, которым обязательно присваивался гражданский чин: прослужившие в последнем офицерском чине менее 3 лет – равный по классу, а 3 года и более – на один чин выше.

До 1808 г. военные чиновники определялись на службу в порядке, установленном для офицеров – по их просьбам и представлениям, утверждаемым императором. Затем право определять на службу и увольнять с нее военных чиновников, но только Комиссариатского и Провиантского департаментов до VI класса, было предоставлено военному министру, причем, без доклада императору. С 1810 г. такой порядок был установлен и в отношении вновь поступавших на службу отставных военных чиновников. Однако поступление на службу в должности военных чиновников отставных офицеров утверждалось императором.

Порядок представления военным чиновникам отпусков, увольнения в отставку и направления в командировку был такой же, как в отношении офицеров, т.е. в отставку они увольнялись не «по собственному желанию», «бросив» заявление на стол, а только в декабре, причем с 1844 г. просьбы об отставке предписано было подавать только с 1 января по 1 мая, но увольнение некоторых задерживалось до тех пор, пока учреждения, где они служили, не сдавали отчетов за прошедший год и сами чиновники не представляли отчета за порученные им дела. Также увольнение могло быть отложено в случае большого некомплекта штата учреждения. Кроме того, права на отставку не имели военные чиновники, обязанные прослужить 10 лет за получение образования.

За провинности военный чиновник мог быть разжалован в солдаты, а уволенным «за неприличные поступки» делалась соответствующая запись в указе об отставке, также могла быть сделана и запись «впредь ни к каким делам не определять», а с 1820 г. и запись быть «недостойными отправлять какую бы то ни было казенную службу».

Пенсии военным чиновникам назначались на тех же основаниях, что и гражданским: в размере 50% жалованья, прослужившим на действительной службе 35 лет или менее, но по болезни или увечью, и не оштрафованным «за большие и бесчестные преступления»; с 1818 г. пенсии назначались не по окладам жалованья, а по чинам (за исключением медиков); с 1840 г. пенсии назначались за 35 лет службы в размере полного оклада жалованья, за 30 лет – 2/3 оклада, за 20 лет – 1/3 оклада; с 1869 г. военные чиновники могли получить пенсию по последней должности, только прослужив на ней не менее 5 лет. Однако, время, проведенное в боях и походах, засчитывалось, как и офицерам, в двойном размере при выслуге к пенсии. Пенсии семьям военных чиновников назначались на равных правах с семьями офицеров, но совершеннолетним детям умершего военного чиновника пенсия не назначалась. Также на военных чиновников и их семьи распространялись правила о причислении к комитету о раненых и о назначении пенсий из эмеритальной кассы военно-сухопутного ведомства.

Таким образом, в армии Российской империи должностные лица, занимавшиеся обеспечением и обслуживанием войск и непосредственно их в бой не водившие, в офицерские чины не производились, а их форма одежды и знаки различия отличались от офицерских. Так, хотя погоны и были некоторое время знаками различия чиновников гражданских ведомств, но 28 июня 1869 г. погоны на «мундирах военного покроя» были отменены и введены знаки различия на воротники мундиров и галунные клапаны сюртуков, где они размещались непосредственно на шитье. Однако чиновникам, которым «приходится непосредственно распоряжаться и вообще исполнять обязанности службы среди малообразованных слоев населения» разрешалось использовать на форменной одежде погоны, но продольные, которые заметно значительно отличались от погон военнослужащих.

С 1876 г. на мундирах гражданских чиновников военного покроя вновь стали использоваться погоны, но в декабре 1885 г. они были заменены знаками различия, установленными в 1869 г. Кроме того, в этот период на головных уборах и клапанах форменной одежды чиновников стали использоваться металлические эмблемы ведомств.

В 1904 г. погоны вновь были установлены для чинов гражданских ведомств, в 1910 г. их опять отменили, а в 1912 г. установили в очередной раз, но только для руководителей министерств и департаментов. Однако существовавшие погоны чиновников были более узкими, чем военнослужащих. Для всех остальных чиновников знаками различия были бархатные петлицы, нашивавшиеся на воротниках форменной одежды, на которых располагались просветы и звездочки, количество которых соответствовало рангу чиновника.

Всласть советов.

В РККА первоначально не было ни единой формы одежды, ни знаков различия. Только приказом Революционного Военного Совета (РВС) Республики от 16 января 1919 г. № 116 для командного состава были введены нарукавные знаки различия: под красной звездой красные суконные треугольники для младшего комсостава, квадраты для среднего и ромбы для старшего, а также петлицы с расцветкой по родам войск. Приказом РВС Республики от 31 января 1922 г. № 322, в отмену приказа № 116 1919 г., были утверждены новая форма одежды и, впервые, Табель знаков различия командного и административно-хозяйственного составов РККА, а также введены новые знаки различия для их должностей, которые размещались на клапанах рукавов в виде треугольников, квадратов или ромбов: для командного состава – красного цвета, для административно-хозяйственного – синего. Также был установлен и различный цвет самих клапанов и окантовки обмундирования: для командного состава – алого сукна, для административно-хозяйственного – темно-зеленого с алым кантом.

В июне 1924 г. приказом РВС СССР № 807 была введена новая форма обмундирования и знаки различия – были отменены нагрудные клапаны и нарукавные знаки различия, а на шинели и гимнастерке стали нашиваться петлицы: в пехоте – из малинового сукна с черным кантом, в кавалерии – синего с черным, в артиллерии – черного с красным, в технических войсках – черного с синей окантовкой, в авиации – голубого с красным, а для административно-хозяйственного состава всех родов войск – темно-зеленого с красным. На петлицах крепились одинаковые металлические знаки различия, покрытые красной эмалью: для высшего командного состава – ромбы, старшего – прямоугольники, среднего – квадраты, младшего – треугольники (у красноармейцев на петлицах указывались номера полков). Также были для командного состава введены 14 категорий наименований должностных званий, обозначавшихся индексом «К», которые присваивалась с назначением на должность. Начальствующий состав, в том числе и административно-хозяйственный, должностных званий не имел и приравнивался к этим категориям.

Совместным постановлением ЦИК и СНК СССР от 22 сентября 1935 г. № 19/2135 было утверждено Положение о прохождении службы командным и начальствующим составом РККА, согласно которому военнослужащие подразделялись на командный и начальствующий состав. К командному составу были отнесены «военнослужащие, командующие войсковыми подразделениями, частями, соединениями и занимающие в частях и учреждениях РККА должности, для исполнения которых необходим обязательный командный стаж и наличие соответствующей военной подготовки», к начальствующему – военно-политический, военно-технический, военно-хозяйственный и административный, военно-медицинский, военно-ветеринарный и военно-юридический состав.

Для всех военнослужащих были утверждены знаки различия – квадраты, прямоугольники и ромбы, покрытые эмалью красного цвета, которые размещались на петлицах цвета рода войск с нашивкой на внутренней стороне петлиц золотого галуна. Знаки различия военно-хозяйственного и административного состава размещались на темно-зеленых петлицах с красной окантовкой, военно-медицинского и военно-ветеринарного состава – на таких же петлицах с медицинской эмблемой, для военно-юридического состава – на петлицах по роду войск с эмблемой юридического состава.

Вслед за этим, Постановлением ЦИК и СНК СССР от 7 октября 1935 г. № 20/2256 были утверждены специальные звания начальствующего состава Главного управления государственной безопасности НКВД СССР, которые имели те же знаки различия, что и командный состав, но их наименование не соответствовало общевойсковым, например, знаки различия старшего лейтенанта государственной безопасности были такими же, как и знаки различия майора РККА.

Подобная система специальных званий и знаков различия Постановлением ЦИК и СНК СССР от 26 апреля 1936 г. была установлена и для личного состава Рабоче-Крестьянской Милиции НКВД СССР, но вместо «генеральских» званий комиссар государственной безопасности 1-го, 2-го, 3-го ранга – главный директор, директор и инспектор милиции. Также, как и для начсостава органов госбезопасности, было установлено и специальное звание «старший майор милиции», знаки различия которого соответствовали знакам различия комбрига, а затем – генерал-майора РККА.

Такая система знаков различия просуществовала до января 1943 г., когда были введены погоны. Система же воинских званий была изменена в 1942 г. – начале 1943 г., когда в целях укрепления кадров инженерно-технического, интендантского и медицинского состава и поднятия его авторитета среди личного состава войск, воинские звания военно-политического, военно-технического, военно-хозяйственного, военно-административного, военно-медицинского, военно-ветеринарного и военно-юридического составов были унифицированы с воинскими званиями командного состава.

В связи с изменениями воинских званий весь вышеперечисленный начальствующий состав в этот период был переаттестован, причем учитывался служебный опыт, военное и специальное образование, участие в боевых действиях и выслуга в имеющемся звании, поэтому допускалось снижение в новом воинском звании на одну ступень, если аттестуемый не отвечал предъявляемым требованиям.

Указом ПВС СССР от 24 июля 1943 г. в СССР впервые устанавливалось деление военнослужащих на рядовой, сержантский, офицерский состав и генералов, а также – наименование «офицер». В этой связи все воинские звания командного и начальствующего состава стали именоваться офицерскими званиями.

Также в 1943 г. погоны были введены и для начальствующего состав органов НКВД и милиции, сохранившими, однако, свою систему специальных званий. Например, Указом ПВС СССР от 9 февраля 1943 г. были установлены новые знаки различия для личного состава органов и войск НКВД, а для начальствующего состава милиции – специальные звания, аналогичные НКВД: комиссар милиции 1-го, 2-го, 3-го ранга, полковник милиции (вместо отмененных: главный директор, директор, инспектор и старший майор милиции) и подполковник милиции.

Указом ПВС СССР от 6 июля 1945 г. для начальствующего состава Наркоматов внутренних дел и Госбезопасности были установлены такие же воинские звания, как для офицеров и генералов Красной Армии. Однако в 1952 году воинские звания для начальствующего состава МВД (за исключением конвойной охраны, инженерно-противохимических частей и штабов МПВО, военно-строительных частей МВД и Особого дорожно-строительного корпуса) были отменены и введены специальные, которые имели такие же наименования, как и воинские звания, но дополненные наименованиями служб: внутренней, инженерно-технической, интендантской, административной, медицинской или ветеринарной. Кроме того, собственные наименования имели генеральские звания: генерал, генерал 1-го, 2-го, 3-го ранга вместо общеармейских званий генерал армии, -полковник, -лейтенант, -майор.

Такая система специальных званий начальствующего состава МВД и милиции просуществовала до 1973 г., когда Указом ПВС СССР от 23 октября для рядового и начальствующего состава органов внутренних дел была установлена «общеармейская» система специальных званий: от генерал-полковника (только внутренней службы) до рядового, но с дополнениями «милиции» или «внутренней службы». Практически в неизменном виде эта система специальных званий, лишь дополненная Законом СССР от 17 мая 1991 г. № 2173-1 специальными званиями прапорщик и старший прапорщик внутренней службы, существует и в настоящее время в Беларуси.

 

Автор: Леонид Спаткай
Источник: http://www.bsblog.info/

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


Ещё статьи из рубрики «АНАЛИТИКА»:
Ещё статьи из рубрики «Геополитика и безопасность»:
Статьи по теме:

Архив материалов

Август 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Июл    
 123456
78910111213
14151617181920
21222324252627
28293031  

Обсуждение


 
a