Новости СМИ2

Борьба с ИГ превратила Путина в нового лучшего друга Франции

франция и россияПоследний номер печатной версии журнала Le Point вышел с портретом Владимира Путина на обложке и подписью «наш новый друг». Впрочем, несмотря на некоторые разногласия, Россия и Франция никогда по-настоящему не прерывали отношений, говорится в статье.

А сейчас необходимость борьбы с ИГ заставила их забыть обо всех обидах и недопонимании. Париж простил Москве Украину и поддержку, которую она оказывает Башару Асаду, а та, в свою очередь, не вспоминает о «Мистралях» и экономических санкциях.

Пусть мосты между Россией и Францией и не были сожжены, но после серии терактов в Париже отношения между этими двумя странами кардинально изменились.

Отныне депутат Национальной ассамблеи Тьерри Мариани может ликовать: еще несколько недель назад некоторые его коллеги проходили мимо него, зажав нос, из-за его откровенно пророссийской позиции, иронизирует издание.

Этот политик известен тем, что всегда встает на защиту Путина и возглавляет ассоциацию «Франко-российский диалог» совместно с парочкой невъездных во Францию олигархов. Но с середины ноября бывшие противники похлопывают Мариани по плечу, признавая его правоту, и встают в очередь, чтобы съездить в Москву в составе парламентской делегации.

«С 13 ноября Владимир Путин стал почти что лучшим другом Франции. Украина? Безоговорочная поддержка Башара Асада? Антиевропейская риторика? Елисейский дворец все это забыл во имя борьбы с терроризмом», — говорится в статье Le Point.

То же самое происходит и в Кремле, где никто больше не вспоминает о фантастической истории с «Мистралями» и европейских санкциях, подрывающих российскую экономику. На следующий день после парижских терактов, последовавших за крушением российского Airbus над Синаем, Владимир Путин приказал своим адмиралам установить контакт с французским авианосцем «Шарль де Голль» в Средиземном море.

А что до спецслужб России и Франции, то они получили карт-бланш и могут свободно обмениваться информацией, собранной на территории Сирии.

Впрочем, даже когда российский президент «вытер ноги о международное право», французские власти понимали, что с ним нельзя окончательно прервать диалог, отмечает издание. В 2013 году, еще до начала конфликта в Донбассе, Франция занимала восьмое место среди импортеров товаров в Россию, а та, в свою очередь, была для Франции третьим крупнейшим международным инвестором (не считая стран ЕС).

Словом, обе страны имеют тесные экономические связи, и Ангела Меркель с Франсуа Олландом явно это понимали, когда проводили переговоры в нормандском формате в Минске.

Безусловно, между Парижем и Москвой существуют определенные разногласия, констатирует Le Point. Авторитарный стиль правления Путина кажется Елисейскому дворцу опасным и даже самоубийственным для будущего России. А русские никак не могут понять, почему Франция, с тех пор как снова вошла в НАТО, во всем следует за США, отказавшись от независимой политики де Голля и Миттерана.

Но, несмотря на все это, каждая сторона признает силы другой. В то же время в Париже многие считают, что Россия занимает лидирующую позицию в Сирии в отличие от США и что сирийский конфликт не решить без ее участия, констатирует Le Point.

Таким образом, борьба с «Исламским государством» перетасовала карты: Олланд уже и позабыл, что свержение Асада было для него приоритетом, а русские согласились сконцентрировать свои силы на обстреле позиций ИГ, а не сирийских оппозиционеров.

Это и называется реальной политикой, исходящей прежде всего из практических соображений, особенно когда речь идет о войне, подытоживает издание.

Источник: http://baltnews.lv

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


Ещё статьи из рубрики «АНАЛИТИКА»:
Ещё статьи из рубрики «Геополитика и безопасность»:

Архив материалов

Май 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Апр    
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031  

Обсуждение