Достанем кого надо и без всякой базы

база в сирииВладимир Путин так и не определился, нужна ли России военная база в Сирии. В ходе большой пресс-конференции в четверг президент заявил, что он «не уверен» в необходимости «пускать корни» в Сирии. Эксперты считают, что президент таким образом решил отвести повышенное внимание от российского военного присутствия в регионе.

Быть или не быть в Сирии полноценной российской военной базе — вопрос, интересующий мировую общественность в последние несколько месяцев. Особое внимание к этой теме приковано после уничтожения Турцией российского бомбардировщика Су-24 и гибели его пилота. В СМИ со ссылками на разные источники с момента начала операции ВКС РФ против запрещенного «Исламского государства» в Сирии всплывает информация, что авиабаза Хмеймим в Латакии может совместно с пунктом материально-технического обслуживания кораблей в Тартусе войти в состав предположительно создаваемой объединенной российской военной базы в Сирии.

Президент России Владимир Путин в ходе ежегодной пресс-конференции в четверг сделал неопределенное заявление по теме будущего военного присутствия РФ в республике.

«Пункт базирования может быть какой-то временный. Возможно. Но пускать туда корни, забираться туда острой необходимости нет. Мы подумаем», — сказал Путин, отвечая на вопрос о перспективах российских баз в Сирии.

«У нас разные подходы есть к этому. Кто-то считает в Европе, в Штатах… Мы много раз слышали уже об этом — но вот ваши интересы там будут учтены — хотите базы там ваши оставить?

Я вообще не знаю, нам нужна там база или нет. Нам зачем там база? Если надо кого-то достать, мы и так достанем», — добавил Путин в шутливой манере.

При этом глава государства отметил, что в Сирии есть российская авиация, временные модули, которые можно «в течение двух дней, при необходимости, вывести с территории страны», отметив, что российская группировка Воздушно-космических сил будет выведена из сирийского государства после начала полноценного диалога между президентом Башаром Асадом и сирийской оппозицией.

«Когда мы увидим, что процесс сближения начался, начался политический процесс, и само сирийское руководство посчитает, что нужно прекратить стрелять и нужно начать договариваться, с этого момента и мы не собираемся быть бóльшими сирийцами, чем сами сирийцы. Зачем нам это нужно? Чем быстрее это произойдет, тем лучше», — сказал президент.

Не исключено, что в ходе переговоров с главой Госдепа Джоном Керри на этой неделе в Москве была достигнута определенная договоренность о взаимовыгодных условиях и развитии событий. В частности, это могло касаться масштабов российского военного присутствия в регионе.

Путин также заявил, что Москва по основным пунктам совпадает с инициативой США по подготовке резолюции в СБ ООН по Сирии. «Есть ли у нас план? Есть, и я его только что изложил. Он в принципе в ключевых аспектах совпадает, как это ни странно покажется, с американским, предложенным Соединенными Штатами... совместная работа над конституцией, создание инструментов контроля за будущими досрочными выборами, сами выборы и признание их результатов», — отметил президент России. Он также подчеркнул, что будущее президента Асада должен определить сирийский народ.

Специалист по Ближнему Востоку, политолог Анатолий Несмиян заявил в разговоре с «Газетой.Ru», что слова Путина о группировке ВКС РФ в Сирии оставляют широкую возможность для их толкования.

Впрочем, эксперт уверен, что в ближайшее время Россия будет не сворачивать, а, напротив, расширять свое военное присутствие в сирийском государстве. «Судя по всему, одних российских самолетов там будет насчитываться до 200, и это не очень хорошо.

Если летательных аппаратов у нас достаточно, то летчиков не очень много, и если все окажутся в Сирии, то вопрос: кто же остается в России?

Все профессионалы в Сирийской Республике, а другие потенциально угрожающие для нас участки окажутся неприкрытыми», — сказал политолог. По его словам, есть вероятность, что Россия снова может столкнуться с военными проблемами на Украине — в Донбассе, а в перспективе и в Крыму. Собеседник пояснил это тем, что президент Украины Петр Порошенко стянул к Новороссии порядка 120 тыс. военнослужащих, что, по словам эксперта, «не просто так». Несмиян добавил, что Россия сейчас попала в ловушку, так как она не может ни быстро свернуть операцию в Сирии, ни пойти на еще большее увеличение там своего присутствия.

«Мы попали в очень опасную колею. Теперь любое решение проблемы будет плохим.

Выйти из Сирии мы не можем по соображениям престижа, а втягиваться еще больше в этот конфликт просто опасно ввиду плохих отношений с Турцией, так как в любой момент Анкара может перекрыть проливы (Босфор и Дарданеллы. — «Газета.Ru»), и тогда наша группировка окажется отрезанной. Это крайне опасно, если Украина начнет боевые действия на Донбассе и в Крыму», — отметил эксперт.

Руководитель Центра военного прогнозирования, доцент факультета мировой политики МГУ Анатолий Цыганок отметил в разговоре с «Газетой.Ru», что, с его точки зрения, необходимости в полноценной военной базе России в Сирии нет. «Сейчас мы, даже не имея баз, можем достать крылатыми ракетами любую точку мира. Мы используем для флота не базы, а пункты временного размещения. Кроме сирийских пунктов разговоры ведутся с Кипром. Но речь только о базировании флота, а не о полноценных базах», — сказал Цыганок.

Он также добавил, что Путин мог специально акцентировать внимание на «временном размещении» наших войск в Сирийской Арабской Республике, чтобы не привлекать к этой теме особого внимания.

«Это напоминает старую пословицу «нет ничего более постоянного, чем временное». Поэтому как вариант — это наше временное базирование там может продлиться несколько лет», — сказал Цыганок.

Эксперт также добавил, что создание полноценной военной базы в Сирии будет стоить российскому бюджету гораздо дороже, чем временный пункт стоянки кораблей. «Маленький пример: каждое укрытие только для одного самолета стоит $12–13 тыс. Самолетов там насчитывается почти сто. Также нужно оборудовать стационарные места действия РЭБ и регулярно поставлять боеприпасы», — пояснил руководитель Центра военного прогнозирования.

Президент Академии геополитических проблем, доктор военных наук Константин Сивков завил «Газете.Ru», что России жизненно необходима военная база на сирийской территории.

«Только имея базу в Сирии, мы можем там держать на постоянной основе свою оперативную эскадру. Что касается ударов, мы сейчас можем их наносить. Самолеты Ту-95 и Ту-160 способны стрелять ракетами Х-101 и Х-102, поднявшись с территории России, с дозаправками, на противоположный конец земного шара. Но этим все задачи не решить. Нужно поддерживать безопасный режим пользования морскими пространствами, чтобы никто не захватывал наши корабли, решать проблемы борьбы с пиратством, защищать коммуникации и наших соседей, а также осуществлять высадку десанта в этом районе. Без наличия базы это невозможно», — сказал Сивков. Он добавил, что база необходима и с точки зрения возможной подготовки к глобальному конфликту с ведущими странами мира.

«Чтобы противостоять авианосцам и отражать их удары по нашей территории из восточной части Средиземного моря, нам надо иметь свои базы.

С точки зрения функционала, по мнению аналитика, это должна быть многофункциональная база. Необходима и военно-морская, и авиационная компонента. Для целей обороны объекта нужно присутствие «морских пехотинцев или сухопутных войск специального назначения».

По словам Сивкова, условия аренды территории для российской базы в Сирии могут быть наиболее выгодными для Москвы, так как Дамаск может предоставить РФ базу бесплатно. «Она (Сирия) может вообще не брать ничего за эту базу, кроме коммунального обеспечения, так как эта база одновременно является и ее гарантией безопасности», — подчеркнул специалист.

Пункт материально-технического обеспечения в сирийском Тартусе появился в 1971 году для обеспечения действия ВМФ СССР в Средиземном море. В настоящее время пункт материально-технического обеспечения ВМФ состоит из двух плавучих причалов, плавучей мастерской — ПМ 61М, административного здания, казармы, двух небольших хранилищ и различных хозяйственных объектов на суше. Только один из двух причалов годен для эксплуатации. ПМТО ВМФ в Тартусе обслуживает штат из четырех российских военных моряков, кроме того, еще два взвода морской пехоты осуществляют охрану пункта.

Однако, по мнению британского еженедельника The Economist, база имеет большое значение для российской внешней разведки, в том числе электронной. После начала контртеррористической операции РФ в Сирии на авиабазу Хмеймим в провинции Латакия были также переброшены военные самолеты, вертолеты, а также личный состав для их обслуживания и пилотирования. Кроме того, для охраны базы Воздушно-космических сил РФ в Латакию были направлены подразделения морской пехоты Черноморского флота РФ, спецназ сухопутных войск и бойцы 7-01 десантно-штурмовой дивизии ВДВ РФ. Изначально на Хмеймиме базировались только 50 летательных аппаратов России.

Но после инцидента с Су-24 было принято решение о постепенном расширении российского военного присутствия. Сейчас, по данным СМИ, российские военнослужащие не только пользуются аэродромом Хмеймим, но и используют как аэродромы «подскока» авиатерминал Шайрат в провинции Хомс и Аль-Тайас в Пальмире.

Источник: http://www.gazeta.ru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


Ещё статьи из рубрики «АНАЛИТИКА»:
Ещё статьи из рубрики «Геополитика и безопасность»:
Статьи по теме:

Архив материалов

Октябрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Сен    
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031  

Обсуждение


 
a