Новости СМИ2

Истинная цель ввода турецких войск в Ирак

иракСпустя несколько недель после уничтожения Су-24 в сирийском воздушном пространстве Турция направила батальон с тяжелым вооружением на военную базу в Ираке – Заликан. Данный шаг может расцениваться как заблаговременная подготовка Турции к переделу сфер влияния после поражения «Исламского государства» в Ираке в ближайшем будущем.

На фоне российско-турецкого конфликта турецкое правительство направило батальон с тяжелым вооружением, в том числе 25 танков М-60 «Паттон», в Мосул, провинция Найнава. Турецкая пресса даже заявила о том, что речь идет о создании Анкарой постоянно действующей военной базы в этом округе. Реакция иракского правительства не заставила себя ждать. Власти Ирака назвали действия Турции «враждебными, нарушающими международное право и суверенитет Ирака».

Анкара попыталась обосновать развертывание своего военного присутствия в иракском городе Башик, находящегося в непосредственной близости (в 30 км) от северо-восточной окраины контролируемого «Исламским государством» (ИГ) Мосула, рутинной ротацией военного персонала.

Первоначально турецкое правительство утверждало, что направление войск было согласовано с правительством Ирака и министерством обороны, что было быстро опровергнуто иракским руководством.

Анкара, пытаясь сохранить лицо, заявила о том, что ее военное присутствие было одобрено региональным правительством Иракского Курдистана. Как выяснилось впоследствии, высокопоставленный турецкий дипломат Феридун Синирлиоглу, бывший в свое время министром иностранных дел, в нарушение международного права заключил 4 ноября 2015 г. незаконный договор с главой коррумпированного регионального правительства Иракского Курдистана, президентом М. Барзани, о создании военной базы в районе Мосула.

В 2014 г. М.Барзани использовал наступление «Исламского государства» на Мосул и отвлечение Багдадом всех сил на его оборону для установления своими войсками контроля над этими спорными территориями. Таким образом, как и ИГ, которое осуществило вторжение в Ирак из Сирии, курдские региональные власти воспользовались наступлением на Мосул для направления своих военизированных формирований Пешмерга с целью установления контроля над нефтеносной провинцией Киркук.

По мере роста напряжения между Турцией и Ираком, Анкара продолжала использовать все новые предлоги для вмешательства в дела соседнего государства.

Вместо того, чтобы вывести военный контингент из города Башик, Анкара обязалась более не направлять новые подкрепления до урегулирования вопроса с Багдадом. Президент Турции отказался выводить турецкие войска под предлогом обеспечения безопасности турецких военных советников и инструкторов, расположенных в 15 км от передовых позиций ИГ. Любопытно, что до начала российской воздушной операции в Сирии 30 сентября 2015 года, в прессе не было никаких сообщений о том, что турецкие войска подвергались хоть какой-либо угрозе со стороны находящегося на своем пике силы ИГ.

В эфире турецкого телевидения глава Турции обвинил Россию и Иран в провоцировании кризиса между Анкарой и Багдадом, заявив о том, что турецкие войска, войдя в Ирак, защищают собственные национальные интересы.

Развертывание турецкого военного присутствия в пригороде Мосула является ответной реакцией на успешные действия Ирана, России, Сирии и Хезболлы по ослаблению позиций ИГ. Впервые турецкие войска вошли на север Ирака не под предлогом борьбы с курдами. Вместе с тем, турецкое военное присутствие также было призвано помочь последним консолидировать территорию и энергоресурсы незаконно аннексированного в 2014 г. региональными властями нефтеносного региона.

В интервью Аль-Джазире 9 декабря Эрдоган обосновал турецкое военное присутствие в Ираке интересами безопасности иракских арабов, туркменов и курдов, являющихся мусульманскими суннитами. Руководитель Турции также заявил о целях этой операции, в результате которой все мусульманские сунниты должны быть подготовлены и вооружены, чтобы постоять за себя.

Несмотря на ранние заявления Эрдогана о том, что турецкие войска не будут покидать округ Мосул, 14 декабря 2015 года турецкие соединения были переброшены на подконтрольные курдским региональным властям территории. Турецкий премьер министр Ахмет Давутоглу, комментируя данный шаг Анкары, сослался на «новое соглашение» с региональными властями, в рамках которого «была осуществлена передислокация десятка танков в северном направлении».

Становится совершенно очевидно, что расширение турецкого военного присутствия в Ираке не связано с безопасностью, а связано исключительно с энергетическими интересами и стремлением защитить нефтяные транспортные коридоры из Иракского Курдистана.

Источник: http://rubaltic.ru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


Ещё статьи из рубрики «АНАЛИТИКА»:
Ещё статьи из рубрики «Геополитика и безопасность»:

Архив материалов

Март 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Фев    
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Обсуждение