Новости СМИ2

Вчерашний друг или почему Варшава и Берлин ополчились друг на друга

пол и варВ этом году Польша и объединившаяся Германия отмечают 25-летие дипломатических отношений. В последние годы двусторонний диалог становился все более доверительным, а Варшава фактически стала главным партнером Берлина в Евросоюзе. Однако всего за два месяца — после того, как к власти в Польше вернулась консервативная партия «Право и Справедливость», — отношения двух стран заметно охладились. Дошло до того, что немецкие политики заговорили о введении санкций против Варшавы, а поляки в ответ обвиняют Берлин в авторитарных замашках, припоминая немцам ужасы Второй мировой войны.

«После осенних парламентских выборов время в Польше потекло вспять. Премьер-министр Беата Шидло перед первой пресс-конференцией в новой должности распорядилась убрать из зала все флаги Евросоюза. Новый глава МИД страны сразу же провозгласил, что поляки слишком долго вели себя по отношению к Германии "как вассалы". А из-за кулис марионетками в правительстве управляет национал-консерватор Ярослав Качиньский, глава партии "Право и Справедливость", оставшийся в живых близнец бывшего польского лидера Леха Качиньского, о котором в Европе вспоминают не иначе как с ужасом», — описывает происходящее в соседней стране немецкий журнал Spiegel.

За минувшие 25 лет Берлин и Варшава уже переживали трудный период в отношениях, когда президентом Польши был Лех Качиньский, а премьер-министром — его брат Ярослав. Эти политики не скрывали, что с их точки зрения Германия до сих пор не искупила вред, нанесенный Польше в годы Второй мировой войны. Однако в прошлом эти претензии не создавали серьезных проблем для диалога Варшавы и Берлина, поскольку дела в Евросоюзе шли хорошо. Ситуация изменилась после того, как в ЕС усилились внутренние противоречия. «Определенная неприязнь в отношениях Польши и Германии возникла на фоне тяжелейших проблем в ЕС, которые не связаны конкретно с Варшавой и Берлином, но при этом осложняют жизнь как им, так и остальным членам европейской семьи. ЕС находится в кризисе, и это все осложняет. Германо-польским отношениям предстоит очень сложный период. Партия "Право и Справедливость" только пришла к власти, и до следующих выборов изменений во внешнеполитическом курсе Варшавы и в ее риторике не будет. К сожалению, для ЕС как раз эти годы будут решающими», — уверен научный директор клуба «Валдай», профессор-исследователь НИУ ВШЭ Федор Лукьянов.

До возвращения во власть партии Качиньского отношения Германии и Польши переживали один из самых теплых периодов в своей истории. На волне украинского кризиса сформировалась связка Берлин-Варшава. Германии была необходима поддержка Польши как главного представителя Восточной Европы для упрочения лидерства внутри ЕС, поэтому Берлин сблизил свою позицию с польской по украинскому вопросу.

Клубок противоречий

Взаимные упреки посыпались после того, как новое правительство Польши ввело поправки к законам о Конституционном суде и о телерадиовещании. Так, согласно новой редакции закона о СМИ правительство будет напрямую назначать и снимать с должности руководителей общественно-правовых телерадиокомпаний. В Германии стали опасаться, что польская пресса окажется под контролем властей и превратится в инструмент правительственной пропаганды. «Попытка надеть правительственную уздечку на СМИ противоречит основополагающим ценностям ЕС», — прокомментировал произошедшее председатель Союза журналистов ФРГ Франк Юбераль.

Не понравилась немецким властям и реформа Конституционного суда (КС). Решения теперь будут приниматься большинством в две трети голосов, а не простым большинством, как раньше; число судей увеличится до 15, причем пятерых из них партия «Право и Справедливость» планирует назначать самостоятельно. Помимо этого, КС больше не сможет самостоятельно прекращать полномочия судей. Дисциплинарные взыскания в их отношении можно будет применять только по запросу президента или министра юстиции. В Берлине полагают, что принятые поправки резко урезают полномочия КС и лишают его независимости.

Ряд немецких политиков из партии Меркель отреагировали на действия польских властей жестко, призывая наложить санкции на Варшаву. И хотя через пару дней официальный представитель правительства ФРГ Штеффен Зайберт опроверг информацию о возможном введении антипольских ограничительных мер, неприятный осадок остался.

В Варшаве стали огрызаться, заявив, например, что если кто-то и может критиковать Польшу за проблемы со свободой слова, то уж точно не власти ФРГ, пытавшиеся не допустить утечку в СМИ информации о нападениях мигрантов на немецких женщин в новогоднюю ночь.

«Отношения между Берлином и Варшавой сейчас и правда напряженные. Для нового польского правительства Германия — больше враг из прошлого, чем настоящий или будущий союзник. Варшава постоянно припоминает Германии события Второй мировой войны, а также критикует ее за то, что она пытается навязывать свои решения соседям по Евросоюзу. В будущем критика только усилится, потому что польское правительство озабочено тем, как сосредоточить в своих руках как можно больше власти», — уверен член Германского общества внешней политики Штефан Майстер.

Против квот

Главным же раздражителем в отношениях Варшавы и Берлина стала миграционная политика ЕС, авторство которой принадлежит Германии. Согласно плану, каждой стране Евросоюза определена соответствующая квота беженцев. «В этом году Польше, где проживают 38 миллионов человек, надо принять 7-8 тысяч мигрантов. Это проблема. Наши политики не знают, что с ними делать. 70 процентов этих беженцев — молодые люди. В Польше их боятся. Это люди с другим менталитетом, другой религией», — говорит Кшиштоф Федорович, профессор Института востоковедения Исторического института при Университете им. Адама Мицкевича.

Spiegel по этому поводу язвительно заметил, что польские власти ведут себя как выходцы из Восточной Германии: «Они с удовольствием берут у Запада деньги, но не хотят перенимать западные ценности. Германия в состоянии содержать расистов из Саксонии и Бранденбурга. А вот готов ли ЕС содержать такие ксенофобские страны как Польша, Венгрия и Словакия?»

Впрочем, нежелание этих стран принимать у себя беженцев можно понять. «Для них приток мигрантов может стать тяжелым психологическим испытанием. Исторически этим странам приходилось бороться за сохранение своей идентичности, находясь в окружении могущественных соседей, которые постоянно пытались их завоевать. Сегодня перед ними тоже возникает угроза идентичности, но совершенно другого типа. Польша в данном случае оказалась лидером блока просто потому, что она в политическом плане более весомая страна. Встает вопрос о принципах управления Европой. Германия считает, что нужно разделять бремя по справедливости, а страны Восточной Европы говорят, что они не для того вступали в ЕС, чтобы им опять указывали, что делать», — полагает Лукьянов.

Однако Германия, возмущенная поведением Польши, заявила, что страны, которые не подчиняются общей политике ЕС по приему и расселению беженцев, стоит наказать. В Берлине предлагают либо оштрафовать эти государства, либо в будущем урезать им выдачу средств из структурных фондов.

Штефан Майстер уверен, что конкретные меры Варшаве все-таки не грозят. «Я не думаю, что в отношении Польши будут введены какие-либо санкции. По этому вопросу очень сложно достичь консенсуса, потому что есть другие члены ЕС, которые также выступают против квот на беженцев. Они согласны с Польшей и будут блокировать любое решение. В этом большая проблема. Высокопоставленные политики в ЕС критикуют Польшу и страны, выступающие против квот, но это ни к чему не приведет. Я не думаю, что Варшава изменит свое решение», — резюмировал эксперт.

Что немцу хорошо

Еще одно испытание для германо-польской дружбы — строительство газопровода «Северный поток 2», который к 2019 году планируют проложить между Россией и Германией в обход Украины и восточноевропейских членов ЕС. Польша активно выступает против проекта, который очень выгоден Германии.

Поляки считают, что «самое могущественное государство ЕС поставило свои экономические интересы выше энергетической безопасности Евросоюза». Таким образом, Германия, в отличие от своих соседей, сможет участвовать в поставках голубого топлива из России и получать большую прибыль за его транзит.

«Используя антигерманскую риторику, польские власти не только стремятся заручиться поддержкой собственного населения, но и хотят играть более важную роль в принятии общеевропейских решений. Однако Польша не настолько сильна, чтобы составить конкуренцию Германии и стать лидером. Ее силы переоценены. Она слишком слаба, — считает Штефан Майстер. — К тому же Варшава экономически очень сильно зависит от ФРГ. Германия — главный экономический партнер Польши. Не исключаю, что Варшава сможет образовать коалицию восточноевропейских стран, однако добиться большего ей не удастся».

Автор: Ксения Мельникова
Источник: http://lenta.ru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


Ещё статьи из рубрики «АНАЛИТИКА»:
Ещё статьи из рубрики «Концепции и доктрины»:

Архив материалов

Март 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Фев    
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Обсуждение