Новости СМИ2

Уровень сотрудничества армий России и Сирии можно назвать образцовым

754440240293953Опыт военно-технического сотрудничества России с Сирией столь значителен, что достоин подробного разбора.

Всего ста дней оказалось достаточно, чтобы сирийские МиГи профессионально сопровождали российские бомбардировщики. Однако ВТС с армиями других независимых государств, в том числе в полной мере союзных России, пока оставляет желать большего.

Совместный боевой вылет сирийских истребителей МиГ-29 и российских штурмовиков Су-25 далеко не первый случай совместных боевых действий российских войск с армиями других стран за последние 25 лет. Совместными действиями можно назвать и участие российской 201-й дивизии в гражданской войне в Таджикистане, и координацию действий с осетинскими и абхазскими частями в августе 2008 года. Но и то, и другое носило стихийный или ситуативный характер. Сейчас же сирийские летчики заранее посетили авиабазу Хмеймим, чтобы скоординировать свои действия с российскими коллегами, обменяться радиочастотами и позывными.

На практике все это могло напоминать тренировочный процесс, все-таки уровень подготовки сирийских пилотов значительно ниже, чем у россиян. С другой стороны, они уже пять лет воюют и набрались своеобразного, свойственного только этой конкретной войне опыта. Так что если сирийцы могли подучиться у россиян пилотажу, то россияне имели возможность узнать что-то новое и для себя. ВВС Сирии все еще боеспособны, по крайней мере, на том уровне, который позволяет их использовать во вспомогательных целях. В том числе для эскортирования штурмовиков, что и было продемонстрировано.

В более широком смысле российские вооруженные силы сотрудничают со своими союзниками исключительно на учениях.

Флот – другое дело, эскортирование гражданских конвоев у берегов Сомали и Йемена несколько раз проводилось с судами других государств, но даже случаев совместных столкновений с пиратами не было. При этом статус военно-технического сотрудничества с зарубежными странами дифференцирован. Присутствие групп российских военных и гражданских специалистов во множестве стран мира, где они помогают справляться с нашей военной техникой, тоже ВТС. В советское время зенитные установки поставлялись даже в Марокко, и по рассказам военных переводчиков, было довольно сложно обучить офицеров королевской гвардии обращаться с ними – вплоть до несчастных случаев на производстве. Но даже и в Минске существует специальная наблюдательная группа наших специалистов, которая мониторит соблюдение технологий тех товаров военного назначения, которые Белоруссия производит в интересах российской армии.

В случае с Белоруссией ВТС сводится к совместным учениям, правда, как правило, масштабным и резонансным.

Например, учения «Щит Союза – 2015» осенью прошлого года привели прибалтийские государства и Польшу в состояние, близкое к истерике, хотя они не были самыми крупными по количеству принимавших в них участие военнослужащих и техники. В рутинном же режиме речь идет об обеспечении жизнедеятельности двух российских радиолокационных баз – раннего предупреждения в Ганцевичах и длинноволновой связи с подводными лодками в Вилейке. Переговоры о создании базы ВВС на территории Белоруссии пока тонут в торговле, что типично в отношениях с Минском. А пока суд да дело, российская эскадрилья усиления все-таки прилетела прошлым летом на белорусские аэродромы, чем, опять же, сильно возбудила Литву и Польшу.

К слову, в полной мере понять, что из себя на деле представляет гигантская по европейским меркам белорусская армия, не представляется возможным. Президент Лукашенко считает одним из своих основных достижений отсутствие совместных с Россией жестких военных обязательств. То есть Россия-то Белоруссию оборонять обязана, ибо «мы – союзники», но «белорусы в горячих точках служить не будут». Президента, конечно, можно понять, но если смотреть с взлетно-посадочной полосы авиабазы Хмеймим или с югоосетинского полигона Дзарцем, то выглядит это, скажем так, не по-товарищески.

201-я российская военная база в Таджикистане – один из оплотов безопасности республики.

Ситуация в стране и вокруг нее очень сложная. Специфическая политическая система, сконструированная после «национального примирения», изначально несет в себе элементы нестабильности, и иногда ее замыкает, как летом прошлого года. Российские военнослужащие во внутренние конфликты не вмешиваются, но их контакты с таджикскими коллегами куда более плотные, чем с белорусами – прифронтовое положение обязывает. Сейчас отношение к афганскому «Талибану» несколько двойственное, но угрозы, исходящей из Афганистана, никто не отменял, и в декабре 201-я база была усилена соединениями специального назначения именно для сдерживания возможных прорывов или диверсий со стороны «Аль-Каиды» и ИГИЛ. А учитывая, мягко говоря, неконтактность с внешним миром соседнего Туркменистана, 201-я база давно уже стала ключевым элементом российского военного присутствия в регионе.

Совсем иной уровень взаимодействия установлен сейчас (и будет совершенствоваться дальше) между Россией с одной стороны и Абхазией и Южной Осетией – с другой.

Вернее, между министерствами обороны этих стран. Договоры об усилении интеграции с новыми республиками предусматривали создание совместных военных структур, что вызвало и в Сухуме, и в Цхинвале нешуточную полемику. Предлагалось часть местных вооруженных сил передать под совместное командование с российским офицером во главе, провести перевооружение и переподготовку этих совместных бригад, наладить совместное оперативное управление. В РА посчитали, что такое решение лишит Абхазию доли суверенитета, поскольку президент республики частично потеряет полномочия главнокомандующего. В РЮО же и вовсе обеспокоились мифическим «разоружением» республики. Вероломное поведение Грузии приучило жителей Южной Осетии заботиться о безопасности самостоятельно, а сокращение и так некрупных местных вооруженных сил вызвало фантомные боли последнего года Советского Союза. Тогда группировка внутренних войск МВД СССР, переброшенная в РЮО из Карабаха, по приказу из Москвы пропустила в город грузинскую милицию и активистов националистских группировок. Эта история сильно перепахала сознание жителей РЮО как невероятный акт предательства. И очень сложно объяснить местным, что это не «русские предали», а «советские» – по приказу министра внутренних дел СССР, выполнявшего распоряжение генерального секретаря ЦК КПСС. Эту особенность национального менталитета не учли те бодрые молодые люди, которые сочиняли проект военной интеграции РФ и РЮО, как все другие интеграционные проекты. Скандал до сих пор не погашен, и периодически возникают проблемы, например, вокруг использования полигона Дзарцем (там рядом села, иногда учебные стрельбы проводятся в неприятной близости) или на уровне бытового поведения отдельных офицеров.

Несмотря на эти неурядицы, именно с Абхазией и Южной Осетией достигнут сейчас максимальный уровень военного сотрудничества. Безусловно, с точки зрения численности и насыщения тяжелым вооружением вооруженные силы обеих республик выглядят, мягко говоря, скромно. Но особенности местности делают даже небольшие, но профессиональные и морально устойчивые отряды существенной силой, что было продемонстрировано и в августе 2008-го. А суммарная военная мощь обеих российских военных баз – 4-й в Осетии и 7-й в Абхазии – примерно равна полевой армии.

Несколько сложнее ситуация в Армении, где лишь совсем недавно начал действовать в полной мере договор о совместной охране воздушного пространства, что значительно усилило позиции российской военной базы, в том числе на турецком направлении. В то же время российские военные базы в Армении живут в закрытом режиме с целью избежать конфликтных ситуаций. Но уровень взаимоотношений с армянскими вооруженными силами прекрасный, как и совместное понимание общих угроз и вызовов.

Автор: Евгений Крутиков
Источник: http://vz.ru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


Ещё статьи из рубрики «АНАЛИТИКА»:
Ещё статьи из рубрики «Геополитика и безопасность»:

Архив материалов

Май 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Апр    
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031  

Обсуждение