Новости СМИ2

НАТО после Америки

19

Пренебрежительные высказывания Дональда Трампа о том, что НАТО себя изжила, и что было бы неплохо, если бы альянс распался, вызвали сильное раздражение по обе стороны Атлантики. Председатель объединённого комитета начальников штабов генерал Джозеф Данфорд (Joseph Dunford) стал первым чиновником американского правительства, кто открыто осудил лидирующего кандидата-республиканца, заметив, что «актуальность и востребованность НАТО, на мой взгляд, сомнений не вызывает и вообще не обсуждается». В понедельник президент Обама выступил в том же духе, заверив Генерального секретаря НАТО Йенса Столтенберга (Jens Stoltenberg) в том, что альянс «по-прежнему является стержнем, краеугольным камнем политики безопасности США». Хотя европейские лидеры в основном отказываются высказываться по вопросам, касающимся президентских выборов в США, президент Польши Анджей Дуда (Andrzej Duda) отметил, что США больше всего заинтересованы в стабильной Европе.

Однако давайте отвлечемся на минуту и рассмотрим радикальную идею Трампа, предположив в качестве гипотетического сценария, что США уходят из НАТО, поскольку следующему американскому президенту надоело защищать и платить за этих любящих прокатиться за чужой счет европейцев — не получая при этом ничего взамен.

(В соответствии со Статьей 13 Североатлантического договора, «любая Договаривающаяся сторона может выйти из [НАТО] через год после того, как она уведомит [правительство Соединенных Штатов Америки] о расторжении ею Договора». Чисто теоретически опустим эту часть договора как простую формальность).

Решение Вашингтона выйти в одностороннем порядке из НАТО, вызовет цепную реакцию и, вероятнее всего, другие двадцать семь стран-членов альянса начнут пересматривать его общие цели и его незыблемость.

Второй страной, которая выйдет из состава НАТО, вероятно, будет Канада — учитывая ограниченные возможности Оттавы перебрасывать войска через Атлантику и ее возможную боязнь запутаться в сложных европейских конфликтах, происходящих вдали от канадских берегов. Возможно, что Турция сочтет заманчивым остаться в составе альянса — в зависимости от того, насколько к тому времени продвинется решение вопроса о ее вступлении в Евросоюз. Правда, большинство европейских стран скорее всего захотят отгородиться от Ближнего Востока буферным государством, а значит, они вытолкнут Анкару из любой союзной организации, которая возникнет после НАТО.

Без участия в альянсе США, Канады и Турции, вектор геополитического развития Европы скорее всего будут определять следующие пять факторов:

(1) Степень обеспокоенности в европейских политических кругах и уровень общественного недовольства на континенте в связи с решением Вашингтона в одностороннем порядке выйти из состава НАТО;

(2) Способность Общей политики безопасности и обороны Евросоюза (CSDP) служить организационной структурой, отражающей концепцию и практическое использование НАТО;

(3) Реализуемость Статьи 42.7 Договора ЕС о взаимной помощи в сфере безопасности и обороны с целью оказания поддержки и укрепления единства по аналогии со Статьей 5 Североатлантического договора;

(4) Способность европейских стран-членов НАТО найти точки соприкосновения в вопросах политики в области ядерных вооружений при отсутствии «ядерного зонтика» США;

(5) Изменения внешней и оборонной политики России в ответ на новые геополитические реалии в Европе.

Согласно наиболее благоприятному сценарию оставшиеся европейские страны-члены НАТО продолжат укрепление «Европейского» альянса за счет стремления к повышению способности взаимодействовать и увеличения оборонных расходов с тем, чтобы компенсировать отсутствие в Европе вооруженных сил США, вооружений, средств и техники передового базирования. Эта новая союзническая структура — назовем ее Организацией Европейского договора (ЕТО) — возможно, будет поддерживать еще более тесные связи с Европейским Союзом до тех пор, пока эти две организации не станут со временем одним целым. При этом Вашингтон будет вынужден наблюдать со стороны, как европейцы стремятся координировать свою собственную оборонную политику, которая, возможно, окажется диаметрально противоположной национальными интересам США за рубежом. «Европеизация» оборонной политики приведет прежде всего к переориентированию экспорта американского оружия в сторону Европы и развитию ВПК США как основного поставщика вооруженных сил ЕТО.

Одна из серьезных проблем, с которой с самого начала столкнется ЕТО — разработка эффективной политики в области ядерных вооружений. Если ЕТО поставит перед собой задачу нераспространения ядерного оружия, то Франции придется решать — выходить ли ей из альянса и вернуться к идее, провозглашенной Шарлем де Голлем, или же активно включиться в дело интеграции ЕТО, стремясь сформировать полноценную оборонную мощь Европы. Великобритания, с другой стороны (если она к тому времени не выйдет из состава Европейского Союза), тоже будет поставлена перед выбором. Ей придется решать — либо воздержаться от модернизации своей программы «Трайдент», либо выйти из ЕТО и попытаться найти защиту в каком-нибудь оборонном альянсе англоязычных стран, в котором могут участвовать США, Канада, Австралия и Новая Зеландия — наподобие организации «Пять глаз» (Five Eyes), созданной этими странами для обмена разведывательной информацией.

Что касается внутренней структуры ЕТО, то она будет либо раздроблена с учетом наличия нескольких внешнеполитических стратегий, из-за чего альянсу в решении большинства оборонных задач за пределами континента придется сохранять нейтралитет (невмешательство), либо ЕТО преодолеет национальную неприязнь на континенте и станет демократическим равным конкурентом для США (конкуренция великих держав). Ни тот, ни другой вариант интересам вашингтонских политиков не отвечает.

Согласно самому неблагоприятному сценарию НАТО просто распадется, а Евросоюз будет не в состоянии заполнить образовавшийся институциональный вакуум. В итоге возникнет несколько двухсторонних и многосторонних военных альянсов, основанных не на экономической взаимозависимости, а на принципах географической близости, культурного сходства, восприятия угрозы, относительной военной мощи и существующих на континенте военных организаций.

Германия, по-видимому, возьмет на себя роль уравновешивающей силы, учитывая ее исторический опыт и географическое положение в центре Европы. Вероятнее всего, Берлин стремится действовать в союзе, прежде всего, с Францией, Польшей и странами Бенилюкса, пытаясь подстраховаться от создания в Европе каких-либо противовесов и блоков. Оборонная политика Германии, прежде всего, будет противоречить оборонной политике бывших социалистических стран, которые будут стремиться, например, к расширению «Вышеградской группы» для защиты от возможной агрессии России. Если Франция, Британия и США не захотят выступать в качестве внешних уравновешивающих сил, то в странах восточно-европейского блока, скорее всего, возникнет желание распространять ядерное оружие. Скандинавские страны, видимо, либо выберут путь нейтралитета, либо найдут точки соприкосновения со странами «Вышеградской группы» — если восприятие угрозы со стороны России существенно сблизит их политические стратегии.

Балканы, скорее всего, опять станут самым нестабильным и взрывоопасным регионом Европы. После распада НАТО, а также с учетом того, что Евросоюз в условиях сокращения экономических инициатив будет не в состоянии удержать вместе страны бывшей Югославии, на континенте может вновь усилиться влияние националистических идей и произойти эскалация насилия, направленного, например, на лишение независимости Косово. Не исключено, что и Турция, которой руководит президент, все больше действующий как диктатор, почувствует необходимость заявить о себе и объединить Кипр силой (если оставить его без присмотра).

Что же касается Западной Европы, то она (согласно конструктивистской теории), вероятнее всего, будет и дальше жить спокойно. Единственным исключением может стать спор между Великобританией и Испанией о суверенитете Гибралтара и стратегическом контроле над проливом, ведущим в Средиземное море.

Правда, если США, Россия и, возможно, Китай решат активно вмешаться в дела Европы, создав двухсторонние военные альянсы с европейскими странами, то последствия и политические потрясения предсказать будет весьма трудно. Представьте себе мир, в котором, несмотря на демократические институты, Франция вступит в альянс с Россией под воздействием нахлынувших настроений времен I Мировой войны, Польша станет младшим союзником США в борьбе за их независимость, а Германия заключит военный альянс с Китаем — чисто из экономических соображений. В результате на континенте может начаться повальное создание альянсов — что, возможно, послужит толчком к следующей глобальной катастрофе.

При том, что все эти сценарии носят гипотетический характер, и некоторые из них, возможно, более реалистичны, чем другие, не следует недооценивать роль НАТО в обеспечении стабильности Европы и безопасности США. Если НАТО суждено распасться, это чревато непредвиденными и далеко идущими последствиями. Хотелось бы посоветовать г-ну Трампу — не следует недооценивать роль НАТО. Этим альянсом надо дорожить, его надо реформировать — но ни в коем случае не следует от него отказываться.

Источник: http://inosmi.ru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


Ещё статьи из рубрики «АНАЛИТИКА»:
Ещё статьи из рубрики «Геополитика и безопасность»:

Архив материалов

Май 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Апр    
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031  

Обсуждение