Новости СМИ2

Признание Карабаха защитит армянский народ от агрессии

1789633

Пришло время ставить конкретные вопросы и получать на них ответы. Вице-премьер РФ Дмитрий Рогозин обещает продолжить поставки оружия Азербайджану, официозно именуя его «стратегическим союзником». «Все в соответствии с контрактами. У нас обе страны — наши стратегические партнеры», — заявил он на пресс-конференции в Баку.

Справедливости ради отметим, что заявление Рогозина не только размывает прилагательное «стратегический», но и ставит ребром следующие вопросы: готово ли правительство РФ в своем нынешнем составе адекватно оценивать политические приоритеты страны, мыслить с учетом национальных интересов, а не бизнес-категориями? И должно ли оно этим заниматься, если внешняя политика — прерогатива президента России, волю которого планомерно реализует министр иностранных дел? Насколько уместно появление Рогозина в Баку в условиях, когда некоторые члены Евразийского экономического союза отказались от участия в ереванском заседании, опасаясь, что и это будет расценено Азербайджаном «как поддержка Армении»?

Какие «стратегические» вопросы может решать Рогозин, если накануне азербайджанскую столицу посетил Сергей Лавров, который дал исчерпывающую информацию о позиции Москвы по нагорно-карабахскому урегулированию? Причем ни сам Рогозин, ни СМИ не объясняют мотивы его поездки в Азербайджан. Для Рогозина это не важно, не его сын отправится на эту войну добровольцем.

Между тем визит вице-премьера вызывает ожидаемую и справедливую волну возмущения в Нагорном Карабахе и Армении, которая вправе требовать от Москвы особого подхода, поскольку является союзником по ОДКБ и членом Евразийского экономического союза. Зачем провоцировать армян и азербайджанцев в ситуации, когда матери хоронят своих детей, когда жены прощаются с мужьями, когда сотни невинных людей пострадали от разгула насилия и агрессии?! Какой стране служит Рогозин и какими «высокими интересами» можно объяснить его столь вызывающее «дипломатическое поведение», которое уже обыгрывается бакинскими политологами, указывающими на то, что «Азербайджан стрелял по территории Армении российскими снарядами».

Ведь ранее на Смоленской площади предупредили, что «любые поставки вооружений как Армении», так и «дружественному Азербайджану» осуществляются при «тщательном учете необходимости сохранения баланса сил в регионе». Тогда о чем таком сокровенном говорил Рогозин с Алиевым? Этот вопрос волнует не только Степанакерт и Ереван, но и Москву, которая назначала Рогозина спецпредставителем по Приднестровью, а не по Нагорному Карабаху. Тем более что к вечеру 8 апреля в Баку ожидали премьер-министра России Дмитрия Медведева, который ранее посетил Ереван, где встретился с главой Армении Сержем Саргсяном.

Ситуация в зоне нагорно-карабахского конфликта остается тяжелой. Некоторым может показаться, что огонь потушен, но он по-прежнему тлеет, подобно стогу сухого сена, который временно залили водой. Что дальше? На горизонте маячит большая война, которая может спровоцировать людские жертвы и политические потрясения. Похоже, что в Баку начали осознавать масштабы катастрофы, спровоцированной протурецким генералитетом, который всеми силами попытался стравить Россию с Арменией. Не случайно министр иностранных дел Азербайджана Эльмар Мамедъяров заявил (7 апреля) на совместной пресс-конференции с главами дипломатических ведомства России и Ирана / Сергеем Лавровым и Джавадом Зарифом/, что «армия должна вернуться в казармы», а «конфликт должны урегулировать не генералы, а дипломаты». Разумеется, он имел в виду азербайджанскую армию, которую бросили в бессмысленную мясорубку, играя на советском инстинкте территориальности. Самое прискорбное состоит в том, что в апрельской войне приняли участие молодые поколения армян и азербайджанцев, дети войны 1988−1994 годов, для которых Советский Союз — далекая история, изложенная в пересказе родителей.

Единственная проблема, волнующая политиков и стратегов всех мастей: как нащупать равновесие в Закавказье и предотвратить бойню? На этот вопрос имеется простой ответ. Для начала Армения должна признать независимость Нагорного Карабаха, что позволит инкорпорировать Степанакерт в переговорный процесс, вернуться к правовым контурам перемирия 1994 года. Данный шаг покажет серьезность намерений у всех трех сторон конфликта.

Пора услышать позицию Степанакерта, выраженную в простой формуле, которую обозначил (в эфире радиостанции «Говорит Москва») глава представительства НКР в Москве Альберт Андрян: «Со стороны Карабаха позиция одна — это признание Нагорно-Карабахской республики и четкая формулировка договора о невозобновлении военных действий». Только эта формула способна защитить Закавказье от продолжающегося хаоса на просторах бывшей Османской империи. Речь идет о прагматичном подходе, поскольку Степанакерт может присоединиться к антитеррористической операции ВКС России в Сирии, о чем в ноябре 2015 года недвусмысленно заявил президент Нагорно-Карабахской Республики Бако Саакян, выступая в пресс-центре ИА REGNUM . И тогда сотни тысяч армян и их братьев по вере, которые проживают на Ближнем и Среднем Востоке, почувствуют за своими спинами поддержку двух армянских государств — Армении и Нагорного Карабаха.

Автор: Саркис Цатурян
Источник: http://regnum.ru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

* Copy This Password *

* Type Or Paste Password Here *


Ещё статьи из рубрики «АНАЛИТИКА»:
Ещё статьи из рубрики «Геополитика и безопасность»:

Архив материалов

Январь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Дек    
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031  

Обсуждение