Владимир Путин создает армию упреждения

full-gvardiya-1459870525-e1459934216355

5 апреля 2016 года президент России подписал указ о создании Федеральной службы войск национальной гвардии. Новая структура будет заниматься антитеррористической деятельностью, борьбой с организованной преступностью, возьмет на себя функции, которые исполняли подразделения ОМОНа, СОБРа.

Военнослужащие ВВ и сотрудники МВД, которые перейдут в нацгвардию, сохранят свои звания и социальные гарантии. Переаттестация им не понадобится. Глава нацгвардии будет напрямую подчиняться президенту, что говорит об особом статусе этих войск. Предусматривается новая форма одежды, которая наверняка станет еще более привлекательной, поскольку на нацгвардию возложены и представительские функции. Все эти изменения, как заявили в Кремле, не говорят о кризисе доверия Владимира Путина к силовым структурам. И все же что стоит за этим президентским указом, почему он появился именно сейчас?

Равнение на Петра

Понятие «гвардия» родом из Италии. В XII веке так назвали отряд для охраны государственного знамени. С самых древних времен правители, будь то вожди, князья или монархи, имели при себе особую стражу, во всех вооруженных силах существовали отборные части, служившие резервом для военачальников. В европейских странах гвардия отличалась лучшей выучкой, обмундированием, вооружением и выполняла, кроме боевых задач, функции охраны монарха. Это во многом характерно и для России.

В Российской империи лейб-гвардия появилась при Петре I. Ее ядро составили Семеновский и Преображенский полки, офицеры и солдаты которых набирались и обучались лично царем и были ему беззаветно преданы.

К концу XIX века гвардейское офицерство состояло в основном из потомственных дворян: 96,3 процента – в кавалерии, 90,5 процента – в инфантерии. Для сравнения: в обычной пехоте дворянами были всего 39,6 процента офицеров. Удивительно, но строго контролировались даже браки: женитьба на дочери купца, банкира, биржевика, пусть с многотысячным приданым, влекла за собой отчисление из гвардейского полка.

В советское время звание гвардейских получали воинские части, корабли, соединения за массовый героизм, мужество и высокое воинское мастерство, проявленные во время Великой Отечественной. Поэтому можно считать, что указ президента – еще и возвращение к традициям, к духу частей, снискавших ратную славу. Но главное, пожалуй, – это ответ на вызовы времени и международной обстановки.

От жандармерии до «Динамо»

Интересно, что попытки создать в структурах МВД гвардейские части предпринимались и раньше. Одним из первых это попытался сделать министр внутренних дел (1995–1998) генерал армии Анатолий Куликов, к которому «ВПК» обратился за разъяснением ситуации. «У меня тогда на столе лежали уже готовая концепция дальнейшего развития внутренних войск и расчеты на создание федеральной гвардии, – вспоминает он. – Но тогда это оказалось невозможно в силу целого ряда причин: политических, экономических».

Была попытка создать свою жандармерию (как во Франции), которая взяла бы на себя борьбу с уличной преступностью. Это, как предполагалось, будут специальные моторизованные части милиции, состоящие из срочников. Для чего училища МВД переводились на юридический профиль. Их выпускники могли задерживать правонарушителей на определенный срок, проводить дознание по упрощенной форме, оформлять протоколы задержания, вести предварительное следствие, а потом передавать материалы в суд. Ожидалось, что к 2005 году такая система заработает повсеместно.

Когда в 1998-м Куликова освободили от должности, все отложили, хотя концепция была утверждена президентом – Верховным главнокомандующим на коллегии 29 октября 1995 года. Но началась война в Чечне. Она нарушила привычный уклад жизни и службы. Неразбериха и коррупция постепенно отодвинули интересы государства на второй план. Куликову в администрации президента однажды даже предложили вывести из МВД внутренние войска, ГАИ и ДПС. Он ответил, что не желает оставаться председателем Центрального совета общества «Динамо».

Урок украинского

После выхода указа президента «О создании Федеральной службы войск национальной гвардии на базе внутренних войск МВД РФ» все же возникают проблемы, которые требуют своего решения. «Я прочитал указ, но там остается много вопросов, – говорит Куликов. – Первое – юрисдикция. Второе – оперативное подчинение ОМОНов и СОБРов министру внутренних дел».

Как будут взаимодействовать службы? Когда, скажем, есть Следственный комитет и оперативное сопровождение раскрытия преступлений – это одно, размышляет Куликов. А как, если вдруг случатся массовые беспорядки, будут работать СОБР, ОМОН, которые входят в состав национальной гвардии, но оперативно подчиняются министру внутренних дел? Кто и за что конкретно несет ответственность?

В целом же решение, по мнению Куликова, правильное и своевременное. Мы видим, что происходит в мире и в стране. Многое переоценено после государственного переворота на Украине, которого можно было избежать, если бы права ОМОНа прописали в соответствующих законах более четко.

Выполняют сейчас наши внутренние войска свои функции? Да. Недавно президент дал им высокую оценку. Поэтому созданием национальной гвардии, видимо, преследуется цель предупредить развитие событий с учетом ситуационного прогноза, информационной войны против России, активизации всех наших врагов, оппонентов, «пятой колонны».

Одна из важнейших задач – борьба с ИГ. Методы этой запрещенной в России организации известны, когда, например, в бандгруппу вербуются молодые люди даже из обеспеченных семей. «Вожаки этих экстремистских структур идут на самые подлые приемы вплоть до извращения канонов ислама, – говорит Куликов. – Например, агентам ИГ в Европе и России разрешается носить крестики, курить и бросать окурки. То есть вести себя так, как окружающие, чтобы не оказаться разоблаченными. Но они должны при этом ждать удобный момент, чтобы взорвать объект, на который укажут главари».

Повторим: указ о создании такой силовой структуры вполне оправдан. Мы не знаем, что ждет страну. А президент знает. 10 лет назад в России был принят закон «О противодействии терроризму», в работе над которым Куликову пришлось принять самое активное участие. По оценке директора ФСБ Александра Бортникова, сегодня этот закон не только помог избежать многих терактов, но и позволил нам стать лучшими в мире по борьбе с терроризмом. «Я уверен, что наше политическое руководство, создавая гвардию, смотрит чуть дальше, чем многие из нас, – подчеркивает Куликов. – Возможно, с тактической точки зрения это многим сейчас непонятно, но со стратегической – вполне оправданно».

Выходит, те надежды, которые возлагает на такую структуру президент, отвечают и чаяниям народа – жить в согласии, мире, безопасности. Думается, национальный лидер сработал здесь в присущем ему стиле – на опережение.

Указ президента требует дополнений, детализации законодательной базы. Такая работа уже началась.

Автор: Олег Фаличев
Источник: http://www.vpk-news.ru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


Ещё статьи из рубрики «АНАЛИТИКА»:
Ещё статьи из рубрики «Армия»:

Архив материалов

Октябрь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Сен    
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031  

Обсуждение


 
a