Новости СМИ2

Поможет ли полицейская миссия ОБСЕ миру в Донбассе

21

15 июня в Минске состоялась встреча внешнеполитических советников президентов государств «нормандской четверки», посвященная развертыванию полицейской миссии ОБСЕ в Донбассе. В том числе в переговорах приняли участие заместитель главы администрации президента Украины Константин Елесеев и советник президента РФ Владислав Сурков, которого украинцы считают ответственным в Кремле за «оккупированный Донбасс». По информации украинского МИДа, состоялось обсуждение параметров самой полицейской миссии ОБСЕ по ее количеству, вооружению, мандату, границам размещения и функциям.

Пока нет достаточной информации о подробностях переговоров. Однако, как заявил глава МИД России Сергей Лавров, Москва готова пойти на то, чтобы в неподконтрольном Украине Донбассе наблюдатели ОБСЕ имели при себе оружие для самообороны. Это свидетельствует о некоторых подвижках в переговорном процессе.

План по внедрению полицейской миссии ОБСЕ в Донбассе имеет несколько модификаций, но в целом все сходится к тому, что она должна обеспечить полное прекращение огня и безопасность как во время проведения выборов в особых районах Донецкой и Луганской областей (ОРДЛО), так и во время «политического процесса урегулирования».

Главным условием реализации плана является так называемый «замер тишины». Перед сторонами конфликта будет поставлено условие на протяжении двух месяцев обеспечить на линии размежевания абсолютную тишину (никаких смертей и обстрелов даже из стрелкового оружия). По результату этого «замера» будут поэтапно внедрятся модули самой миссии.

Это условие сейчас не выполняется. По информации спикера украинской делегации в трехсторонней контактной группе «Минского процесса» Дарки Олифер, с 1 по 15 июня 2016 года по позициям ВСУ выпущено 3340 мин и артснарядов, в том числе и крупных калибров, запрещенных Минскими соглашениями. Боевые действия продолжают разрушать инфраструктуру Донецкой и Луганской областей, в том числе и только что восстановленные объекты железной дороги.

По мнению украинской стороны, сама миссия должна состоять из силовиков и военных, имеющих опыт миротворческих и полицейских операций стран – членов ОБСЕ. Для того чтобы обеспечить потребности миссии, нужно около 5000 полицейских. Предусматривается, что они будут вооружены стрелковым вооружением и легкой бронетехникой. В худшем варианте – это до 500 полицейских с символичными функциями.

Применение полицейскими оружия, процедуры и регламенты принятия решений должны быть выписаны в отдельном документе и согласованы Постоянным советом ОБСЕ (это должны поддержать все 57 стран – членов организации). Принять такой документ в краткие строки просто невозможно даже при давлении со стороны США.

На первом этапе полицейские патрули появятся на линии размежевания и блокпостах. Позже вся военная техника и боеприпасы вооруженных сил Украины (в зоне АТО) и боевиков должны быть собраны на складах, а их охрана и фиксация передвижения возложены на полицейских ОБСЕ.

Должны быть созданы зоны безопасности, свободные от вооруженного присутствия сторон. По информации ЛІГА.net, часть этого плана уже обсуждалась во время недавних переговоров глав МИДов «нормандской четверки» (район Азовского моря, Дебальцево, Донецкий аэропорт и одна зона на Луганщине).

Параллельно с этим должна быть разработана и внедрена процедура доступа полицейских ОБСЕ на избирательные участки в ОРДЛО. По словам украинских переговорщиков, законопроект о выборах на  оккупированных территориях в Донбассе предполагает некие «переходные положения» или же «условия вступления в силу закона»: наступление и использование боевой техники – закон утрачивает силу, попытка срыва выборов – закон утрачивает силу, попытка фальсификации – закон утрачивает силу и т.д.

На втором этапе предполагается введение патрулирования украинско-российской границы в Донбассе совместными патрулями наших пограничников и полицейских ОБСЕ (возможно, при участии подразделений так называемой народной милиции). Сегодня наблюдатели ОБСЕ присутствуют только на двух КПП, тогда как протяженность границы – 400 км, которые не контролируются ни ОБСЕ, ни украинскими пограничниками.

На третьем этапе функции обеспечения общественной безопасности на территории ОРДЛО должны перейти к совместным структурам «народной милиции» и полиции ОБСЕ.

Но это идеальная модель. Своего рода «сферический конь в вакууме». Вряд ли на Западе не понимают, что в полной мере реализовать этот план не удастся. Каждый попытается извлечь из него собственный интерес.

Американцы действительно считают, что через «заморозку» конфликта в Донбассе и сохранение санкций против России они смогут принудить Владимира Путина к миру и уступкам. Во-вторых, Бараку Обаме нужна «история успеха» в Донбассе, для того чтобы следующий президент США чувствовал себя более уверенно в начале своей каденции. И неважно, кто станет хозяином Белого дома. Важно то, что в Вашингтоне есть принципиальный политический консенсус в этом вопросе. Именно поэтому американцы на высшем уровне дали понять всем участникам Минского процесса, что срыв инициативы с полицейскими ОБСЕ может негативно на них отразиться.

Главный интерес Европы в полицейской миссии ОБСЕ в том, чтобы снять вероятность возобновления боевых действий. По мнению министра иностранных дел Германии Франк-Вальтера Штайнмайера, Минский процесс урегулирования конфликта в Донбассе зашел в тупик. Для руководства ФРГ это особенно печально, поскольку именно оно было инициатором переговоров в «нормандском формате» и договоренностей, достигнутых в Минске 12 февраля 2015 года. Окончательный провал Минска-2 стал бы также свидетельством неудачи немецкой внешней политики.

Европе нужны хотя бы имитационный переговорный процесс, ритуальное примирение. Даже формальный диалог в Донбассе открывает перспективу ослабления санкций в отношении России. От них страдает не только российская экономика, но и европейская. Общеевропейская «усталость» от Донбасса и Украины подталкивает ЕС к тому, что его элита может пойти на дополнительные издержки и согласовать полицейскую миссию ОБСЕ.

Формальное согласие России на обсуждение идеи полицейской миссии ОБСЕ еще не значит твердого «да» от Путина. В Кремле дают понять, что вопрос контроля над границей в Донбассе россиянами откладывается до «окончательного политического урегулирования» и «конституционных решений» (а не проведения выборов). Москва выступает против мобильности полицейской миссии ОБСЕ. По мнению российской стороны, полицейские ОБСЕ должны пребывать исключительно на линии размежевания – и никаких несанкционированных передвижений по территории ОРДЛО. В качестве большой уступки Москва может согласиться на мониторинг полицейскими складов с военной техникой. Единственным исключением из правила будет присутствие полицейских (в небольшом количестве, до 200 человек) в охране избирательных участков.

Важным для российской стороны является «совместное патрулирование «зон безопасности» ВСУ и боевиками при посредничестве ОБСЕ (по аналогии с приднестровским форматом миротворческой миссии СНГ). Для достижения «доверия», надо полагать.

Но главное состоит в том, что окончательное «да» Путин даст только после того, как Киев «в полной мере удовлетворит требования РФ в части закрепления в Конституции Украины прав и полномочий органов ОРДЛО». Напомним, что речь идет о фактической договорной конфедерации ОРДЛО с Украиной, а не об особом режиме функционирования органов местной власти в оккупированном Донбассе.

По мнению российского эксперта Алексея Макаркина, для России вопрос о расширении роли ОБСЕ приемлем, хотя сам термин «полицейская миссия» вызывает неприятие из-за его возможного широкого толкования. Представляется все же, что компромисс по ситуации на востоке Украины в принципе возможен. Так, спорная «полицейская» формулировка может быть заменена на другую – например, связанную с расширением уже существующего мандата ОБСЕ.

В качестве основного требования в вопросе политического диалога выступает амнистия участникам сепаратистских формирований. В украинском обществе есть жесткое неприятие подобной меры.

По словам директора Центра гражданских свобод Александры Матвийчук, «амнистия – это элемент национального примирения», но ни примирения, ни амнистии «не может быть по отношению к людям, которые совершили военные преступления, виновные в похищениях и пытках.

Более жесткую позицию занимает вице-спикер Верховной рады Украины Оксана Сыроид. По ее мнению, «порядок деоккупации должен быть следующим: в первую очередь надо закрыть линию разграничения и дать Украине возможность экономически вырасти, вырваться из этого экономического и политического кризиса, в котором сейчас оказалось государство. Затем на эти территории должны зайти представители украинской армии. Зайдя туда, мы должны очистить населенные пункты от оружия, от мин, наркотиков, российской агентуры и российской пропаганды. Следующий шаг – привести туда суд, полицию, пенсионный фонд, учителей и осуществить  наказание и примирение.  После этого могут состояться выборы».

В Киеве недвусмысленно указывают на то, что двустороннего диалога с ОРДЛО на официальном уровне не будет. Это понимают и на Западе. Таким образом, полицейская миссия ОБСЕ в Донбассе пока еще существует только в качестве теоретической модели. Пройдет не один раунд переговоров в Минске, прежде чем стороны достигнут общего видения миссии. И не факт, что миссия ОБСЕ приведет к миру в Донбассе.

Автор: Виталий Кулик
Источник: ng.ru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


Ещё статьи из рубрики «АНАЛИТИКА»:
Ещё статьи из рубрики «Геополитика и безопасность»:

Архив материалов

Май 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Апр    
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031  

Обсуждение