Новости СМИ2

Патроны кончились

14

О склонности НАТО к переговорам с Москвой сообщил миру на днях французский министр иностранных дел Жан-Марк Эйро, пообщавшийся в городе Париже с коллегой Сергеем Лавровым. Кроме того, мсье Эйро рассчитывает, что участники Североатлантического альянса на грядущем саммите в Варшаве заявят о желании положить конец конфронтации с Россией. Неужели НАТО настрелялась на учениях?

Сергей Лавров побывал с рабочим визитом в Париже. На набережной Орсе российского министра иностранных дел принимал коллега Жан-Марк Эйро.

«Мы обсудили с российским коллегой ситуацию в Европе, итоги референдума в Великобритании и сошлись во мнении, что нужно достойно выйти из этой ситуации», — цитирует мсье Эйро «Российская газета».

Кроме того, Эйро заверил гостя в том, что Париж «надеется как можно скорее покончить с санкциями», а также будет «работать над тем, чтобы предстоящий саммит НАТО в Варшаве не привёл к конфронтации с Россией».

В ответ Лавров сообщил, что в Москве прорабатывается возможность созыва Совета Россия — НАТО в Брюсселе на уровне постпредов. Вместе с тем в Кремле не закрывают глаза на наращивание военного присутствия альянса вблизи границ РФ.

Как сообщают «Известия», Сергей Лавров подчеркнул, что маневры Североатлантического альянса у границ России угрожают национальной безопасности.

На это собеседник ответил следующим образом: отметил «неконфронтационный» характер действий альянса.

Французская сторона проявила инициативность: сформулировала предложения, которые могли бы обсуждаться на заседании Совета Россия — НАТО. Москва, отмечает издание, хотела бы организовать мероприятие Совета в начале июля, то есть уже после саммита альянса.

«Россия дала своё согласие на проведение заседания совета, но высказала пожелание, чтобы встреча состоялась после варшавского саммита, чтобы иметь возможность изучить решения, которые там будут приняты», — цитирует «Лента.ру» главу французского внешнеполитического ведомства.

Он заявил также: «Мы не хотим, чтобы встреча на высшем уровне в Варшаве носила конфронтационный характер».

Напомним, впервые после длительного перерыва (около двух лет) заседание Совета Россия — НАТО прошло в конце апреля 2016 г. Генсек НАТО г-н Столтенберг сообщил о имевшем место «искреннем и серьёзном разговоре». При этом он констатировал, что возвращения к прежним двусторонним отношениям ждать не приходится.

Под «прежними» отношениями Столтенберг имел в виду те, что сложились между Россией и НАТО (а точнее, между Россией и Западом) с девяностых годов и «действовали» до 1 апреля 2014 года. Именно в тот день на встрече глав МИД стран-участниц НАТО было принято решение о приостановке военного и гражданского сотрудничества с РФ. Основной причиной приостановки стало присоединение Крыма к территории России. Второй причиной ухудшения отношений явилась напряжённая обстановка на украинском юго-востоке.

Недавно г-н Столтенберг дал интервью немецкой газете «Süddeutsche Zeitung», выдержки из которого были опубликованы на сайте нато.рф. Из заявлений генсека следует, что НАТО пытается выставить себя организацией миролюбивой, а Россию обвинить во всех бедах.

Йенс Столтенберг обвинил Россию в нарушении положений Основополагающего акта о сотрудничестве и безопасности от 1997 года, отметив следующее: «Россия не придерживается положений этого документа, одним из важнейших принципов которого является уважение суверенитета и территориальной целостности всех государств. Россия не уважает территориальную целость Грузии и Украины. Помимо прочего, Основополагающий акт предписывает определенные ограничения на российское военное присутствие, однако оно также существенно увеличено».

Генсек заметил наращивание россиянами вооружений в Калининграде, в Крыму, в районе Баренцева, Балтийского и Чёрного морей, наконец, в Восточном Средиземноморье. Столтенберг заявил, что войска Североатлантического альянса в государствах Восточной Европы планируется размещать для предупреждения возможных конфликтов.

На фоне таких заявлений нисколько не удивляет то, что в Кремле не спешат назначить точную дату встречи, о которой поведал миру мсье Эйро в Париже. Пока Москва остановилась на «проработке возможности». Очевидно, спешки с этим не будет.

Не удивляет и то, что Москва хотела бы организовать мероприятие Совета после варшавского саммита альянса, а не до него. Надо полагать, что грядущий саммит может как раз стать толчком к усилению «конфронтации», которой не желает мсье Эйро. Пока же Парижу придётся выполнить своё обещание и поработать над тем, чтобы «предстоящий саммит НАТО в Варшаве не привёл к конфронтации с Россией».

В самой же НАТО за последние недели сделали всё, чтобы можно было говорить именно о нагнетании напряжённости и усиления упомянутой «конфронтации».

Генсек НАТО анонсировал «переломные решения» ещё в конце мая текущего года. Новые решения коснутся присутствия сил альянса в Восточной Европе. Саммит примет во внимание действия России и определит порядок адаптации к новой ситуации в области безопасности: «Мы должны укрепить присутствие НАТО в восточной части Европы, это будет многонациональное присутствие. Таким образом мы дадим ясный сигнал, что нападение на одну страну будет атакой на всю НАТО».

И вдруг генсек заявил, что сотрудничество альянса носит «оборонительный характер» и не направлено против какого-либо государства. Это после упоминания «действий России»!

Похоже, мы имеем дело с примечательным случаем вытеснения пропагандой логики.

Разумеется, такие «оборонительные» шаги не ускользнули от внимания Москвы. Именно поэтому в Кремле не спешат с проведением Совета Россия — НАТО.

Тем не менее, инициатива Франции в целом является позитивной: она означает перелом в сознании европейских политиков. После того, как Евросоюз дал первую трещину (референдум в Великобритании), многие крупные европейские политики озаботились вопросом сближения с Россией. Уже существует документ о предполагаемой «глобальной стратегии» ЕС, в котором отмечается, что Германия и Франция видят на фоне грядущего откола Великобритании толчок к углублению сотрудничества в области общей обороны и безопасности в рамках ЕС и вместе с тем считают необходимым выработать единый подход к «стратегическому вызову» Москвы, ведь «ЕС и Россия взаимозависимы». И здесь речь идёт вовсе не о конфронтации, как можно подумать, а о сотрудничестве с Москвой: «Поэтому мы будем сотрудничать с Россией, чтобы обсудить разногласия и сотрудничать в тех случаях, когда наши интересы пересекаются».

Таким образом, и эта свежая инициатива ЕС (озвученная, кстати, Могерини), и заявления мсье Эйро, выступившего против «конфронтации», являются первыми ласточками, обещающими в скором будущем потепление между Европой и Россией. Конечно, иным политикам из Польши и государств Прибалтики эти инициативы могут не понравиться. Однако и эти политики (исключая разве что польского министра обороны) прекрасно понимают, что русские не собираются атаковать ни отдельно взятую Латвию, ни весь Евросоюз. Тявкать в эфире — это одно, а верить в агрессора на пороге — совсем другое. Там, где случается последнее, в игру должны вступать плечистые санитары со шприцами.

Автор: Олег Чувакин
Источник: http://nk.org.ua

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


Ещё статьи из рубрики «АНАЛИТИКА»:
Ещё статьи из рубрики «Геополитика и безопасность»:

Архив материалов

Май 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Апр    
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031  

Обсуждение