Новости СМИ2

НАТО будет готовить охотников за московскими троллями

22

Здравствуйте, я охотница за троллями. Так просто на встрече верхушек НАТО в Варшаве представилась Джессика Аро. Журналистка из Финляндии, ставшая известной за последние несколько лет, открыла глаза Западу на то, какую машину пропаганды запустил Кремль.

Джессика Аро на своем опыте испытала, что значит заслужить ненависть прославляющих режим Владимира Путина. Ее называли и шпионкой НАТО, и проституткой, обманщицей, обвиняли в распространении наркотиков – фантазии пропагандистов безграничны. Имя Аро хорошо известно не только в Финляндии. Обнаружила "фабрику троллей" Особенно хорошо ее запомнили люди, работающие в Санкт-Петербурге, на ул. Савушкина, 55. Именно здесь в сентябре 2014 года Аро проводила расследование, которое прославило не только ее, но и но и зарегистрированное по этому адресу предприятие – «агентство по исследованию интернета», в котором работают «специалисты по социальным сетям», «интернет-операторы», «создатели текстов».

На самом деле, предполагается, что под этим скрывается одна из финансируемых Кремлем «фабрик троллей». Здесь трудятся нанятые комментаторы, которые днем и ночью работают в соцсетях, в разделах комментариев иностранных СМИ. Прославляют, защищают, оправдывают режим Путина, и смешивают с грязью Запад, Украину, страны Балтии. Ходившие до исследования Аро слухи o «30-рублевой армии» - группах наемных комментаторов – подтвердились: Аро раскрыла, чем на самом деле занимается «агентство по исследованию интернета». Один тролль работает 12 часов в сутки, ночью его сменяет другой. За день тролль должен распространить 50-100 сообщений с разных профилей в социальных сетях. Иногда они вступают в споры с собой – комментируют то, что сами написали. За постоянную работу платят примерно 400 евро в месяц. Пойманный тролль всегда может оправдаться – якобы, это его личное мнение, за которое никто не платит. Якобы, нет ничего странного в том, что ночью под статьей в западном СМИ появляются сотни защищающих Путина комментариев.

 Столкнувшись с такой агрессивной тактикой, люди с Запада нередко теряются. А это, по словам Аро, очень опасно. Правда, охотница за троллями признала, что ее работа имеет и отрицательные последствия. – Вы можете объяснить, что для вас значит быть охотницей за троллями, и что конкретно вы делаете? – В 2014 году я наблюдала, что Россия делает в Украине, и меня заинтересовала информационная война. Я начала расследование и попросила финнов помочь мне выявить троллей – как и где они работают. Я получила большую помощь. Оказывается, деятельность троллей в Финляндии и не только продолжалась уже не один год – агрессивные, создавшие не настоящие профили люди на русском, английском, финском и других языках распространяли кремлевскую пропаганду. Я проверила множество форумов, и обнаружила много таких людей с повторяющимися сообщениями, но еще важнее то, что выяснилось влияние такой пропаганды на людей в Финляндии. Из-за дезинформации у финнов возникли сомнения в том, что происходит в Украине.

 Вспомните – и у главных СМИ сначала не было всей информации, а тролли распространяли дезинформацию, объясняли, что в Крыму нет никаких российских военных, агрессивно вели себя с имеющими другое мнение. Некоторые финны растерялись, даже испугались, и перестали комментировать темы, связанные с Россией, потому что тролли предпринимали прямые атаки – взламывали профили, обливали грязью, закидывали спамом. Это они использовали и против самих русских. Одна из положительных сторон моей работы – что некоторые не поддались давлению, напротив – узнали, кто такие тролли, стали их узнавать в соцсетях, не позволяли себя запугивать. То, что я раскрыла, как они работают, раздразнило их, но люди больше знают о том, как действуют тролли, и могут учиться отличать пропаганду от правды. – Как у вас возник интерес к охоте на троллей? – Меня с детства интересовала Россия. История нашей страны тесно связана с Россией – я слышала много рассказов и о войне, и о захвате наших земель.

Кроме этого, я училась в России и знаю русский язык – не в совершенстве, но понимаю, когда меня троллят. И меня очень интересует пропаганда и манипуляции. – Как вы попали на "фабрику троллей" и что там делали? – В 2013 году я прочитала статью журналистки Александры Гармажаповой о посещении одной из таких фабрик. Меня это очень заинтересовало, и мы с одним коллегой решили сами испытать, что это значит. Поехали и попытались устроиться на работу. Попасть туда было нелегко. Во время собеседования нам объяснили, что надо будет писать на разные, в основном – политические темы, то есть, «создавать контент». Никто из работников не хотел и не имел права говорить о своей работе, но в конце концов, нам удалось получить информацию. Там тайно работают смелые российские журналисты, они нам рассказали, как там работают. По моим сведениям, таких фабрик троллей есть и больше, они продолжают трудиться – не только пишут тексты, но и создают мемы, видео. Работавшая там некоторое время Людмила Савченко рассказала мне, что исследование финских журналистов очень разозлило их. И это стало ясно, учитывая, что они предприняли против меня. – Были разные истории о мести троллей. Что конкретно они делали? – Сразу после статьи о кремлевских троллях я стала мишенью. Полилась грязь через Facebook и Twitter. Мои профили атаковали, они брали мои старые и новые фотографии и издевались, писали абсурдную информацию.

Конечно, многие фантазировали о моей смерти. Такие сообщения не просто распространялись – их покупали, чтобы их видела как можно более широкая аудитория. Потом начались атаки на моих друзей или людей, которые подписаны на меня в соцсетях. Меня называли и шпионкой НАТО, обвиняли в распространении наркотиков. Потом кто-то создал музыкальное видео, в котором надо мной издеваются. Меня играла актриса.

Потом начались звонки. Один из звонивших представился моим отцом, который следит за мной. На самом деле, мой отец умер 20 лет назад. – Что вы чувствуете из-за этого? – Иногда бывает плохо, даже трудно объяснить. Иногда я не обращаю внимания на атаки, даже не успеваю следить за ними – их все больше. Иногда не могу не реагировать, так как от моего имени хакеры распространяют спам, а мои друзья спрашивают, зачем я им это посылаю. – Как вы думаете, какая цель кампании троллей? – С самого первого дня я поняла – они стремятся уничтожить мою репутацию. Они пытаются навязать мнение, что я не журналистка, а преступница, агент и пр. Некоторые в это верят. Думаю, их цель – заставить меня замолчать

Сначала я не хотела быть известной, попадать в заголовки, передачи. Хотела только работать журналистом в интернете. Сейчас постепенно привыкаю к этому. Пишу книгу «Империя Владимира Путина и троллей» о том, как действуют кремлевские тролли, как запугивают граждан России, как действуют за пределами страны. Ведь не только я испытываю эти атаки – тролли издеваются над россиянами, которые говорят о грязных действиях власти. Тролли не прекратили свою работу, не прекращу и я – возможно, это вдохновит других. – Некоторые подвергались не только издевательствам – есть журналисты, которым угрожали, некоторые убиты. Недавно спецслужбы России начали преследовать дипломатов США – следят за членами их семей, врываются в квартиры, даже избивают дипломатов на улице. Вы не боитесь похожих действий со стороны Кремля? – Я к этому готова. Вперед, пусть только попробуют. Страх – это только чувство в голове. Почему я должна бояться из-за своей профессиональной деятельности? Я хочу делать то, что важно. Да, иногда я чувствую себя неуютно, но не думаю, что можно говорить о влиянии на мою деятельность. Создание атмосферы страха – метод Кремля, с целью остановить то, что мы хотим делать, так Кремль стремится нас контролировать. Нет, я отказываюсь бояться.

Источник: http://ru.delfi.lt

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


Ещё статьи из рубрики «В МИРЕ»:
Ещё статьи из рубрики «Геополитика и безопасность»:

Архив материалов

Май 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Апр    
1234567
891011121314
15161718192021
22232425262728
293031  

Обсуждение