Новости СМИ2

«Наполовину беременные» на финише: милитаризация Швеции и Финляндии

скандинавыПрошедший 8−9 июля саммит НАТО в Варшаве показал растущий интерес альянса к Балтийскому региону. 4 батальона, примерно по тысяче человек в каждом, теперь будут размещаться на территории Польши, Литвы, Латвии и Эстонии. По батальону на страну соответственно. Однако внимание к Балтике было проявлено и в другом контексте, в вопросе возможного расширения НАТО.

Вопрос расширения альянса действительно являлся и является долгосрочной проблемой НАТО. В рамках включения в Организацию североатлантического договора новых членов на прошедшем саммите были упомянуты Черногория, Молдавия, Швеция, Грузия, Украина и Финляндия. Перспективы членства Молдавии, Грузии и Украины крайне туманны ввиду их регулярной политической нестабильности и наличия горячих или замороженных территориальных конфликтов. Черногория же хоть и близка к вступлению в альянс, несмотря на то, что «родное» правительство тащит страну в НАТО, минуя многотысячные акции протеста и такую мелкую формальность, как общенациональный референдум, но практически не влияет на усиление военного потенциала альянса. Но наиболее интересны для России именно Швеция и Финляндия в контексте их нынешних отношений с НАТО, учитывая, что формально они остаются нейтральными и внеблоковыми государствами.

После того как в XVIII—XIX веках Швеция потерпела несколько сокрушительных поражений в войнах с Россией и утратила значительные территории на восточных берегах Балтийского моря, Стокгольм был вынужден пересмотреть принципы внешней политики. Начиная с провозглашения «Политики 1812» и на протяжении XIX—XX веков, Швеция официально придерживается политики международного нейтралитета. Хотя зачастую нейтралитет королевства был весьма сомнителен. В годы Великой Отечественной войны она поставляла Германии железную руду, сталь, станки и предоставляла свою территорию немцам для транзита живой силы, боевой техники и вооружения на восточный фронт. В годы холодной войны королевство «нейтрально» сотрудничало с НАТО во многих аспектах. Так, в 1952 году над Балтийским морем советским Миг-15 был сбит шведский разведывательный самолёт DC-3, осуществлявший, как показало дальнейшее расследование, разведку в интересах НАТО. В 1960 году Швеция позволила США разместить неподалёку от своего западного побережья атомные подводные лодки, на которых размещались ядерные ракеты среднего радиуса действия типа «Поларис».

В отличие от Швеции, история внешнеполитического нейтралитета Финляндии значительно короче и ограничивается этапом холодной войны и двадцатью пятью годами после её окончания. Несмотря на участие большую часть Второй мировой войны на стороне нацистов, Сталин весьма либерально поступил с Финляндией, сохранив ей капиталистическое и демократическое устройство и нейтралитет во внешней и военной политике. В ответ на это Финляндия сохраняла дружественные отношения с СССР даже в те времена, когда серьёзные кризисы наступали в отношениях Советского Союза с социалистическими государствами, особенно Югославией в 1948—1949 гг., Албанией в 1950—1960 гг. и Румынией с приходом к власти Чаушеску.

Следование политике нейтралитета позволило и Швеции, и Финляндии сосредоточиться на развитии собственных военно-промышленных комплексов и укреплении национальной обороны, опираясь в значительной степени на свои собственные силы. Однако роспуск Организации Варшавского договора и распад СССР дали импульс к новой международной политике Швеции и Финляндии. С начала 1990-х годов обе страны активно включаются в европейские интеграционные объединения, что ставило под вопрос их юридический нейтралитет.

С 1994 года Швеция является участником программы НАТО «Партнёрство ради мира». В 1995 году шведов принимают в Европейский союз. В 1997 году северное королевство становится членом Совета евроатлантического партнёрства (СЕАП). В связи с тесной интеграцией в общеевропейские структуры Швеция в 2002 году изменила свою военную доктрину. Официально она сохраняет «неучастие в военных блоках», однако разрешает правительству военное сотрудничество «в ответ на угрозы миру и безопасности».

Исчезновение советской сверхдержавы и значительное ослабление влияния России на международной арене позволило Швеции усилить свои внешнеполитические позиции и активно включиться в совместные с НАТО военные операции. Уже в 1995 году Швеция направляет своих военных для участия в операции НАТО в Боснии и Герцеговине. Стокгольм с 1999 года активно участвовал в составе Сил НАТО для Косово (КФОР) и с 2003 года в Международных силах безопасности в Афганистане (ISAF). Параллельно с этим королевство, следуя призывам Североатлантического альянса, последовательно трансформирует свои вооружённые силы с целью повышения их развёртываемости и профессионализма. Эта цель была намечена ещё в 2004 и 2005 годах в официальных резолюциях Риксдага.

Наиболее наглядным примером преобразования шведской армии и её активной интеграции с НАТО является создание Северной тактической группой под эгидой ЕС, в которую, помимо «нейтральных» Швеции и Финляндии, вошли члены НАТО, Эстония и Норвегия. С середины 1990-х годов Швеция активно расширяет своё влияние в Прибалтике. Помимо фактической монополизации финансовой системы прибалтийских государств шведскими банками, Стокгольм является одним из самых главных энтузиастов реформирования вооружённых сил и укрепления обороны Эстонии, Латвии и Литвы. С 2011 года Швеция активно участвует в Учебном мероприятии Балтийского региона (Baltic Region Training Event),направленном на усиление совместимости и взаимодействия стран Прибалтики. Организатором данного мероприятия является Авиационное командование НАТО.

В апреле 2010 года Швеция участвует в морских учениях Сил реагирования НАТО (НРФ) «Бриллиант маринер». В апреле 2011 года Швеция помогает НАТО в военной операции «Юнифайд протектор» на территории Ливии. В 2013 году Швеция присоединяется к Силам реагирования НАТО (NRF) вместе с Финляндией и Украиной. В том же году королевство принимает участие в крупных учениях альянса «Стедфаст Джаз».

Финляндия не была столь ретива в стремлении поскорее избавиться от нейтралитета в 90-х и 2000-х годах, как это демонстрировала Швеция. В памяти финнов достаточно живо воспоминание о том, как ставка не на ту сторону в мировой войне отправила страну в разряд проигравших нацистских пособников. Кроме того, Швеция не имеет общей сухопутной границы с Россией протяжённостью почти 1300 км. В 1991 году был заключён договор между Финляндской Республикой и Российской Федерацией о дружбе, сотрудничестве и взаимопомощи. Главным пунктом в сфере обеспечения безопасности является четвёртый, согласно которому Москва и Хельсинки обязуются не предоставлять свою территорию для вооружённой агрессии другой стороне и не оказывать агрессору военную помощь.

В 1995 году Финляндия, как и Швеция, присоединяется к ЕС. Что являлось фактическим отказом от нейтралитета, отныне финскую внешнюю политику во многом начинают определять еврочиновники в Брюсселе. Тогда же Хельсинки одобряет участие своей армии в потенциальных общеевропейских вооружённых силах и наращивает сотрудничество с НАТО. В 1994 году Финляндия вместе со Швецией присоединяется к программе альянса «Сотрудничество ради мира», а в 1997 году — к Совету евроатлантического сотрудничества в качестве страны-партнёра.

Следуя примеру Швеции, тоже некогда нейтральной страны, активно включившейся во взаимодействие с евроатлантическими структурами, в том числе и в военной сфере, Финляндия начинает активно использовать свою армию в международных военных операциях. В 1990-х и 2000-х Хельсинки направляет своих военнослужащих для участия в операциях НАТО в Боснии и Герцеговине, Косово и Афганистане.

Несмотря на то, что длительное время, вплоть до 2014 года, финны в большинстве своём являлись противниками вступления страны в НАТО, Финляндия при руководящей и направляющей роли Швеции также становится участником Северной тактической группы под эгидой ЕС, а в 2013 году присоединяется к Силам реагирования НАТО.

Возвращение Крыма домой значительно охладило отношения России с Западом. Руководство альянса не преминуло воспользоваться ситуацией для усиления антироссийской пропаганды в странах Северной Европы и Прибалтики. Основной упор информационной атаки был сделан на сохраняющие нейтралитет Швецию и Финляндию. Западные СМИ регулярно запугивают население, сдабривая политические новости мантрами в духе «нарастания военного присутствия России в Балтийском море». Норвежцы даже не пожалели средств и сняли многосерийный политический триллер «Оккупированные», в котором по сюжету российская армия осуществляет оккупацию Норвегии. Данные меры призваны увеличить число финнов и шведов, готовых на потенциальном референдуме сказать «да» вступлению своих стран в НАТО.

Высшее руководство альянса также осуществляет активную работу по максимальной интеграции Швеции и Финляндии. На саммите НАТО в Уэльсе в сентябре 2014 года Швеция была обозначена как одна из пяти стран, делающих особенно значительный вклад в операции НАТО, которая будет иметь более широкие возможности для взаимодействия с союзниками. Вместе с Финляндией Швеция подписывает меморандум о гражданском и военно-техническом обеспечении вооружённых сил стран НАТО, следующих транзитом через шведскую и финскую территории как в мирное, так и в военное время. С 2014 года Финляндия и Швеция являются активными участниками ежегодных учений НАТО «Baltops», главной задачей которых является отработка военных манёвров на море, в воздухе, и на суше. С того же времени американские самолёты регулярно используют для перелётов воздушное пространство обеих стран.

В 2014 году вице-президент США Джозеф Байден в своей Бухарестской речи открыто говорил о необходимости «адекватного давления на Россию в Балтийском море». Затем последовала Варшавская речь Барака Обамы, заявившего о необходимости увеличения военного присутствия в восточных странах НАТО, назвав три опорных пункта — Эстонию, Польшу и Румынию, и отдельно оговорив наращивание военных связей с Хельсинки и Стокгольмом.

Следуя официальной риторике ведущей страны Североатлантического альянса, руководство НАТО предпринимает все имеющиеся дипломатические возможности для вовлечения Финляндии и Швеции во все возможные программы и операции НАТО. В июне 2015 года заместитель генерального секретаря НАТО Александр Вершбоу выступает на семинаре «Народ и оборона», призывая шведов к максимально тесному сотрудничеству с альянсом.10 ноября 2015 года в ходе переговоров с министрами обороны стран Северной Европы в Стокгольме Йенс Столтенберг, генсек НАТО, отметил укрепление военного сотрудничества скандинавских стран и необходимость дальнейшего взаимодействия по укреплению обороны. Также Столтенберг провёл отдельные встречи с премьер-министром, министром иностранных дел королевства, а также председателями комитетов Риксдага по обороне и иностранным делам.

Менее чем через месяц, 1 декабря 2015 года на встрече министров иностранных дел НАТО в Брюсселе, Йенс Столтенберг совместно с главами внешнеполитических ведомств Финляндии и Швеции обсуждают текущие проблемы по обмену информацией, противодействию гибридной войне, координации военной подготовки и учений.

Информационная война, ведущаяся западными СМИ и натовскими политиками, даёт свои плоды. В частности, военное руководство Финляндии полагает, что в ближайшее время Аландские острова могут быть заняты российскими войсками, и летом 2015 года Министерство обороны Финляндии высказало намерение разместить там военные подразделения. С начала XIX века острова принадлежали Российской империи, а по условиям Парижского мира, завершившего в 1856 году Крымскую войну, стали демилитаризованной зоной. Данным статусом архипелаг обладает и поныне. Министр обороны Финляндии Юсси Ниинистё заявил, что милитаризация Аландов — «естественная мера безопасности, призванная не допустить крымского сценария на финской территории».

Спустя полгода подобные опасения возникли и у шведского Министерства обороны. По их мнению, Россия не ограничится захватом Аландского архипелага, но непременно будет всеми силами стремиться отобрать у шведов остров Готланд, находящийся в Балтийском море в 100 км от шведского берега. Военное ведомство королевства впервые за 20 лет вновь разместит там свои войска.

В 2016 году милитаризация Финляндии и Швеции продолжает набирать обороты, подводя черту эпохе политического нейтралитета в истории обеих стран. 25 мая 2016 года шведский парламент, Риксдаг ратифицировал договор с НАТО, согласно которому королевство разрешает доступ на свою территорию войскам НАТО для проведения учений и размещения сил, «в случае обострения обстановки в регионе». При этом министр обороны Швеции Питер Хултквист заверил, что Швеция по-прежнему остаётся внеблоковым государством, приверженным принципам нейтралитета.

В июне 2016 года премьер-министр Финляндии Юха Сипиля допустил подачу республикой заявки на вступление в НАТО. Однако вынужден был оговориться, упомянув необходимость проведения референдума по данному вопросу. В июне сего года в ходе ежегодных крупномасштабных учений НАТО в Балтийском регионе «Baltops — 2016» военные альянса впервые использовали для манёвров территорию Финляндии, что по сути отменяет российско-финский договор от 1991 года «О дружбе, сотрудничестве и взаимопомощи».

В целом США и НАТО удалось эффективно использовать пропагандистские средства антироссийской политики для формирования у значительной части финнов и шведов желания стать полноправными членами НАТО. По последним соцопросам, более половины шведов поддерживает вступление страны в альянс. В Финляндии число сторонников и противников НАТО сравнялось — примерно по 40%.

В самом альянсе понимают исторические особенности в финско-шведских отношениях. Швеция со значительным багажом исторического опыта, давно сложившейся государственностью и осознанным восприятием национальных интересов во внешней политике является своего рода старшим братом для Финляндии, независимости которой нет ещё и ста лет. Поэтому в официальных заявлениях НАТО регулярно упоминается о понятии «Togetherness» (единое стратегическое пространство) в отношении Стокгольма и Хельсинки, с целью переориентировать последний в политической ориентации на НАТО, а не на сохранении добрососедства с Россией.

Для НАТО крайне важным является вопрос сокращения российского влияния в Балтийском море. Идеальным вариантом для альянса представляется скорейшее вступление в него Финляндии и Швеции, поскольку, таким образом, происходит превращение Балтики в своего рода «внутреннее море НАТО». Это обеспечивает возможности для закрытия Эстонией и Финляндией выхода России из Финского залива и блокады Калининградской области, что вовсе создаёт угрозу территориальной целостности нашей страны и фактически существованию Балтийского флота. Тем самым создаётся опасность для полноценной реализации Россией своих экономических и политических интересов на Балтике. В свою очередь альянс получит две новых страны-члена с развитыми военно-промышленными комплексами и современными, хорошо обученными армиями, готовыми выполнять различные операции в интересах НАТО по всему земному шару.

Источник: https://regnum.ru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

* Copy This Password *

* Type Or Paste Password Here *


Ещё статьи из рубрики «АНАЛИТИКА»:
Ещё статьи из рубрики «Геополитика и безопасность»:

Архив материалов

Декабрь 2016
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Ноя    
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031  

Обсуждение