Новости СМИ2

«Обама отдал Ближний Восток России, Ирану и ИГ»

237781656В Белом доме Барак Обама принимал «катастрофические» решения. Его нерешительность в Сирии, когда Асад, использовав химическое оружие, переступил «красную линию», обозначенную США, вероятнее всего, останется позорным пятном на репутации Обамы. В новой книге, посвященной обязательству выступать в качестве мирового полицейского, взятому на себя США, Андерс Фог Расмуссен выносит суровый приговор некоторым решениям президента.

Если вспомнить его характерную манеру, когда он мог вдруг вот так внезапно ощериться, то создается впечатление, что он говорит о некоторых наиболее известных образах врага из прошлого, эту манеру мы прекрасно знаем еще с тех времен, когда Андерс Фог Расмуссен играл активную роль в датской политике.

Это могли быть педагоги «круглого стола» в народной школе. «Полезные идиоты» времен холодной войны. «Социалистические нарушители спокойствия», которые в 2006 году проводили демонстрации, требуя роста благосостояния. Или же козы и овцы времен кризиса, связанного с карикатурами на пророка Мохаммеда.

Но в этот раз речь, впрочем, идет о совершенно иной категории людей, которых Фог вербально взял на мушку. Казалось, что этим людям бывший премьер-министр постоянно поддакивает, охваченный чувством некоего безудержного восторга:
Об американских президентах.

Понятное дело, обрушивается он не на всех из них. Но на многих. Всех тех, кого он определяет как «изоляционистов». Группу президентов, которые, по мнению Фога, предпочли бы дать США возможность самоизолироваться и делать свои дела, нежели чем брать на себя сложную, но решающую роль глобального лидера и полицейского. Или же, как он пишет сам, обосновывая цель, которую преследовал во время написания книги: «Повлиять на американцев, чтобы они стали меньшими изоляционистами, чтобы они больше повернулись лицом к миру и стали принимать в нем большее участие. После восьми лет президентства Обамы я считаю, что очень важно подчеркнуть эту основную мысль именно сейчас. Именно это и являлось прямой целью».

Иными словами, нынешний президент Барак Обама — образцовый пример того же изоляционизма. Точно так же, как и республиканский кандидат в президенты Дональд Трамп.

«И это не только Обама. Возьмите Трампа. Он придерживается точно такой же линии. Изначально они представляют то изоляционистское течение, которое всегда существовало в США. Оно было очень сильным в период перед второй мировой войной. В 1930-е годы это называли „America First“. Это заложено в глубине сознания американского населения: быть изоляционистами. Уклоняться. Надеяться, что мировые проблемы рассосутся, если ты сам будешь держаться от них подальше. И еще сомневаться в том, что США и сейчас в состоянии решить задачу. Обама как президент представляет эту позицию в великолепно выраженной степени», — говорит Андерс Фог Расмуссен.

Едва ли есть сомнения в том, что бывший премьер-министр ощущал какой-то дискомфорт среди тех европейских политиков высокого ранга, у которых в этом тысячелетии установились доверительные отношения с Белым домом. Атлантист до мозга костей, а именно таков Андерс Фог Расмуссен, впервые он встал плечом к плечу с Джорджем Бушем-младшим во время войны в Ираке. Отношения стали настолько тесными, что Дания в те годы действовала как своего рода «вестник» над Атлантикой — принося известия в европейские столицы и в обратном направлении.
Вместе с тем, по словам самого Фога, в действительности именно Барак Обама позаботился о том, чтобы он стал генеральным секретарем НАТО. Точно так же, как именно Обама «лично позаботился о том, чтобы я провел в этой должности на один год больше, чем это было предусмотрено».

Фактически никто никогда не видел, чтобы он публично ссорился с американскими президентами. И он подчеркивает, что «в личном плане у него просто потрясающие отношения с Обамой». Но бывший генеральный секретарь НАТО решительно критикует некоторые из президентских решений на международной арене. И это еще мягко говоря — «решительно критикует».
Все это можно прочитать в книге «Воля к руководству», которая выходит в издательстве Politikens Forlag в переводе на датский язык. Это первая книга Андерса Фога Расмуссена с того момента, когда он 23 года тому назад издал книгу «От социального государства к государству минимальному».

В оригинале книга называется «The Will to Lead» («Стремление к лидерству»). Она вышла в США, на красивой обложке многочисленные похвалы. Автор получил их от бывшего премьер-министра Тони Блэра, бывшего госсекретаря Мадлен Олбрайт и бывшего шефа ЦРУ Дэвида Петреуса.

День освобождения для Обамы

Хотя главная задача книги — побуждение к глобальному лидерству, автор вместе с тем подвергает подлинному бичеванию ряд решений, принятых за те восемь лет, что Барак Обама провел в Белом доме. Что касается Афганистана, то «впоследствии стало ясно, что было ошибкой подчинять вывод наших солдат каким-то календарным датам, а не условиям на местах».

Хотя Фог считает, что вывод американских войск из Ирака можно объяснить, он полагает, что «вполне вероятно, что уход США освободил место сектантству, открыл дорогу Исламскому государству (террористическая организация, запрещена в РФ — прим. ред.) и побудил Путина искать сближения с Ираком. То, что США недостаточно присутствовали политически после международной военной операции в Ливии, существенно осложнило задачи восстановления, решавшиеся новым ливийским руководством, до такой степени, что это «создало почву для экстремизма, терроризма, сектантских конфликтов и насилия».

Что касается Европы, то разворот внешней политики Обамы в азиатском направлении привел к тому, что российский президент Владимир Путин почувствовал «вкус к обеспечению для себя свободы маневра и расширению сферы интересов России».

Но хуже всего была нерешительность, проявленная Обамой в войне в Сирии. Андерс Фог Расмуссен в деталях описывает, как Барак Обама в августе 2013 года сначала определил для Башара Асада «красную черту». Чтобы потом позволить сирийскому лидеру перейти эту же самую красную черту. И не осуществив при этом военного вмешательства. В глазах Фога это была самая настоящая катастрофа: «Что касается химического оружия, то тут все было эффективно. Но что касается картины в целом, это была катастрофа. В глазах всего мира Обама оказался с Асадом лицом к лицу, и Обама моргнул первым. И это — больше, чем что-либо другое — создало впечатление, что США просто-напросто не хотят ничего предпринимать на Ближнем Востоке, несмотря на то, что страну столько раз провоцировали и подстрекали и Асад, и Путин».

Что-то могло указывать на то, что Андерс Фог Расмуссен сидел в своем кабинете в офисе генерального секретаря НАТО и нервно барабанил по столу 30 августа 2013 года, когда президент колебался. Впоследствии Фог тщательно прочитал пространное интервью, данное Обамой журналу The Atlantic по поводу своего решения по Сирии. Интервьюер Джефри Голдберг (Jeffrey Goldberg) сказал после беседы, что у него сложилось впечатление, что Обама рассматривает свое решение как своего рода «освобождение», потому что, приняв его, он пошел наперекор внешнеполитическому истеблишменту в Вашингтоне.

Выражение, которое Фог в своей книге использует для того, чтобы застолбить свою собственную точку зрения:
«Если действительно воспринимать 30 августа как „день освобождения“ Обамы, то это ничего хорошего не предвещает для остатка его президентского срока. Потому что я думаю, что этот день, возможно, запомнится как день, когда он позволил Ближнему Востоку выскользнуть из рук США — прямо в руки России, Ирана и Исламского государства».

Андерс Фог Расмуссен считает, что «существует связь между нежеланием США использовать жесткую силу» и той катастрофой, что, по его нению, разыгрывается во многих районах земного шара.

Фог прямо говорит, что нерешительность Барака Обамы в отношении Сирии может со временем стать позорным пятном в его президентстве, точно так же, как нерешительность США по отношению к геноциду в Руанде в 1994 году стала позорным пятном на пребывании Билла Клинтона в Белом доме в 1990-е годы: «Это мое мнение. Клинтон и сам назвал это позорным пятном. Об этом я тоже рассказываю в книге. Он сам сказал, что именно об этом сожалеет больше всего за все годы своего президентства. Что они не вошли в Руанду. И вполне вероятно, что то же будет и с Сирией. Мы все знаем, что это сложно, что тут нет никаких простых решений. Но для меня нет никаких сомнений в том, что то, что Обама объявил „красной чертой“, и что потом было нарушено много раз, ввело Асада в искушение попробовать, насколько далеко вообще можно зайти».

Тоска по мировому полицейскому

«Воля к руководству» — не какое-то там веселое чтиво. Скорее, в нем содержатся пророчества сродни пророчествам Судного дня: что будет, если США не изменят курс и не возьмут на себя свою необходимую, лидирующую роль в качестве мирового полицейского.

Фог описывает Европу как «близкую к тому, чтобы пасть на колени, не в силах выдержать такую тяжкую ношу, как беженцы, и внутренние политические разногласия». Северная Африка и Ливия рухнули и превратились в «рассадник террористов». Россия с помощью грубой силы «напала на Украину и присвоила себе целые территории этой страны». Китай «поигрывает мускулами» в Южно-Китайском море. А Северная Корея — вообще «государство-хулиган», которое угрожает как своим соседям, так и США «ядерной атакой».

Андерс Фог Расмуссен отбрасывает в сторону дипломатический этикет, которому был вынужден подчиняться в те годы, когда был премьер-министром Дании и главным функционером НАТО. В своем офисе в центре Копенгагена, где размещается фирма Rasmussen Global с дочерью Фога Марией в качестве Chief Operating Officer, он не скрывает, что было просто «здорово» высказаться более свободно и честно, сказать, что же он думает на самом деле.

Еще осенью 2014 года, пробыв на поту генсека НАТО пять лет, он заявил, что собирается выпустить книгу. Она должна была выйти перед президентскими выборами в США. Написание книги превратилось в долгий процесс, сочетавшийся с новой жизнью в качестве бизнесмена. В заключительной главе он благодарит своего сына Хенрика, гражданина США, который поддерживал его в те времена, когда энтузиазм автора угасал и он был «почти готов все бросить». Фог заверяет, что мук творчества не испытывал. Гораздо большей проблемой было найти американского издателя.

«В США все иначе, чем в Дании, где просто берешь и идешь в издательство. В США сначала связываешься с литературным агентом, который потом ведет переговоры с разными издательствами. Это потребовало определенного времени, но я продолжал работать», — рассказывает Фог и подчеркивает, что некоторая неуверенность, связанная с изданием книги, заставляла его думать о том, что, возможно, «было вообще глупо тратить свое время на нечто подобное».  «Но Хенрик не давал мне расхолаживаться, и это здорово», — говорит автор.

В последнее время некоторые авторы во вселенной Фейсбука выражали определенную озабоченность состоянием здоровья Андерса Фога Расмуссена. В последние недели Фог выкладывает в социальных медиа небольшие видео, где он излагает некоторые точки зрения из своей книги таким хриплым голосом, что многие интересуются, все и с ним в порядке. Но в этой связи следует сказать, что позиции озвучиваются с той же интонацией, которая была характерна для автора и когда он был премьер-министром, и генеральным секретарем НАТО, и 63-летний политик уверяет, что пройдет лет двенадцать, или больше, прежде чем он решится написать настоящую книгу воспоминаний, в которой даст оценку персонажам домашней политики. Таким, как Ларсу Лёкке Расмуссену (Lars Løkke Rasmussen), Пие Кьэрсгорд (Pia Kjærsgaard), Петеру Брикстофте (Peter Brixtofte) и Перу Стигу Мёллеру (Per Stig Møller), и это еще не все.

«Книгу воспоминаний можно писать, когда ты стал старым. В 85 или 90 лет. Я до этого еще не дорос», — утверждает Андерс Фог Расмуссен.

Националистические силы

На этот раз речь идет о международной миссии, дата выхода книги выбрана отнюдь не случайно. 27 сентября останется ровно шесть недель до президентских выборов в США, которые сейчас вступают в заключительную фазу.

«Некоторые спросят: „А чего это ты вообще вмешиваешься в американскую избирательную кампанию“. Я прекрасно знаю, что у меня не права голоса, но все равно: я думаю, что мой голос, возможно, будет услышан, и что я — на основе своего опыта главы правительства и генерального секретаря — могу сказать, что сейчас ощущается потребность в гораздо более сильном американском руководстве, чем то, которое мы наблюдаем. И это необходимо сказать еще до следующих президентских выборов», — говорит Андерс Фог Расмуссен.

В его мире потребность в американском руководстве становится еще больше, потому что дела в Европе плохи. Фог, который в 2004 году мог стать президентом Еврокомиссии вместо португальца Жозе Мануэля Баррозу, не использует хвалебных слов, говоря о состоянии собственного континента. В книге ЕС описывается как объединение, «балансирующее на грани роспуска, и не только из-за нынешнего миграционного кризиса, но и по более фундаментальным причинам — глубоко укоренившимся негативным тенденциям — таким, как отрицательный демографический рост, ригидные рынки труда, неудовлетворительные системы благосостояния и долговое бремя».

Не больше и не меньше. Он охотно углубляется в тему и в устных выступлениях.

«Вот так ситуация выглядит, по моему мнению. И какой она будет в ближайшие годы. Куда ни глянь, надо сказать, что Европа очень близка к тому развитию, которое приведет ее, во всяком случае, к более свободному объединению государств, чем то, что мы наблюдаем сегодня», — утверждает Андерс Фог Расмуссен. Но он не говорит что и мы здесь, в Дании, тоже близки к краху.

«Как государство — нет. Совершенно точно: нет. Но мы же являемся частью европейского сообщества, которое развивается не так, как мне бы хотелось. Чтобы не сбылись мрачные прогнозы, необходимо принимать гораздо более радикальные решения о реформировании методов сотрудничества», — таков его ответ.

Радикальные решения касаются — и тут удивляться не приходится — решению кризиса, связанного с беженцами. Здесь, по мнению Фога, давно назрела необходимость реформировать сотрудничество в рамках ЕС по целому ряду пунктов. Беженцы должны заслужить доступ к благам, связанным с социальным обеспечением, и это должно стать общим принципом во всем ЕС. США необходимо обязать принимать гораздо больше беженцев, чем сегодня. Он говорит, что «это просто смешно, насколько мало беженцев принимают США». А еще для членов ЕС крайне необходимо ввести механизм распределения, который обязывал бы все страны принимать часть беженцев. И восточно-европейские страны, и Дания должны оказать помощь. Он признает, что главы государств и правительств стран ЕС обсуждали эту проблему довольно долго, но безрезультатно.

«Ничего не произошло, и это означает только то, что доверие к политике ЕС по отношению к беженцам подорвано полностью, когда беженцы прибывают в Грецию, определенное количество в Италию и другие страны на южной границе. Нельзя требовать от них, чтобы они несли эту ношу в одиночку. Это просто невозможно. Должно быть доверие к общей системе», — говорит Андерс Фог Расмуссен.

У него двойственное отношение и к введению пограничного контроля с Германией в качестве «стоп-крана», о котором сообщило датское правительство, чтобы получить возможность разворачивать беженцев на датско-германской границе, если датская система предоставления убежища вновь подвергнется массированному давлению.

«Это совершенно ошибочная система», — вот его мнение по поводу системы «аварийного торможения» на внутренних европейских границах.

Но он понимает ход мыслей правительств таких стран, как Австрия, Дания и Норвегия.

«Я согласен с тем, что некоторые страны сейчас вынуждены защищать себя. Но причина — неправильная система. Именно поэтому я и говорю, что единственный способ избежать этого, — то, что ЕС должен договориться о системе распределения. Понятно, что Дания оказалась в странном положении. Из-за некоторых юридических тонкостей мы действительно занимаем очень, очень плохую позицию в этом вопросе. Но это уже другая проблема, в которую я бы не хотел сейчас углубляться», — говорит Андерс Фог Расмуссен.

Впрочем, он охотно говорит о другом важном факторе риска, который в своей книге формулирует так: «Националистические, интроспективные силы рвутся к победе и хотят подтолкнуть Европу в направлении создания более закрытого общества, принимающего меньшее участие в том, что происходит в мире». А в интервью он обрисовывает этот риск с помощью еще более черных красок».

«В данный момент мы наблюдаем тенденции к протекционизму и интроверсии. То же самое было в 1930-е годы, и вы сами знаете, к чему это привело. Если ты экономически защищаешь себя от внешних сил, существует риск, что твое собственное общество на самом деле станет беднее. Вы думаете, что, отгораживая страну от окружающего мира, вы защищаете рабочие места и ценности своей собственной страны. Но на самом деле уровень благосостояния от этого только продолжает падать», — предостерегает Андерс Фог Расмуссен.

Он не называет в этой связи Датскую народную партию (Dansk Folkeparti). Но отвечает «и да, и нет» на вопрос о том, насколько партия Кристиана Тулесена Даля (Kristian Thulesen Dahl) может рассматриваться как датское соответствие тем течениям, от которых он предостерегает в Европе. С одной стороны, он говорит, что политика партии в отношении иностранцев понятна: «Они подчеркивают, что нельзя принять в страну больше беженцев, чем страна чисто количественно в состоянии „переварить“ и разумно интегрировать. В этом я совершенно согласен с Датской народной партией. Но не менее ясно и то, что в Датской народной партии есть силы, которые хотели бы закрыть страну и оградить нас от окружающего мира. И по отношению к ним я настроен так же критически, как и по отношению ко всем возможным другим. Будь это президент Франции Олланд или кандидат в президенты Трамп, или кто угодно. Я буду бороться со всеми, кто выступает за изоляционистскую и протекционистскую политику».

Он не понимает и тех политиков в Датской народной партии, которые летом критиковали демонизацию Владимира Путина со стороны ЕС. Фог упоминает о том, что подобные точки зрения находят отражение в разных местах, например, у Марин Ле Пен во Франции и у греческой леворадикальной партии СИРИЗА.

«Я хорошо понимаю, почему они это говорят. Они говорят, что Путин и его партия являются гарантами и защитниками основополагающих национальных и христианских ценностей и т. д. И поэтому ряд этих партий его поддерживают. Но это наивно, потому что путинская политика имеет геополитическую цель. Он стремится исключительно к тому, чтобы возродить величие России в рамках старой советской империи. И если этого не понимать, то ты рискуешь пригреть на груди змею», — отмечает Андерс Фог Расмуссен.

Глупо копаться в прошлом

В те годы, когда Андерс Фог Расмуссен был премьер-министром, Датская народная партия была верным компаньоном партий Венстре и Христианской демократической партии. В частности, Датская народная партия предоставила решающие мандаты, когда принималось, возможно, самое противоречивое решение о том, чтобы последовать за тогдашним президентом Джорджем Бушем-младшим в вопросе о первом этапе войны в Ираке. Партия также приняла участие в том, чтобы «похоронить» комиссию по Ираку, которую правительство Хелле Торнинг-Шмитт (Helle Thorning-Schmidt) создало для расследования причин начала войны. Решение, которым Фог — и это не удивляет! — вполне доволен. Он утверждает, что это объясняется не чувством облегчения по поводу самого себя.

«Я же говорил, что, если дойдет до расследования, то я приду и объяснюсь. Но я не собираюсь скрывать, что, по моему мнению, люди могут потратить свое время более разумно, чем сидеть и копаться в том, что было в таком далеком от нас 2003 году. Мы все сейчас занимаемся другими вещами. И это совершеннейшая глупость — тратить свое время на что-то подобное», — говорит он.

Эта газета в прошлом году опубликовала информацию о том, что Фог Расмуссен, согласно секретному документу из офиса премьер-министра, уже за год до начала войны заявил американскому правительству, что Дания к тому моменту «безусловно, окажет поддержку возможной военной акции». Если верить документу, то заявление было сделано на встрече в Пентагоне между Фогом и тогдашним заместителем министра обороны США Полом Вулфовицем (Paul Wolfowitz). Впрочем, Фог считает, что история была изложена «очень, очень неточно».

Он признает, что он тогда, а потом и лично, высказывал мнение о том, что Дания должна присоединиться к военным действиям.

«Но с этим были связаны определенные обстоятельства. Во-первых, я заявил, что при любом раскладе должно быть решение, принятое датским Фолькетингом. За этим решением должно было стоять большинство. Кроме того, я дал понять, что все это, разумеется, должно было соответствовать Уставу ООН. Насколько я помню, ваша история об этом умалчивала. Но было именно так, я говорил это Вулфовицу, это есть и в записи встречи, которой располагает Politiken. Только в истории, изложенной Politiken, этого нет», — говорит Андерс Фог Расмуссен.

Сейчас я убежден в том, что Politiken сделала кое-что, чтобы дать Вам возможность прокомментировать эту историю до опубликования.

«Но мы тогда думали, что будет Иракская комиссия. И там я вообще не хотел бы высказываться по этому делу».
Посланник Фог

Тесное сотрудничество Фога Расмуссена с бывшим президентом Джорджем Бушем-младшим — самое тесное сотрудничество между каким-либо датским премьер-министром и американским президентом, и в отличие от большинства других европейцев Фог, похоже, больше ценит Буша, чем его преемника Обаму. В книге он их не ставит по ранжиру. Это не имеет смысла, полагает он. Но он вновь и вновь говорит о том развитии, которое отходит от крупных интервенций времен Буша.

«Если Буш-младший был энтузиастом, выступавшим за то, что США должны играть роль мирового полицейского, Обама был более нерешительным и начинал действовать только в том случае, если видел, что ему гарантирована серьезная иностранная поддержка. На самом деле Буш верил в лидерство и поэтому мог действовать быстро; Обама верит в консенсус и поэтому действует неохотно», пишет Фог.

Если попросить его взвесить двух последних президентов на весах глобального лидерства, получишь следующий ответ:
«Понятно, что я защищал те решения, которые мы принимали совместно с Бушем. Я отчасти критикую то, что Обама не принимал решения, так бы я это сказал. Я высоко ценю личную дипломатию Буша. Его способность поддерживать отношения с другими государственными лидерами. По моему мнению, это давало ему силу, гораздо большую, чем та, которую отражали опросы общественного мнения в США», — говорит Андерс Фог Расмуссен.

Он считает, что для Дании — маленького европейского государства — исключительно важно быть как можно ближе к США. Но лучше — в другом американском издании, чем в последние годы.

«И где бы мы были, если бы США вообще ушли из Европы? Во-первых, Россия существенно усилила бы свое влияние. Они бы появились там, откуда бы ушли США. К тому же, если брать большие европейские страны, при всем к ним уважении, то мы же не можем делать ставку в своей обороне на них. Потому что у них очень разные мнения о том, что нужно оборонять. Есть Великобритания, Германия и Франция. Их геополитические подходы совершенно различны. Поэтому мы с датской стороны очень заинтересованы в том, чтобы иметь большого брата по другую сторону Атлантики, чтобы он был на страже нашей европейской безопасности», — полагает Андерс Фог Расмуссен.

Вот так, он и сам пытался. И когда отношения с Бушем были наиболее тесными, это наделило его ролью своего рода связующего звена между европейцами и Белым домом.

«Иногда я передавал сообщения от европейских лидеров, которым было трудно пробиться в Вашингтон», — пишет он.
Но разве нельзя взглянуть на это иначе? Что Вы были для Буша орудием в той ситуации, когда большая часть мировой общественности была настроена против него? И что Дания была для него полезным орудием, на которое можно было ссылаться?

«Ясное дело. Конечно, он мог это делать. Но Дания была не единственной страной в Европе. Таких на самом деле было довольно много. И Великобритания тоже. И мы везде принимали демократические решения о том, чтобы участвовать», — говорит Андерс Фог Расмуссен. Который много раз слышал, как Буш клянет оружие массового уничтожения, которого в Ираке на самом деле не было, но играл центральную роль, когда американцы собирали сторонников в поддержку своего решения вторгнуться в страну.

Тогда США выступали в качестве всемирного полицейского.

«Бушу было ясно, что это подорвет все доверие к его мнению, к американским военным действиям и пр. Но, как он пишет в своей книге, как кто-то может думать, что он лгал обо всем этом сознательно? Потому что всё разоблачили бы в тот самый момент, когда они оккупировали Ирак. Разоблачили бы, что там нет никакого оружия массового уничтожения. Но правда-то в том, что все верили, что оружие массового уничтожения там было», — говорит Андерс Фог Расмуссен.

Уже какое-то время Буш — прошлое. Да и Обаму ждет та же участь. Их преемник получает напутствие от друга США и врага изоляционизма. Вкратце основная идея такова: «Американцы должны понять, что, поскольку они сейчас единственная мировая сверхдержава с глобальным радиусом действия, это означает, что они должны быть исключительной нацией, обладающей исключительной ответственностью».

Источник: http://inosmi.ru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

* Copy This Password *

* Type Or Paste Password Here *


Ещё статьи из рубрики «АНАЛИТИКА»:
Ещё статьи из рубрики «Геополитика и безопасность»:

Архив материалов

Январь 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Дек    
 1
2345678
9101112131415
16171819202122
23242526272829
3031  

Обсуждение