Новости СМИ2

«Псы войны» в вышиванках

l-160369Президент Украины Петр Порошенко на днях внезапно заявил, что с конца октября нынешнего года армия его страны стала «контрактной и добровольческой».

Правда, тут же выяснилось, что это не совсем так и смешанный принцип комплектования подчиненных Порошенко войск никуда не делся. В ближайшие годы призыв украинцев на срочную службу все же сохранится, хотя и в весьма незначительных масштабах. К примеру, нынешней осенью в казармы отправят всего 13908 человек. Из них в Вооруженные силы Украины — лишь 7908 новобранцев. Что, надо признать, действительно немного при общей штатной численности ВСУ в 250 тысяч человек.

Стало быть, остальные должности сержантов и рядовых на Украине и в самом деле удалось укомплектовать формально профессиональными военными. Статистика, казалось бы, впечатляет. По утверждению начальника Генерального штаба ВСУ генерал-полковника Виктора Муженко, ежемесячно в войска военкоматы отправляют приблизительно по 6 тысяч новых контрактников. Только с начала нынешнего года их ряды в украинской армии пополнились на 57 тысяч человек. В итоге в окопах Донбасса по украинскую сторону фронта не осталось ни одного солдата срочной службы. Исключительно обученные и высокомотивированные «псы войны».

На первый взгляд — это феноменально. Во всем мире принято считать, что контрактная армия — привилегия одних лишь благополучных и могучих в экономическом отношении государств. А тут едва живая и растерзанная многолетним кризисом Украина — и вдруг такая роскошь, практически полностью профессиональная армия. Как удалось-то?

У официального Киева ответ отскакивает от зубов: исключительный патриотизм молодежи помогает. Враг у ворот, вот и кинулись, дескать, молодые люди толпами отстаивать Батькивщину. У Минобороны Украины и казенная социология тоже готова: «Контрактники в своем решении руководствовались моральными убеждениями и принципами, такими, как патриотизм (37,7%)».

Верят ли сами киевские генералы в то, что пишут? Неизвестно. Но вот окопные командиры ВСУ, те, что ежедневно и ежечасно руководят этим войском и видят его в деле, полны пессимизма. По данным другого опроса, опубликованного в нынешнем году том же Киеве, лишь 3,8% украинских офицеров верят, что контрактники в их взводах, ротах и батареях в новом жизненном выборе руководствовались высокими принципами. Тогда чем же?

В украинскую армию с этого года массово ринулись «заробитчане». Те, кому все равно: печки класть на дачах в Подмосковье, собирать яблоки в Польше или топать с автоматом по родному украинскому плацу. Лишь бы платили хоть какие-то гроши. Это не домыслы автора, наблюдающего за ситуацией из далекой от Украины Москвы. Таково мнение, например, члена Комитета Верховной Рады Украины по вопросам национальной безопасности и обороны Дмитрия Тымчука.

Он пишет: «После того, как с 1 января 2016 года оплата военнослужащим была повышена, возникла интересная ситуация. Появилось много желающих служить в армии, но не воевать. То есть не устроиться на службу, пройти обучение и идти на фронт с автоматом, а получать 6−7 тысяч грн. в месяц, проходя службу по соседству с домом. Даже для Киева это неплохая оплата, что уж говорить про регионы, особенно депрессивные».

Чтобы уяснить, что такое для нынешней Украины 7 тысяч гривен (примерно 300 долларов), достаточно, на мой взгляд, всего пары цифр. Средняя зарплата в 13 областях Украины не дотягивает и до 4 тысяч. Хуже всего в Тернопольской области — 3 тысячи 259 гривен.

Выдающий себя за крупного военного эксперта Тымчук много и целенаправленно врал и врет в интернете. Особенно про Крым и Донбасс. Но тут он высказал святую правду. Банальная нужда и невозможность прокормить свои семьи на «гражданке» — вот главный рычаг волшебного и стремительного становления «профессиональной» армии на Украине. Чтобы убедиться в этом, достаточно еще малость полистать статистику ВСУ, оказавшуюся в открытом доступе.

Вот где, вы полагаете, охотнее всего сегодня мужики заключают контракты с украинской армией? Военный комиссар Харьковской области полковник Юрий Калгушкин минувшим летом докладывал: именно он выбился по этому показателю в абсолютные передовики. С чего бы это Харьков и окрестности внезапно воспытали желанием срочно хвататься за оружие?

Дело в том, что этот промышленный район больше других в стране пострадал от экономического кризиса. Тесно завязанные на Россию фабрики и заводы области после разрыва экономических связей массово впали в анабиоз. А нет работы — денег тоже нет. На этом фоне 7 тысяч гривен, которые и сулит харьковчанам полковник Калгушин — едва ли не единственный выход.

А где с вербовкой контрактников на Украине хуже всего? По данным на минувший июль — в Закарпатье. Там серьезной промышленности никогда и не было. Стало быть, и разваливаться в кризис оказалось нечему. К тому же под боком государственная граница. За ней — сытая и благополучная Европа. А значит, и возможность промышлять мелкой контрабандой или устроиться на сезонные работы. Зачем закарпатцам те ВСУ?

Но коли украинскую армию нынче массово пополняют «заробитчане», то и психология в украинских казармах и блиндажах наверняка становится сугубо рыночной? Конечно.

Во-первых, в армию за деньгами со всей Украины массово поперли явно сомнительные личности. На это местному телевидению 1 ноября пожаловался, например, украинский военный эксперт Олег Жданов: «Сейчас на Яворовском полигоне только закончились сборы… Из числа желающих подписать контракт, это была главная задача этих сборов, 25% — чистые «аватары». (Для тех, кто не курсе: «аватарами» в соседней стране прозвали служивых с хронически синюшным цветом лиц по причине многолетнего, безудержного и хронического пьянства).

Во-вторых, «заробитчане», «аватары» и прочие озабоченные добычей денег новоявленные «псы войны» умирать за свою Родину в массе своей явно не готовы. Иначе кто же станет отсылать деньги семьям?

Поэтому самым большим спросом сегодня пользуются солдатские и сержантские должности в глубоком тылу. Или там, откуда точно не пошлют в Донбасс под пули ополченцев. Как результат — самые укомплектованные личным составом на Украине сегодня войска ПВО, связи, учебные центры, части центрального подчинения, склады, арсеналы и т. д.

На передовой, там, где стреляют и убивают, все значительно хуже для Киева. Идти туда добровольно — «нэма дурных». Исключая, конечно, все более немногочисленных «майдаунов» и тех, кто уже не мыслит себя без войны.

Свидетельствует известный на Украине волонтер Диана Макарова: «Все контрактные подразделения, вошедшие в зону АТО, недоукомплектованы. На бумаге людей может и хватает, а вот реально — нет. Если сейчас по ротации выходят батальоны из мобилизованных и контрактников, в которых было по 280 человек, то на замену им приходят батальоны по 120 человек. А держать кусок фронта они должны так же, как до этого держал полноценный батальон.

На некоторых позициях вместо взводов, а это 30 человек, стоят четверо-пятеро бойцов. То есть их поставили, как пушечное мясо. Сказать, что фронт дырчатый — это ничего не сказать".

Близкий к Порошенко украинский журналист Юрий Бутусов дополняет: «Кадровый кризис в армии уже нельзя скрыть ложью Генерального штаба… К сожалению, вместо системных решений военное руководство снова хочет скрыть масштаб проблемы путем перевода войск на передовой на сокращенный штат… Нехватка военнослужащих в Сухопутных войсках приблизилась к 50%, на линии фронта она достигает 40%».

Обиженный на откровенность Бутусова генерал-полковник Муженко тут же публично назвал журналиста «информационной гиеной». Но опровергать по существу начальнику Генерального штаба, видимо, было нечего.

Однако это все, напомню, было «во-вторых». А вот и в-третьих: очень многие сегодняшние украинские контрактники — 18-летние пацаны вообще без опыта воинской службы. Таких, только окончивших школу, работникам военкомата уломать особенно легко: «Ну, куда ты сейчас пойдешь работать? Взрослых дядек со стажем отовсюду гонят в шею. А в армии — бесплатная кормежка, форма. Деньги будешь получать, какие папке с мамкой только снятся. Давай, подмахивай бумагу».

И подмахивают. Потом ошалев от генеральского обмана, оказываются под пулями. На горе себе и командирам. Один из таких офицеров недавно оставил в соцсетях характерную запись, которую придал массовой огласке украинский волонтер Роман Доник: «Вчера ночью приехало 24 человека контрактников. Замена 6-й волне. Они прислали мне детей, Ром. Половину как минимум. Мальчиков 18−19−20 лет. С месяцем в учебке. Ничему не наученных. Их даже не предупредили и не рассказали толком, в какое подразделение они идут. Они и автомат держать толком не умеют. Эти суки затыкают дыры детьми. Я перестаю что-либо понимать…»

Вы не устали от статистики? Тогда еще немного. В минувшем сентябре безвозвратные потери ВСУ в Донбассе составили 28 солдат и офицеров (данные уже упомянутого Юрия Бутусова). Из них в результате боевых действий — 13 человек. Остальные — так называемые небоевые потери. То есть, убитые в результате неумелого обращения с оружием, аварий, неуставных взаимоотношений.

Обманутые начальством и не наученные воевать «псы войны» в вышиванках. «Профессиональная и добровольческая» армия президента Порошенко.

Источник: http://svpressa.ru/

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

* Copy This Password *

* Type Or Paste Password Here *


Ещё статьи из рубрики «АНАЛИТИКА»:
Ещё статьи из рубрики «Геополитика и безопасность»:

Архив материалов

Декабрь 2016
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Ноя    
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031  

Обсуждение