Новости СМИ2

Вестник перестройки

detail_7f3afbf96040f0ef13f85739b17f25a4

Назначение выходца из Минфина Максима Орешкина на место Улюкаева может превратить министерство экономического развития в дублера министерства финансов. Ранее оппонировавшие друг другу ведомства отныне станут придерживаться одной линии. А это значит, что правительству будет проще воплотить в жизнь задуманные на ближайшие годы меры, вроде налоговой реформы, проведения жесткой денежно-кредитной политики или ослабления рубля ради пополнения бюджета.

Либерал без фанатизма

После скандальной отставки Алексея Улюкаева, обвиненного в вымогательстве взятки у госкомпании «Роснефть», относительно кандидатуры нового министра ходили самые разные слухи. Некоторые увидели в произошедшем смену курса и разворот экономической политики на 180 градусов. Кто-то даже прочил на эту должность «апологета печатного станка» Сергея Глазьева. Однако ведомство возглавил рыночник, а не государственник.

«Он даже слишком рыночный, — рассуждает директор Института экономики РАН Руслан Гринберг, — поскольку достаточно молод, воспитывался в атмосфере обожания силы рыночного саморегулирования. При этом, как мне кажется, он весьма разумен. Он был аспирантом несколько месяцев у нас в Институте экономики».

Эксперт полагает, что новый министр человек «очень приличный, ответственный и работящий: либерал без фанатизма, не либертарианец, и с самостоятельным мышлением».

«Нам надо оживлять нашу экономику, которая находится в весьма плачевном состоянии. Ее активность нулевая. Новому министру придется все перестраивать», — утверждает Гринберг. Он считает, что новый глава Минэкономразвития будет по крайней мере не хуже своего предшественника.

Впрочем, оговорился эксперт, в ближайшее время, до выборов 2018 года, никаких изменений быть не должно. «Многое зависит от общей линии правительства, от философии экономической политики, настроенной исключительно на выживание и стабильность. Некоторые характеризуют такую политику как застой. Думаю, общий тон экономической политики задаст президент», — прогнозирует директор Института экономики РАН.

Минэк: Перезагрузка

И президент задал тон — в своем послании к Федеральному собранию. Основные принципы экономической политики, обрисованные главой государства в обращении к парламенту, были выдержаны вполне в духе Алексея Кудрина, оставившего пост министра финансов еще в 2011 году, но не утратившего своего влияния.

Новый министр, как и Улюкаев, — выходец из Минфина. Сев в министерское кресло, он заявил, что в ведомстве необходимо провести перезагрузку и изменить стиль работы. Минэкономразвития должно активнее взаимодействовать с Минфином, Центробанком и отраслевыми министерствами, полагает Орешкин.

Глава Ассоциации негосударственных пенсионных фондов, бывший замглавы Минэкономразвития Сергей Беляков отмечает: хотя основные параметры экономической политики вполне очевидны, очень похоже, что новый руководитель будет ориентироваться на ведомство, из которого он вышел.

«В целом понятно, что надо и чего не надо делать для экономического развития. Основные меры: развитие рынка, разгосударствление экономики, повышение ее конкурентности, снижение зависимости от государства субъектов экономической деятельности, реализация программ приватизации. Думаю, новый министр станет в большей степени ориентироваться на бюджетные возможности», — отметил Беляков в беседе с «Лентой.ру».

Былые заслуги

На прежнем посту Максим Орешкин запомнился несколькими высказываниями и действиями, на основании которых можно более-менее понять экономическую программу нового министра.

В качестве замглавы Минфина Орешкин пытался защитить пенсионные накопления от очередного замораживания, разъясняя, что это не поможет сохранить Резервный фонд, а из-за сокращения длинных денег в экономике бюджет столкнется с недополучением доходов.

Для наполнения Резервного фонда он предлагал приватизировать «Роснефть». В августе текущего года Орешкин предупреждал, что, если не распродать госактивы, фонд быстро иссякнет.

Он также запомнился тем, что рекомендовал в 2015 году изменить формулу расчета налога на добычу полезных ископаемых (НДПИ), чтобы изъять у нефтяников «избыточную» прибыль от девальвации рубля. Тогда Улюкаеву удалось отстоять интересы нефтепроизводителей. Какую позицию займет Орешкин в новом качестве в сфере налогов, пока неясно.

Еще один важный момент. Основные трения между Минфином и Минэкономразвития заключались в разных подходах при составлении прогнозов. Команда Улюкаева готовила их с прицелом на экономический рост, закладывала в них быструю прибавку ВВП. Это, в частности, предполагает высокую инфляцию, что противоречило позиции ЦБ и команды Силуанова.

ЦБ и Минфин закладывали в свои прогнозы низкую инфляцию, небольшой экономический рост и слабый рубль. Падение курса национальной валюты помогает наполнить бюджет, за который, собственно, Минфин и отвечает. «Сейчас самое главное, что произошло, — это объединение идеологий», — комментировал Силуанов повышение своего подопечного. По его словам, теперь ведомства смогут быстрее «находить совместные решения, которые пойдут на пользу экономике и организации работы правительства». На 2019 год Минфин заложил доллар по 71 рублю. Так что, скорее всего, и Минэкономразвития будет ставить на слабый рубль.

«Самое плохое уже позади, но темпы роста, конечно, недостаточные. Поэтому главная задача на предстоящий год — это подготовка ключевых мер, которые позволят снять структурные преграды для роста российской экономики», — заявил новый министр в беседе с президентом Путиным 30 ноября.

По сути «самое плохое уже позади» — это то же самое, что улюкаевское «экономика достигла дна». То есть хуже некуда, дальше — только вверх. Тем не менее то, что новый министр предпочитает искать не дно, а драйверы роста экономики, выглядит более оптимистично.

«Единственное, где может находиться педаль газа, — за пределами государства, в частной экономике» — говорил Орешкин в начале ноября. Это звучит бодро на фоне известного пассажа его предшественника о том, что «у нас министр экономического развития есть, а самого развития нет».

Старые песни

Завотделом международных рынков капитала Института мировой экономики и международных отношений (ИМЭМО) РАН Яков Миркин отметил, что от любого министра экономики требуется прежде всего стремление к созданию условий для роста.

«Нужна очень активная позиция, а не только констатация того, что происходит с российским хозяйством в зависимости от того, как складывается внешняя конъюнктура на сырье, на доллар. Этого мы ждем от любого нового назначения», — подчеркнул он в беседе с «Лентой.ру».

Эксперт принципиально избегает личностной оценки. «Место, должность и обязанности могут менять позицию. Когда человек переходит из министерства финансов в Минэкономики, он говорит о стимулировании роста. И наоборот — когда он переходит из министерства экономики в Центральный банк, он говорит о стабильности, сдерживании инфляции. Но нам важно, чтобы, независимо от переходов с одной должности на другую, в головах у чиновников был рост, модернизация и качество жизни», — объясняет он.

Бизнес-омбудсмен Борис Титов высказался на своей странице в Facebook более прямо: «Максим Орешкин — яркий представитель монетаристской школы. Его назначение — свидетельство того, что правительство не собирается менять курс монетарных властей и продолжит жесткую монетарную политику, финансовое сжатие». По его мнению, назначение Орешкина — значимое усиление позиций Минфина.

Автор: Григорий Коган
Источник: lenta.ru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

* Copy This Password *

* Type Or Paste Password Here *


Ещё статьи из рубрики «АНАЛИТИКА»:
Ещё статьи из рубрики «Экономика»:

Архив материалов

Декабрь 2016
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Ноя    
 1234
567891011
12131415161718
19202122232425
262728293031  

Обсуждение