Новости СМИ2

«Нет» на референдуме в Италии: возможные последствия для Евросоюза

07.12.16.11.23

Итальянский народ на прошедшем 4 декабря референдуме сказал «нет» предложениям премьер-министра страны Маттео Ренци провести реформу управления государством. Предлагавшаяся реформа была призвана ещё больше интегрировать Италию в Европейский союз, передав решение ключевых вопросов экономической и политической жизни страны в руки брюссельских бюрократов. Алгоритм действий наднациональной бюрократии ЕС предельно прост: лишение стран-членов Союза последних атрибутов национального суверенитета, создание единого экономического пространства ЕС-США (в виде Трансатлантического торгового и инвестиционного партнёрства), лишение трудящихся последних прав и демократических завоеваний послевоенных десятилетий, замена прав человека на права транснациональных корпораций и банков, превращение Европы в современный Вавилон (завершение проекта создания «мультикультурной цивилизации»), превращение Европы в ударный кулак мировой финансовой олигархии, направленный против России и других стран за пределами «золотого миллиарда».

За массированным «нет», которое сказали итальянцы, многие склонны видеть следующий шаг: проведение референдума о членстве Италии в Европейском союзе и почти неизбежное решение о выходе страны из ЕС. Эксперты «Дойче банка» ещё в октябре оценивали вероятность выхода Италии из Европейского союза в 60%. И это притом, что в октябре опросы общественного мнения показывали минимальный перевес лагеря сторонников «нет» над лагерем сторонников «да». После воскресного референдума вероятность Itexit (так теперь называют возможный выход Италии из Европейского союза) стала ещё выше.

Перед референдумом у Италии был выбор между плохим и совсем плохим. Итальянский народ отверг совсем плохое. Теперь остаётся просто плохое. Хороших вариантов не видно. При этом политические оппоненты Маттео Ренци - партии «Пять звёзд», «Лига Севера», «Вперед, Италия» - должны трезво оценивать те барьеры и ловушки, те перегрузки и испытания, которые возникнут на пути выхода Италии из возникшего тупика.

Сейчас многие пытаются сравнивать выход из ЕС Великобритании (Brexit) с возможным выходом Италии (Itexit). В каком-то смысле развод Италии с Европейским союзом может оказаться даже более болезненным.

Во-первых, Великобритания подключилась к европейской интеграции позднее, чем Италия. Напомню, что европейская экономическая интеграция началась с подписания в марте 1957 года Римского договора о создании Европейского экономического сообщества (ЕЭС), или Общего рынка. Отцами-основателями ЕЭС стали Франция, Германия, Италия, Бельгия, Нидерланды, Люксембург. Значимость Италии в деле европейской интеграции выразилась даже в том, что договор о создании ЕЭС был подписан в Риме. Великобритания тогда пошла своим путём, создав и возглавив альтернативную интеграционную группировку ЕАСТ (Европейская ассоциация свободной торговли). Однако интеграция в рамках ЕАСТ не заладилась, и с 1 января 1973 года Великобритания присоединилась к ЕЭС.

За полтора десятилетия с момента вступления в силу Римского договора интеграция в рамках ЕЭС сильно продвинулась, Великобритания оказалась в роли догоняющей страны. Однако и за последующие сорок с лишним лет членства Великобритании в Европейском союзе (в 1992 году ЕЭС было переименовано в ЕС) Туманный Альбион интегрировался в экономику Европы несколько слабее, чем Италия. По данным статистической службы ЕС, в 2015 году в экспорте Великобритании на страны ЕС приходилось 53,6%, а у Италии этот показатель был равен почти 60 процентам. В импорте Великобритании на страны ЕС в том же году пришлось 44,4%, а у Италии этот показатель составил 54,9%.

Великобритания будет пытаться компенсировать свои потери на европейском континентальном рынке за счёт тех стран, которые когда-то составляли колониальную империю Соединённого Королевства. Лондон уже активизировал переговоры о торгово-экономическом сотрудничестве с Индией, Канадой, Южной Африкой и другими странами Британского содружества. У Италии такого «запасного аэродрома» нет. Не трудно догадаться, что она будет пытаться компенсировать свои потери на европейском континентальном рынке, развивая сотрудничество с Россией и Китаем, но ей будут вставлять палки в колёса Вашингтон и Брюссель, заставляя, например, участвовать в экономических санкциях против России.

Во-вторых, Великобритания занимает гораздо более прочные позиции в сфере международного движения капитала. Как видно из данных табл. 1, накопленные за рубежом прямые инвестиции Великобритании в 2015 году составили 758,8 млрд. евро, а у Италии этот показатель был равен лишь 126,9 млрд. евро. Объём накопленных иностранных инвестиций в экономике Великобритании в том же 2015 году был равен 731,9 млрд. евро, а у Италии - лишь 28,6 млрд. евро. Доходы от зарубежных инвестиций всех видов (прямые, портфельные, прочие), которые поступили в Великобританию в 2015 году, составили 270 млрд. долл. У Италии этот показатель был равен 66 млрд. долл. Конечно, выход Великобритании и Италии из ЕС создаст для обеих стран проблемы при проведении операций по экспорту и импорту капитала, но следует иметь в виду, что торговые барьеры ЕС для аутсайдеров жёстче, чем барьеры на пути международного движения капитала.

В-третьих, для Великобритании развод с ЕС означает выход лишь из ЕС. А для Италии это будет также выход из зоны евро. Даже в случае с Великобританией возникает большое количество проблем, к разрешению которых трудно подступиться. Для начала Брюссель желает, чтобы Лондон погасил свои обязательства по взносам в бюджет ЕС. Лондон этого делать не хочет, а без этого Брюссель не желает обсуждать и другие вопросы. Раньше говорили, что процесс развода Великобритании и ЕС может закончиться в 2018 году, а теперь уже называют 2020 год и даже более поздние даты.

Выход же из зоны евро создаёт еще более сложные головоломки. Италия сегодня прочно привязана к Европейскому центральному банку. На его балансе находятся итальянские долговые бумаги, которые ЕЦБ стал особенно активно закупать после начала своей программы количественных смягчений. Что делать с этими бумагами? Итальянские банки дышат на ладан, подпорками для них являются возобновляемые кредиты ЕЦБ, которые поступают в банковский сектор Италии через Банк Италии. На сегодняшний день долговые обязательства Банка Италии Европейскому центробанку составляют 354 млрд. евро (22% ВВП Италии). С этим долгом что делать? И так далее.

Некоторые говорят, что Маттео Ренци проявил легкомыслие, объявив о своей отставке сразу же после референдума. Я бы сказал, что это не легкомыслие, а малодушие: просто Ренци понял, какие перегрузки придётся выдерживать, если Италия примет решение о выходе из ЕС. В прошлом году на грани выхода из ЕС находилась Греция, которая летом даже объявила дефолт по своим обязательствам перед МВФ. Напомню, что в Греции был проведен референдум с вопросом о том, следует ли стране принимать условия международных кредиторов по реструктуризации долга и «финансовому оздоровлению» Греции. Тогда 61% греков ответили «нет» предложениям международных ростовщиков. А затем предложения эти всё-таки были приняты правительством Алексиса Ципраса. А ведь масштаб экономических проблем Италии несравненно больше, чем Греции. Готовы ли к этому морально и интеллектуально «Пять звёзд» и «Лига Севера»? Хотелось бы верить, что готовы, но в данном случае важно, чтобы к этому был готов итальянский народ, сказавший «нет» на референдуме.

Хотел бы также обратить внимание на то, что выход даже одной страны (Великобритании) создает для ЕС серьёзные проблемы. А выход двух стран (Великобритании и Италии) делает положение Европейского союза критическим. По данным Европейского статистического агентства (Евростат), доля указанных двух стран в ВВП ЕС оказывается равной почти 30%. Великобритания уже давно заняла второе место в ЕС по показателю ВВП после Германии (доля последней в ВВП ЕС в 2015 году составила 20,7%). Италия прочно заняла четвёртое место после Франции (доля последней – 14,9%).

Нетрудно посчитать, что в случае потери Великобритании и Италии на двух оставшихся основных членов ЕС – Германию и Францию – придётся ровно половина всего ВВП «усеченного» Европейского союза (26 государств). ВВП двух локомотивов ЕС – Германии и Франции – окажется равным валовому продукту оставшихся 24 членов Союза. Такая асимметрия в ЕС нового формата способствовать консолидации интеграционной группировки никак не будет. Не сомневаюсь, что Германия и Франция запротестуют против того, чтобы кормить всю Европу. А если и будут кого-то кормить, то только в обмен на жесточайшие условия, которые сделают остальных вассалами Берлина и Парижа.

Кроме того, Франция сегодня накопила очень серьёзный груз экономических проблем и в ближайшее время вряд ли будет способна выполнять роль второго локомотива ЕС. В этом году Франция может преодолеть планку государственного долга в 100% ВВП и окажется в клубе неблагополучных (в список стран с долгом свыше 100% ВВП, кроме Греции и Италии, сегодня также входят Португалия, Бельгия, Испания, Ирландия, Кипр).

А гегемония Германии в ЕС нового формата вызовет серьёзные опасения у других членов Союза. Например, у Польши, которая уже сейчас начала обособляться от Брюсселя и Берлина в рамках Вишеградской группы (Польша, Чехия, Словакия, Венгрия). Так что Брюссель будет делать всё возможное, чтобы не допустить проведения в Италии референдума о её членстве в Евросоюзе.

Итальянский народ на прошедшем 4 декабря референдуме сказал «нет» предложениям премьер-министра страны Маттео Ренци провести реформу управления государством. Предлагавшаяся реформа была призвана ещё больше интегрировать Италию в Европейский союз, передав решение ключевых вопросов экономической и политической жизни страны в руки брюссельских бюрократов. Алгоритм действий наднациональной бюрократии ЕС предельно прост: лишение стран-членов Союза последних атрибутов национального суверенитета, создание единого экономического пространства ЕС-США (в виде Трансатлантического торгового и инвестиционного партнёрства), лишение трудящихся последних прав и демократических завоеваний послевоенных десятилетий, замена прав человека на права транснациональных корпораций и банков, превращение Европы в современный Вавилон (завершение проекта создания «мультикультурной цивилизации»), превращение Европы в ударный кулак мировой финансовой олигархии, направленный против России и других стран за пределами «золотого миллиарда». 

За массированным «нет», которое сказали итальянцы, многие склонны видеть следующий шаг: проведение референдума о членстве Италии в Европейском союзе и почти неизбежное решение о выходе страны из ЕС. Эксперты «Дойче банка» ещё в октябре оценивали вероятность выхода Италии из Европейского союза в 60%. И это притом, что в октябре опросы общественного мнения показывали минимальный перевес лагеря сторонников «нет» над лагерем сторонников «да». После воскресного референдума вероятность Itexit (так теперь называют возможный выход Италии из Европейского союза) стала ещё выше. 

Перед референдумом у Италии был выбор между плохим и совсем плохим. Итальянский народ отверг совсем плохое. Теперь остаётся просто плохое. Хороших вариантов не видно. При этом политические оппоненты Маттео Ренци - партии «Пять звёзд», «Лига Севера», «Вперед, Италия» - должны трезво оценивать те барьеры и ловушки, те перегрузки и испытания, которые возникнут на пути выхода Италии из возникшего тупика. 

Сейчас многие пытаются сравнивать выход из ЕС Великобритании (Brexit) с возможным выходом Италии (Itexit). В каком-то смысле развод Италии с Европейским союзом может оказаться даже более болезненным. 

Во-первых, Великобритания подключилась к европейской интеграции позднее, чем Италия. Напомню, что европейская экономическая интеграция началась с подписания в марте 1957 года Римского договора о создании Европейского экономического сообщества (ЕЭС), или Общего рынка. Отцами-основателями ЕЭС стали Франция, Германия, Италия, Бельгия, Нидерланды, Люксембург. Значимость Италии в деле европейской интеграции выразилась даже в том, что договор о создании ЕЭС был подписан в Риме. Великобритания тогда пошла своим путём, создав и возглавив альтернативную интеграционную группировку ЕАСТ (Европейская ассоциация свободной торговли). Однако интеграция в рамках ЕАСТ не заладилась, и с 1 января 1973 года Великобритания присоединилась к ЕЭС. 

За полтора десятилетия с момента вступления в силу Римского договора интеграция в рамках ЕЭС сильно продвинулась, Великобритания оказалась в роли догоняющей страны. Однако и за последующие сорок с лишним лет членства Великобритании в Европейском союзе (в 1992 году ЕЭС было переименовано в ЕС) Туманный Альбион интегрировался в экономику Европы несколько слабее, чем Италия. По данным статистической службы ЕС, в 2015 году в экспорте Великобритании на страны ЕС приходилось 53,6%, а у Италии этот показатель был равен почти 60 процентам. В импорте Великобритании на страны ЕС в том же году пришлось 44,4%, а у Италии этот показатель составил 54,9%. 

Великобритания будет пытаться компенсировать свои потери на европейском континентальном рынке за счёт тех стран, которые когда-то составляли колониальную империю Соединённого Королевства. Лондон уже активизировал переговоры о торгово-экономическом сотрудничестве с Индией, Канадой, Южной Африкой и другими странами Британского содружества. У Италии такого «запасного аэродрома» нет. Не трудно догадаться, что она будет пытаться компенсировать свои потери на европейском континентальном рынке, развивая сотрудничество с Россией и Китаем, но ей будут вставлять палки в колёса Вашингтон и Брюссель, заставляя, например, участвовать в экономических санкциях против России. 

Во-вторых, Великобритания занимает гораздо более прочные позиции в сфере международного движения капитала. Как видно из данных табл. 1, накопленные за рубежом прямые инвестиции Великобритании в 2015 году составили 758,8 млрд. евро, а у Италии этот показатель был равен лишь 126,9 млрд. евро. Объём накопленных иностранных инвестиций в экономике Великобритании в том же 2015 году был равен 731,9 млрд. евро, а у Италии - лишь 28,6 млрд. евро. Доходы от зарубежных инвестиций всех видов (прямые, портфельные, прочие), которые поступили в Великобританию в 2015 году, составили 270 млрд. долл. У Италии этот показатель был равен 66 млрд. долл. Конечно, выход Великобритании и Италии из ЕС создаст для обеих стран проблемы при проведении операций по экспорту и импорту капитала, но следует иметь в виду, что торговые барьеры ЕС для аутсайдеров жёстче, чем барьеры на пути международного движения капитала. 

В-третьих, для Великобритании развод с ЕС означает выход лишь из ЕС. А для Италии это будет также выход из зоны евро. Даже в случае с Великобританией возникает большое количество проблем, к разрешению которых трудно подступиться. Для начала Брюссель желает, чтобы Лондон погасил свои обязательства по взносам в бюджет ЕС. Лондон этого делать не хочет, а без этого Брюссель не желает обсуждать и другие вопросы. Раньше говорили, что процесс развода Великобритании и ЕС может закончиться в 2018 году, а теперь уже называют 2020 год и даже более поздние даты. 

Выход же из зоны евро создаёт еще более сложные головоломки. Италия сегодня прочно привязана к Европейскому центральному банку. На его балансе находятся итальянские долговые бумаги, которые ЕЦБ стал особенно активно закупать после начала своей программы количественных смягчений. Что делать с этими бумагами? Итальянские банки дышат на ладан, подпорками для них являются возобновляемые кредиты ЕЦБ, которые поступают в банковский сектор Италии через Банк Италии. На сегодняшний день долговые обязательства Банка Италии Европейскому центробанку составляют 354 млрд. евро (22% ВВП Италии). С этим долгом что делать? И так далее. 

Некоторые говорят, что Маттео Ренци проявил легкомыслие, объявив о своей отставке сразу же после референдума. Я бы сказал, что это не легкомыслие, а малодушие: просто Ренци понял, какие перегрузки придётся выдерживать, если Италия примет решение о выходе из ЕС. В прошлом году на грани выхода из ЕС находилась Греция, которая летом даже объявила дефолт по своим обязательствам перед МВФ. Напомню, что в Греции был проведен референдум с вопросом о том, следует ли стране принимать условия международных кредиторов по реструктуризации долга и «финансовому оздоровлению» Греции. Тогда 61% греков ответили «нет» предложениям международных ростовщиков. А затем предложения эти всё-таки были приняты правительством Алексиса Ципраса. А ведь масштаб экономических проблем Италии несравненно больше, чем Греции. Готовы ли к этому морально и интеллектуально «Пять звёзд» и «Лига Севера»? Хотелось бы верить, что готовы, но в данном случае важно, чтобы к этому был готов итальянский народ, сказавший «нет» на референдуме. 

Хотел бы также обратить внимание на то, что выход даже одной страны (Великобритании) создает для ЕС серьёзные проблемы. А выход двух стран (Великобритании и Италии) делает положение Европейского союза критическим. По данным Европейского статистического агентства (Евростат), доля указанных двух стран в ВВП ЕС оказывается равной почти 30%. Великобритания уже давно заняла второе место в ЕС по показателю ВВП после Германии (доля последней в ВВП ЕС в 2015 году составила 20,7%). Италия прочно заняла четвёртое место после Франции (доля последней – 14,9%).

Автор: Валентин КАТАСОНОВ
Источник: http://www.fondsk.ru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


Ещё статьи из рубрики «АНАЛИТИКА»:
Ещё статьи из рубрики «Концепции и доктрины»:

Архив материалов

Март 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Фев    
 12345
6789101112
13141516171819
20212223242526
2728293031  

Обсуждение