Новости СМИ2

Четвертый срок Меркель — 2: конец мультикультурализма и фактор России

87cc2e77820f

Прошедший в Эссене в Германии съезд ХДС подтвердил лидерство в партии канцлера Ангелы Меркель. Это означает, что именно Меркель возглавит эту ведущую партию Германии на предстоящих в 2017 году выборах. Сама Меркель претендует на новое — четвертое по счету канцлерство. Но по сравнению с прошлыми 2013 года выборами политические задачи Меркель на самих выборах и в последующий период явно усложнены. Усложнены они как в области внутренней, так и внешней политики. Ангела Меркель нуждается в расширении внутренней поддержки в своей стране для удержания позиций ХДС на будущих выборах.

Лично самой Меркель приходится преодолевать последствия миграционного кризиса в Германии, подорвавшего ее личный авторитет. И она это сделала на прошедшем съезде ХДС весьма символическим образом — предложением введения запрета на ношение женщинами в Германии паранджи, «где это только возможно с правовой точки зрения». В этом плане о продолжении мультикультуральной политики в Германии вопрос больше не стоит. Она окончательно похоронена. «Мы не хотим никаких параллельных обществ», — заявила Меркель на съезде. Меркель говорила о необходимости приобщать мигрантов к нормам и правилам жизни в Германии, а непризнанных беженцами мигрантов высылать из страны, попутно усилив контроль на границах Германии. Меркель намерена подписать с другими странами соглашения по типу миграционного соглашения, заключенного между Евросоюзом и Турцией. Однако количественных ограничений на прием беженцев канцлер вводить не намерена.

Заявления по миграционной политике Меркель означают, что она начала прагматичный сдвиг вправо. В преддверии выборов ХДС и правительство Меркель намеренно ужесточают миграционную политику. Но одновременно Меркель продемонстрировала и умеренность своего миграционного поворота, когда отвергла решение съезда ХДС отменить право двойного гражданства для родившихся в Германии детей мигрантов. Таким образом, попутно обнаружилось, что в самой партии ХДС есть крыло, которое занимает более жесткую позицию по миграционной политике, чем председатель партии. Однако этот эпизод продемонстрировал и то, что Меркель не собирается идти на поводу у представителей своей партии, требующих более жесткой миграционной политики. Она намерена выдерживать средневзвешенный курс, не отказываясь от «ценностей».

Что касается остальных мероприятий по внутренней политики будущей предвыборной программы Меркель, то самое главное — ХДС не намерено повышать какие-либо налоги. Это подчеркивает устойчивость и преемственность настоящей и будущей финансовой политики.

Главным неизвестным во внешней политике Германии в будущей предвыборной программе Меркель остается позиция США при новом президенте Дональде Трампе. Все это прекрасно понимают, как в ХДС, так и в СДПГ. Собственно Меркель и правящая верхушка ХДС в любом смысле совершенно не готовы действовать во внешней политике вне привычных евроатлантических рамок и помочей из-за океана. Тем не менее, в июле 2016 года после Brexit лидеры ЕС выступили с известной инициативой расширения сфер европейской оборонной политики и политики безопасности. Первоначально это стало подаваться, как средство дальнейшего продвижения европейской интеграции вопреки негативным процессам, инициированным британским референдумом. Европейские страны должны делать больше для увеличения своей общей обороноспособности и это то, в чем социал-демократы и христианские демократы в Германии согласны между собой. Однако после победы Трампа в США интеграционная европейская оборонная политика стала трактоваться, как возможное компенсирующее средство, если США при Трампе сменят курс в отношении поддержки НАТО в Европе. Трудно понять, насколько это серьезный аргумент в устах европейских руководителей, а насколько средство мягкого шантажа Вашингтона. Разумеется, трудно поверить в то, что США при Трампе откажутся от своего имперского доминирования в Европе. Скорее всего, Трамп хочет получать материальные дивиденды от европейцев за обеспечение их безопасности. Поэтому в Германии продолжают рассчитывать на то, что здравый расчет возобладает в Белом доме при администрации Трампа, и обязательства США перед Европой и НАТО будут и дальше выполняться.

Тем не менее, развитие европейской оборонной инициативы через шаг или два закономерным образом упирается в квинтэссенцию проблемы — в собственное ядерное оружие и европейский стратегический потенциал сдерживания. И здесь свое ядерное оружие в распоряжение объединенной Европы может предоставить только Франция. Пусть и «брекситная», но Великобритания — тоже европейская ядерная держава. Но здесь хорошо известно, что британское стратегическое и тактическое ядерное оружие находится под исключительным контролем американцев, поскольку размещено оно на американских носителях — ракетах «Трайдент» и наблюдается специальными командированными на британские подлодки американскими офицерами. Поэтому единственный вариант для европейской оборонной инициативы — возможная опора на французское ядерное оружие поднимет значение Франции во франко-германском тандеме и ликвидирует нынешний прогрессирующий дисбаланс в нем в пользу Германии. С одной стороны, укрепление тандема способствовало бы консолидации Европы, но одновременно возвращало бы назад Германию от завоеванных в последнее десятилетие лидерских позиций в ЕС. Очевидно, что по этому вопросу, взвешивая все «за» и «против», германским политикам придется определяться в случае ослабления американской политики НАТО в Европе. Здесь есть над чем задуматься и задуматься именно Меркель. Вопрос этот явно труден для Берлина, и похоже, что Меркель совершенно не готова к нему. Базовые договора Германии и ее общественное мнение заставляют сохранять безъядерный статус этой страны. Автономные европейские силы ядерного сдерживания во французском исполнении — это давняя со времен де Голля стратегическая мечта французов для обеспечения своего лидерства в объединенной Европе. Теперь с уходом Великобритании внешние условия формируются для ее исполнения.

Относительно прочего в европейском аспекте внешней политики Германии Меркель собирается сохранять единство и сплоченность ЕС. Процветание Германии канцлер прямо связывает с процветанием Европы. Ожидаемо проваленный итальянский конституционный референдум здесь вносит дополнительную сумятицу в европейские дела, но пока не более этого. В конкретном плане Берлину и дальше предстоит поиск отдельных решений на каждый вызов. Например, по отношению к Британии с ее переговорами по Brexit Берлин сейчас намерен проявлять твердость. В случае поддержки кризисных по суверенным долгам стран — и гибкость, и твердость одновременно.

В отношении России канцлер сейчас повторяет обычные формулировки о готовности поддерживать диалог с Москвой. Меркель привычно говорит о важной роли России в разрешении мировых конфликтов. Но в отношении фундаментальных проблем позиция Меркель остается прежняя: «аннексия Крыма — это нарушение международного права», а Минский процесс буксует в большей степени по вине Москвы.

Собственная политика Германии в отношении Украины не изменится, хотя и может вынужденно трансформироваться из-за политики США при Трампе. В Германии продолжают рассматривать политику санкций по отношению к России через призму полного отступления Москвы с Донбасса. Украина должна остаться в сфере влияния ЕС, а значит — Германии. В последнее время в отношении урегулирования с Россией внешнеполитические стратеги от ХДС, намекая на Украину и Молдову, продвигают идею о допустимости одновременного участия «восточных соседей» и в европейском, и евразийском интеграционных проектах.

Одновременно косвенно частная враждебность к России со стороны ХДС выражается и в публичных опасениях насчет предполагаемого российского вмешательства в предстоящие германские выборы.

Германия при поддержке США с 1990-х годов осуществляет экспансию в Центральную и Восточную Европу под предлогом демократического выбора и отстаивания прав малых и средних стран. В настоящий момент Германия по-прежнему нацелена на то, чтобы сохранять контроль над Украиной, правда, сугубо политическими средствами и политико-экономическим давлением на Россию. В итоге получается, что, например, тот же газопровод «Северный поток» в Германии могут рассматривать, как средство собственного контроля над Украиной, поскольку у Германии появятся необходимые объемы для поставок газа на Украину с западного направления. «Северный поток» хотя и может быть не в экономических интересах Украины, но он остается в геополитических планах самой Германии относительно остальной Европы и ее периферии. В этом отношении фактор России, как «враждебного иного», стал вовсю использоваться Меркель и ее политическими союзниками в Европе в качестве консолидирующего для кризисного Евросоюза. Это стало элементом системной политики ХДС и может быть устранено с ликвидацией самой системы и удалением Меркель и ее круга из политики Германии и Европы.

Источник: https://eadaily.com

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *


Ещё статьи из рубрики «АНАЛИТИКА»:
Ещё статьи из рубрики «Концепции и доктрины»:

Архив материалов

Апрель 2017
Пн Вт Ср Чт Пт Сб Вс
« Мар    
 12
3456789
10111213141516
17181920212223
24252627282930

Обсуждение