Сразу три мировые державы разместили военные базы в Таджикистане

Аналитика

Таджикистан является страной Центральной Азии с наибольшей протяженностью границы с неспокойным Афганистаном. Собственные вооруженные силы при этом считаются самыми слабыми в регионе. Последнее стало одной из основных причин появления на территории Таджикистана военной базы Российской Федерации.

Речь идет о 201 российской военной базе (официальное действительное наименование — 201-я Гатчинская ордена Жукова дважды Краснознамённая военная база) — общевойсковом формировании в составе Центрального военного округа. База была сформирована в 2004 году с дислокацией в Душанбе и Курган-Тюбе. Численность формирования порядка 7,5 тысяч военнослужащих, что практически равняется численности армии самого Таджикистана (около 9 000 военнослужащих).

Возможности вооружения и военной техники 201-й базы в разы превышает потенциал армии Таджикистана как количественно, так и качественно. Стоит упомянуть, что в арсенале имеются: РСЗО «Ураган», оперативно-тактические ракетные комплексы «Искандер-М», около 100 танков Т-72Б1, порядка 300 бронемашин разных типов — бронеавтомобили УАЗ «Есаул», БМП-2М, бронетранспортеры БТР-82А, артиллерийские системы и зенитно-ракетные комплексы.

В подчинении базы находится зенитный ракетный полк, который в 2019 году получил дивизионный комплект зенитно-ракетных систем С-300ПС. Авиагруппа представлена штурмовиками Су-25, вертолётами Ми-8 и Ми-24, а также батальоном беспилотной авиации «Орланов-10», «Элерон-3» и «Тахион». Дополняет и того немалый перечень комплекс радиопомех «Поле-21» и станция РЭБ Р-934БМВ. Не удивительно, что специалистами военной базы на регулярной основе проводится обучение младших военных специалистов вооруженных сил Таджикистана более чем по 14 специальностям.

Возможности группировки позволяют обеспечить противодействие потенциальным военным угрозам как самостоятельно, так и во взаимодействии с военными Таджикистана. Опасность представляют порядка 70 тысяч боевиков вооруженных формирований, находящихся на приграничной территории Афганистана. Возможность прорыва их на территорию Таджикистана и далее сторону России крайне велика. Учитывая это, официальный Душанбе не остановился на обеспечении собственной безопасности посредством России.

Кроме России военной безопасностью страны занимается Пекин. Еще несколько лет назад стало известно о строительстве китайской стороной базы сил специального назначения МВД Таджикистана в Ваханском ущелье на западе Горно-Бадахшанской автономной области. В силу этого Китаю ничего не мешает в интересах того же Душанбе усилить базу контингентом из 300-500 военнослужащих, несколькими десятками единиц бронетехники и БПЛА.

Пекин уже давно занимается обеспечением безопасности в Таджикистане, что обосновывается необходимостью контроля над «Ваханским коридором», пресечением наркотрафика в Китай, недопущением взаимодействия уйгурских сепаратистов с террористами «Исламской партии возрождения Туркестана» и другими группировками, действующими как самостоятельно, так и в интересах внешних сил.

Ещё в 2016 году Пекином было обеспечено строительство трёх комендатур, четырех пограничных застав, пограничных постов и одного учебного центра. В ноябре 2018 года в столице республики на китайские средства открылся Центр борьбы с терроризмом, экстремизмом и сепаратизмом.

В любом случае, создаваемая при поддержке Китая база, позволит с помощью беспилотников, средств радиолокационного контроля следить за обстановкой как в Ваханским коридоре, так и на севере Афганистана и Пакистана, а также оперативно пресекать несанкционированные действия. Будет ли это осуществляться совместно силовиками Таджикистана и Китая, или же только таджикской стороной, покажет время. Мы, исходя из имеющихся косвенных сведений, склоняемся к первому варианту.

Китай исходит не только из интересов обеспечения безопасности от радикалов. Поднебесная является крупнейшим инвестором и экспортером республики. Госдолг Душанбе перед Пекином 1,1 миллиард долларов, составляя 33 % внешнего долга. Таким образом, Китай защищает и свои вложения.

Что важно, так это то, что интересы Китая и России здесь совпадают. Действия Китая не направлены на выдавливание России как из страны, так и из региона.

Отдельно упомянем о военной базе Индии. Если Россия и Китай заняты вопросами обеспечения безопасности, то интересы Нью-Дели направлены на разведывательную деятельность. Еще с 90-х годов в интересах афганского антиталибанского Северного альянса в городе Фархор функционировал индийский военный госпиталь.

В настоящее время нет достоверных сведений о том, функционирует он или нет, однако периодически появляется информация о том, что Индия продолжает использовать свой военный объект в Фархоре для нужд индийского разведсообщества. Предположение подкреплено тем, что переговоры с Таджикистаном о его использовании велись Отделом исследований и анализа (формирование внешней разведки Индии) с целью  мониторинга ситуации в Афганистане, а также Пакистане.

Кроме указанного объекта Индия использовала аэродром Айни (Гиссар), на котором Россия размещает боевые вертолеты. По данным Globalsecurity.org индийский Центр авиационных исследований (ARC), занимающийся визуализацией и разведкой периодически использует эту авиабазу в своих интересах. Периодически появлялась информация о том, что на этой базе размещаются боевые самолеты ВВС Индии Су-30 и МиГ-29.

В сухом остатке констатируем, что на территории Таджикистана присутствуют военные объекты России, Китая и Индии. Китай и Россия преследуют целью обеспечение военной безопасности Таджикистана, как барьера между ними и радикальными группировками. Индия в этом не участвует, ориентируясь на разведку территорий Афганистана и Пакистана. Опасность со стороны Афганистана имеет место быть.

В этом случае массированное применение вооружения и военной техники возможно только составом 201 военной базы Российской Федерации. Номенклатура военной техники Китая и Индии сделать этого не позволяет. Вместе с тем возможно расширение военных баз Пекина и Нью-Дели. Бóльшими возможностями при этом обладает Китай, поскольку переброска военной техники Индии требует согласования либо Пакистана, либо Китая. Как одни, так и другие не являются явными сторонниками Индии.

В виду общности интересов, угрозы в их расширении для России нет. Наоборот, имеется возможность их совместного применения против общего противника. Начав со взаимодействия имеющихся военных баз в Таджикистане, это может быть переведено на более высокий уровень, когда Китай, Индия и Россия создадут полноценный военный альянс, взяв под общий контроль территорию Евразии, а Индо-Тихоокеанский регион.

russtrat.ru

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте, как обрабатываются ваши данные комментариев.