Про опыт польско-литовско-украинской бригады: что это было?

Армия Балтийский плацдарм НАТО Новости Оружие Регион

Запад продолжает эксперименты по созданию гибридных войск в «сумеречной зоне» Восточной Европы – изучает опыт литовско-польско-украинской бригады. Вольно или невольно эту информацию подтвердил украинский президент Петр Порошенко

На совместном брифинге с президентом Польши Анджеем Дудой и президентом Литвы Далей Грибаускайте в Люблине Порошенко заявил: «Хочу вам открыть тайну: другие наши соседи очень внимательно изучают наш положительный опыт и выходят с предложениями по созданию аналогичных бригад с участием других государств».

Заметим, подобные «тайны» таковыми давно не являются. Ряд западных стран, прежде всего, Литва и Польша ведут агрессивную, гибридную войну с целью дестабилизации и подрыва национальной безопасности Российской Федерации.

Порошенко рассказал об эффективном боевом слаживании подразделений и планировании военных маневров с участием этой «первой ласточки» на пути Украины в НАТО, которая «несет службу под эгидой ООН, НАТО и Евросоюза». Последнюю бредовую формулировку оставим на совести киевских спичрайтеров, поскольку Украина не входит ни в ЕС, ни в НАТО, а бригада не является частью миротворческих сил ООН и не участвует ни в одной из 16 операций ООН по поддержанию мира.»Ласточек» в НАТО не берут, об этом свидетельствует весь неоднозначный десятилетний опыт создания интербригады размером не более полка. Чтобы понять истинное предназначение бригады, надо обратиться к истокам.

Боевое слаживание

Об открытии штаб-квартиры интербригады LITPOLUKRBRIG в польском городе Люблин Минобороны Литвы объявило в январе 2016 года. Целями проекта были обозначены: взаимодействие военнослужащих трех стран в одном штабе, на совместных учениях и в международных миссиях, обмен опытом, укрепление региональной и международной безопасности, а также подготовка ВСУ к интеграции в НАТО.

Двумя годами ранее министры обороны Польши, Украины и Литвы подписали соглашение о создании совместной военной бригады для участия в миротворческих операциях. Причем на 2016-й была запланирована полная оперативная готовность. Фантасмагорические региональные и миротворческие задачи – явно не по росту, ведь бригада состоит из международного штаба, трех мотопехотных батальонов и специализированных подразделений. Скоре,е это полк, ядро которого составляют 2000 военнослужащих Польши, дополняют 545 представителей Украины и вносят разнообразие 350 литовских военнослужащих.

Рассмотрим реальный боевой потенциал LITPOLUKRBRIG, исходя из постулатов общевойсковой тактики. Ширина полосы наступления полка – до 2 километров. В обороне полк действует на участке до 5 километров по фронту и до 3 километров в глубину. То есть, существующей интербригады не хватит даже для обороны маленького польского Люблина.

О региональном влиянии или миротворческих операциях не может быть и речи. На оперативном направлении действуют, как правило, разновидовые войсковые группировки числом около 100 тысяч человек, с приданной авиацией и артиллерией. На Восточноевропейском театре военных действий LITPOLUKRBRIG напоминает экзотический фиговый листок, не более.

«Эффективное боевое слаживание» войск и некий ценный для НАТО опыт одного украинского батальона в составе интербригады – все это из области мифотворчества, потому что серьезные задачи отдельными батальонами или полками не решаются, да и ВСУ в целом боевого опыта не имеют (карательные операции в Донбассе не в счет). И попросту нет международного механизма использования подобных «миротворческих сил».

Суровая реальность

Политическая риторика и общевойсковая тактика практически никогда не пересекаются. В Варшаве и Вильнюсе никто не собирается в массовом порядке бросать своих военнослужащих на минные поля Донбасса – во имя победы Киева в гражданской войне. Польша и Литва намерены всего лишь «сдерживать» Российскую Федерацию – мелкими гадостями (вроде поставок советского оружия Киеву) и демонстрацией несуществующей военной мощи балтийского сектора НАТО.

Соглашением по LITPOLUKRBRIG предусмотрено, что другие государства могут присоединиться к нему, и все же не случайно в «военный союз» вошла только одна из стран Балтии. Очевидно, Латвия и Эстония трезвее оценивают боевой потенциал своих вооруженных сил. К тому же в регионе ранее создано совместное подразделение «Балтбат», которое успело поучаствовать в миротворческих операциях в Боснии и Ливане. Батальон функционирует с 2003 года, на основе договора о трехстороннем сотрудничестве Литвы, Латвии и Эстонии (штаб – в поселке Адажи под Ригой).

Интернациональные воинские формирования – распространенная практика межгосударственного военного сотрудничества. И даже в рамках НАТО в 1987 году создали франко-германскую бригаду (этот символ единения и сотрудничества двух стран-соперников явно оторван от стратегии и тактики войск). Кроме того, в 1992 году Франция, Германия, Испания, Бельгия и Люксембург сформировали европейский корпус (соединение быстрого реагирования и прототип объединенных вооруженных сил ЕС). А в 1999-м появился датско-германо-польский корпус, который пригодился США и НАТО в Афганистане. Незаметно существует и созданный в конце 1990-х польско-украинский миротворческий батальон.

Вероятно, подобные (в геополитическом плане – микроскопические) объединения и союзы позволяют США сохранить влияние в Восточной Европе, даже в случае реализации странами ЕС проекта совместных вооруженных сил. При любых раскладах роль Украины незавидна, ведь вне НАТО нет реальной возможности освоить боевые алгоритмы альянса. А грузинский опыт показывает, что приближаться к этому «идеалу» можно долгими десятилетиями (и цель не становится ближе). Решение о приеме в альянс нового члена принимается единогласно всеми участниками НАТО, и позиция стран Балтии погоды не делает. Полагаю, Германия, Франция, Италия вряд ли когда-нибудь проголосуют за украинскую авантюру – своя рубашка ближе к телу.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.