Союзники: Белоруссия и Казахстан бегут от Крыма, как от огня

Аналитика Геополитика и безопасность Экономика

Почему Минск и Нур-Султан не только не признают полуостров, но и не принимают товары из Тавриды? Разбирался в этом Дмитрий Родионов.

Белоруссия и Казахстан отказываются от покупки товаров, произведенных в Крыму», объясняя это сложной геополитической ситуацией. Такое заявление в интервью РИА «Новости» в преддверии Ялтинского международного экономического форума сделал глава Торгово-промышленной палаты России Сергей Катырин.

«Есть проблема выхода на рынки сбыта крымских товаропроизводителей, в том числе на экспорт. В свете нестабильной политической ситуации во многих местах настороженно относятся к реализации продукции с маркировкой „Сделано в Крыму“, в частности, Казахстан и Белоруссия отказываются от закупки таких товаров», — пояснил глава ТПП.

«К сожалению, основные программы АО „Российский экспортный центр“ (занимается поддержкой продвижения наших товаров на внешние рынки — ред.) в Крыму не реализуются. В этой связи в целях выхода на экспорт и продвижения крымской продукции предприятия вынуждены регистрироваться в других регионах», — добавил он.

РИА «Новости» также сообщает о том, что в ответ на соответствующий запрос, в пресс-службе РЭЦ сообщили, что к финансовым и нефинансовым мерам поддержки РЭЦ имеют равнозначный доступ все компании РФ.

«Компании Крыма получают их в полном объеме. В Крыму действует центр поддержки экспорта», — подчеркнули в ведомстве.

По данным Росстата, озвученным прошлой осенью, за первое полугодие 2018 года экспорт из Крыма в страны СНГ составил 5,7 млн. долларов, а в страны дальнего зарубежья — 9,5 млн. или на 0,3% выше, чем в позапрошлом году. По тем же данным, импорт в Крым за первое полугодие составил 28,3 млн. долларов США, что на 14% меньше, чем в 2017 году.

Напомним, в ноябре прошлого года президент Белоруссии Александр Лукашенко говорил о том, что нейтралитет Белоруссии в отношении международно-правового статуса Крыма поддерживается Западом.

«Нам говорят, что Европа заинтересована в суверенитете Беларуси. При этом отдельные наши западные партнёры в восторге от позиции Минска по Абхазии и Южной Осетии, по Крыму и Донбассу. Однако, как только доходит до конкретных вопросов взаимодействия, то у нас, оказывается, есть проблемы с правами человека», — отметил он.

При этом в марте 2014 года Лукашенко заявил, что Белоруссия де-факто признаёт российский статус Крыма. Но де-юре признания не последовало — этого никто не требовал, да и «от этого ничего не изменится», подчеркнул белорусский президент.

«Де-факто Крым стал частью России. Ситуация развивается де-факто. И мы будем с РФ. Что будет де-юре — это будет потом», — заявил тогда белорусский лидер, добавив, что его страна Белоруссия будет проводить взвешенную политику, но, если понадобится, Минск намерен придерживаться единой позиции с Москвой.

— Все-таки нужно отличать позицию бизнеса и его нежелание что-то покупать, в том числе и по региональному принципу, от позиции государства, — отмечает политолог Иван Лизан.

— В РБ на уровне государства нет никаких запретов на закупку товаров из Крыма и Донбасса. Мало того, белорусские товары поставляются в Крым и ЛДНР, в Крыму у РБ есть санаторий, который находится в госсобственности — он используется по прямому назначению. То есть дискриминация крымских товаров как государственная политика в Белоруссии отсутствует.

За Казахстан точно сказать не могу, но там, с большей долей вероятности, такая же ситуация. По крайней мере, крымские проходческие комбайны в Казахстане закупают — об этом не так давно писала казахстанская прозападная пресса, возмущаясь данным фактом.

«СП»: — Что грозит Казахстану и Белоруссии, если они будут закупать крымские товары? На них наложат санкции?

— Ничем не грозит. Никто не станет портить отношения с союзниками из-за нежелания бизнеса подвергать себя финансовым, репутационным и политическим рискам. Всё это вполне вписывается в логику свободного рынка: хотят — покупают, не хотят — не покупают. У Москвы, Минска и бывшей Астаны хватает других проблем в отношениях.

«СП»: — Тут больше вопрос политики, экономики, или еще чего?

— Тут вопрос осторожности бизнеса, по крайней мере, в случае с Белоруссией. Если несколько лет назад по Украине ходили слабоумные национально озабоченные граждане, которые принуждали всех разговаривать на украинском языке, то по Белоруссии бродят примерно такие же субъекты, которые в интересах националистических СМИ (а в РБ национализм всегда является прозападным) выискивают на полках супермаркетов товары из Крыма и ЛДНР, после чего устраивают скандалы и заваливают владельцев торговых сетей требованиям ответить на вопрос: «Чей Крым?».

Этот вопрос для белорусской либерально-националистической интеллигенции в 2019 году так же важен, как и для их украинских собратьев в 2015 году — он для них как система опознавания «свой-чужой». Такие случаи уже были с крымским чаем «Добрыня», российскими полотенцами с вежливыми людьми и кондитерскими изделиями из ДНР.

Понятно, что бизнесу вся эта шумиха ни к чему, поэтому он и страхуется, меняя товарные позиции. Официальная власть ничем ответить на такую активность интеллигентов не может — они не нарушают закон, а любой чиновник действует строго в рамках того, что ему позволено законами и иными нормативно-правовыми актами. Посольство с каждым таким фактом не борется, но посол РФ Михаил Бабич активно встречается с белорусскими оппозиционерами, которые после встреч занимают более умеренную позицию. Не так давно он давал пресс-конференцию в Минске в честь пятилетия присоединения Крыма — её прозападные белорусские СМИ проигнорировали, а вот государственные пришли.

«СП»: — Почему нельзя просто менять маркировку на границе?

— Потому что это затраты, плюс за смену маркировки часто ругают белорусов, обвиняя их в контрабанде и не факт, что создан удобный правовой механизм, который позволял бы быстро и без юридической волокиты менять упаковки и маркировки. То есть тут и недоработки федеральной власти — там могли бы предусмотреть такой сценарий развития событий и помочь бизнесу.

«СП»: — Можем ли мы как-то повлиять на союзников? Как?

— Можем. Создать наконец-то единые рынки в рамках Евразийского союза и тогда никакой дискриминации не будет — все будут равны. Также можем снять острые вопросы во взаимоотношениях с союзниками — это снизит напряжённость и выбьет козыри из рук националистически озабоченной части интеллигенции.

А вот объявлять дипломатическую войну и, тем более, ввозить санкции по такому поводу, к счастью, никто не станет.

Сотрудничество с Крымом для иностранных государств несёт в себе и политические, и экономические риски в виде санкций, считает политолог Иван Мезюхо.

— Тем не менее, если речь идёт о Белоруссии и Казахстане, то всё-таки Россия вправе ожидать от этих государств не только развития открытых торговых отношений с Крымом, но и официального признания полуострова частью Российской Федерации. В конце концов, Москва на протяжении десятилетий инвестировала в экономики этих стран немалые средства и вправе ожидать дружественных шагов по крымской тематике.

«СП»: — Как это сочетается с наличием ЕАЭС, а с Белоруссией — и вовсе Союзного государства?

— Никак не сочетается. Сложившаяся ситуация косвенно вскрывает имеющиеся проблемы в наших интеграционных экономических и политических проектах.

«СП»: — Можем ли мы как-то изменить ситуацию? Возможно, надавить? Американцы очень настойчиво требуют от своих, чтобы те покупали только американское…

— С одной стороны, да, можем, а с другой — главное не «передавить». Мы же не хотим, чтобы Белоруссия и Казахстан оказались в цепких объятиях Запада после нашего потенциального экономического давления на них по вопросу Крыма?

«СП»: — Катырин говорит, что есть проблема выхода на рынки сбыта крымских товаропроизводителей, в том числе на экспорт. Каков масштаб проблемы? Только ли с Казахстаном и Белорусские разногласия?

— Истинный масштаб проблемы могут компетентно оценить органы статистики и правительство, тем не менее, однозначно можно сказать, что от экспорта маркированных в Крыму товаров отказываются и другие страны. Просто разногласия с Казахстаном и Белоруссией по этому вопросу вызывают справедливое возмущение в российском обществе. Всё-таки это наши союзники, государства, имеющие общую историю с нашей державой. Но в любом случае, международная торговля в Крыму налажена. Пусть и не в том объёме, который бы удовлетворял правительство региона.

«СП»: — Если говорить о рынках Белоруссии и Казахстана, это большая потеря? Много товаров туда шло при Украине?

— Крымские товары в Белоруссии есть. С маркировкой или без — вопрос второй. Не помню цифр актуальной статистики, но на момент 2015 года, когда полуостров уже год находился в составе России, Белоруссия была признана крупнейшим торговым партнёром полуострова наряду с Турцией, Украиной и другими странами.

«СП»: — Катырин сам говорит, что «в этой связи в целях выхода на экспорт и продвижения крымской продукции предприятия вынуждены регистрироваться в других регионах». А может, стоит менять на границе маркировку?

— Регистрация некоторых крымских предприятий в других регионах страны имеет место быть. Безусловно, эта мера вынужденная и не совсем выгодная для экономики республики. На счёт замены маркировки на границе — да, это теоретически сделать можно, но нам всё же важно, чтобы наши ближайшие союзники перестали заигрываться в многовекторность и развивали нормальные торговые отношения с российским Крымом. Политические значение этого вопроса весьма велико. Географические далёкие Сирия и Иран развивают открытые торговые отношения с Крымом, а наши ближайшие братья осторожничают. Так не должно быть.

Интересно, как прокомментируют сложившуюся ситуацию политики и бизнесмены из Белоруссии и Казахстана на предстоящем ЯМЭФ-2019?

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.