Министр обороны Сербии: не играйте с огнем на Балканах

Аналитика Армия Геополитика и безопасность Концепции и доктрины

Министр обороны Сербии Александар Вулин, посетивший Москву накануне майских праздников для встречи с российским коллегой Сергеем Шойгу и участия в VIII конференции по международной безопасности, рассказал в специальном интервью ТАСС о новых угрозах на Балканах и восприятии России сербским народом.

— Этой весной исполнилось 20 лет чудовищному преступлению НАТО — бомбардировкам сербских городов, поселков, объектов жизнедеятельности, военной инфраструктуры. Я помню то время, так как с первыми десантными батальонами России прилетел на аэродром Слатина под Приштиной, захваченный нашими десантниками. Там еще, как говорится, не выветрился запах сгоревшего пороха. Помню героическую борьбу сербской армии, которая отбивала атаки натовской авиации, сбитый вашими ракетчиками американский истребитель-бомбардировщик F-117, который в США называли «невидимым и неуязвимым». Помню, как после окончания боевых действий из-под слатинской горы на аэродром выкатились ваши истребители МиГ-21 и улетели в сторону Белграда… Какие выводы сделало руководство Вооруженных сил Сербии из той войны?

— Натовская агрессия против Югославии в 1999 году была самым большим злодеянием в Европе после Второй мировой войны.

За него, как и в других случаях натовской агрессии, никто не понес ответственности. И мы теперь знаем, что нет правды для сербского народа. И что нет правды для слабых. Мы должны быть сильными в военном плане, политически и экономически, если мы и дальше хотим защитить свое право на свободу. Мы поняли, что в будущем никогда не должны оставаться одинокими. В то время у нас не было ни одного союзника. Даже те, кто любили нас, отворачивали голову в другую сторону. Весь мир молчал и смотрел, как умирает один народ. Мы этого для себя никогда больше не допустим. Сербия для мира готова сделать почти все, а для своей свободы сделает абсолютно все.

Мы никаким образом не спровоцировали натовскую агрессию против нашей страны. И мы никаким образом ее не заслужили. Мы не можем нести никакой ответственности за эту агрессию. Мы сейчас делаем все, чтобы это никогда больше не повторилось, и будем стараться сохранить свою свободу.

— Натовские начальники призывают Сербию забыть о тех бомбардировках, взять курс на сближение с Североатлантическим альянсом «для защиты свободы, демократии и общечеловеческих ценностей». При этом активно окружают ее своими военными контингентами. Как живется Сербии в окружении натовских государств? Как удается сохранить свой суверенитет и независимость? Какие настроения царят в сербском обществе и в вооруженных силах по поводу призывов двигаться навстречу НАТО? Готова ли Сербия переходить на натовские стандарты, добиваться приглашения на вступление в альянс? Тем более что Белград, как известно, держит курс в ЕС, а туда без членства в НАТО, как правило, не принимают…

— Сербия в военном плане — нейтральное государство. Так и останется. Пока президентом Сербии является Александар Вучич, а я являюсь министром обороны Республики Сербия, наша страна не войдет в НАТО. Мы не можем забыть и не можем простить натовскую агрессию. Себя невозможно переделать. Мы любому можем смело посмотреть в глаза, но не все могут честно смотреть в глаза нам. Я не думаю, что те, кто нас бомбил, могут смело смотреть нам в глаза. Мы можем гордиться своей обороной, а те, кто нас бомбил, не могут гордиться своей агрессией.

Конечно, мы должны жить и должны сделать так, чтобы наш народ не был в конфликте с кем угодно. Мы являемся участниками натовского «Партнерства во имя мира», так же, как Беларусь, Россия и другие страны. Это оптимальный уровень нашего сотрудничества с Брюсселем, что обеспечивает нашу безопасность и наш диалог и не мешает нам сотрудничать с Россией, Китаем и с ОДКБ. И вы можете видеть, что наивысший уровень нашего сотрудничества с Россией, Китаем и ОДКБ именно сейчас, в это время.

Вы знаете, как нам важно, как живет наш народ в Косово и Метохии. И единственная сила, которая может гарантировать его безопасность на этой территории, — это KFOR (Международная миссия под эгидой НАТО в Косове и Метохии — прим. ТАСС), костяк которых составляют вооруженные подразделения натовских стран. Поэтому мы должны иметь хорошие отношения с Брюсселем, чтобы защитить свой народ. Но о вступлении в НАТО мы просто не думаем. Такие настроения присутствуют и в нашем обществе, и в вооруженных силах. Мы не верим, что сможем оставаться самостоятельной страной, если станем членом какого-то военного блока. Мы хотим принимать решения самостоятельно. Мы не хотим стать членом НАТО из-за того, что нас бомбили, а еще и потому, что не хотим, чтобы нас заставляли делать то, что сделали с нами.

В ХХ веке Сербия участвовала в шести войнах. В двух мировых войнах мы были на стороне союзников Франции и Великобритании. А потом мы дожили до того, что в конце ХХ века они вместе бомбили нас. Просто мы не хотим быть частью чего-либо, что может привести нас к конфликту с теми, с кем мы конфликтовать не собираемся. Александар Вучич — первый сербский лидер, который открыто заявил в Брюсселе, что Сербия не будет членом НАТО, и который не оправдывается за то, что Россия — наш друг. Он личный друг Владимира Путина, и я могу сказать, что благодарен, что могу называть себя личным другом Сергея Шойry. Мы не оправдываемся, мы не являемся просто любителями творчества Пушкина и Толстого, на что постоянно нам намекают на Западе. Я радуюсь нынешнему сотрудничеству с Россией в политике, экономике, военном деле. [Мы] не ориентируемся только на историческое прошлое, славянское единство и общую религию. И это основа того, что мы остались свободными.

Напомню, есть ряд стран, которые представлялись большими друзьями России, как, например Черногория, которая ввела против России санкции. Мы этого никогда не сделаем. И потому, когда мы слышим от отдельных интеллектуальных кругов в России, что мы не самый надежный друг России, что мы войдем в НАТО, это для нас болезненно и обидно. Александар Вучич — единственный государственный лидер в Европе, который открыто заявил, что мы не будем участвовать в антироссийской истерике и не будем вводить санкции. И наш выбор необходимо уважать.

— Еще один вопрос. Знаю из открытых источников, что сербские вооруженные силы, особенно авиация, испытывают большие потребности в современной боевой технике, которая у вас в большинстве своем еще советского производства. Как эту проблему обновления боевого парка планирует решать руководство страны и министерства обороны? Какие самые актуальные проблемы реформирования армии и авиации стоят перед сербскими вооруженными силами?

— Мы — небольшая страна и небогатая страна. В 1999 году наша авиация была уничтожена. А потом с 2000 по 2012 год нашу армию уничтожали специально. Она не должна была иметь возможность обороняться. С приходом Александра Вучича в 2012 году на пост министра обороны Сербии, а затем и премьер-министра наша армия стала обновлять свои ресурсы. А потом, благодаря соглашению между уже президентом Вучичем и президентом Путиным, а также президентом Лукашенко, мы получили десять МиГ-29, которые мы никогда бы не смогли купить. Кроме них, большое количество танков, БТР для сухопутных войск. По личной инициативе министра Шойгу нам предоставили возможность переподготовки наших пилотов. И мы теперь можем сказать, что у нас снова есть авиация.

Проблема, как всегда — нехватка денег, мы — маленькая страна. Кроме того, есть большие страны, которые считают, что нам нельзя вооружаться. Они должны быть мощными, вооруженными, а мы — никак. А поскольку мы — нейтральные в военном отношении, мы не можем ожидать, что кто-то придет нас защищать, а это означает, что мы должны быть сильными. И это ответ на вопрос, почему Сербия вооружается. Это нормально. Есть другой вопрос: почему так активно вооружаются страны НАТО из нашего соседства? Кто их пугает?

Самая большая угроза на Балканах сегодня — это формирование Великой Албании. Ее попытка утвердиться на территориях других государств, начиная с Черногории, Северной Македонии, на территории Косово и Метохии, части Центральной Сербии. Единственная страна, которая сопротивляется этому, — Сербия. И это факт. С вступлением Северной Македонии в НАТО все албанцы начнут жить на одном политическом пространстве безопасности. Премьер Албании уже говорит, что «мы сотрем границы между государствами, где живут албанцы». А они живут в четырех странах. И это озадачивает. Тем более что и Евросоюз, и НАТО закрывают глаза на создание Великой Албании. Если кто-то хочет решать албанский национальный вопрос на Балканах, то должен решать и сербский национальный вопрос. Нельзя дать албанцам что-то, и не дать то же самое сербам. И потому, пользуясь случаем, хочу предупредить весь мир: не играйте с огнем! Не делайте Великую Албанию на сербской земле.

— Россию и Сербию связывают многолетние, я бы сказал, даже многовековые связи. Как они развиваются на новом этапе? Какие перспективы вы видите в этом направлении? Что могло бы сделать руководство России и ее вооруженных сил для укрепления безопасности вашей страны и повышения боеготовности вооруженных сил Сербии? На полях конференции по безопасности вы встречались с министром обороны России Сергеем Шойгу. О чем договорились?

— На самом деле, отношения между Сербией и Россией никогда не находились на таком высоком уровне, как сейчас. Они основываются на взаимном понимании, уважении и искренности. Россия по отношению к нам никогда не ведет себя как суперсила. Не диктует нам условия. Просто уважает нас, как равного. Отношения между президентом Вучичем и президентом Путиным — они просто человеческие, дружеские.

Наше сотрудничество развивается во всех областях. В экономике самый быстрый рост. Военное и военно-техническое сотрудничество также очень развито. Мы, как сказал Вучич, смотрим в будущее с оптимизмом, мы не та группа, которая поет грустные песни. Россия для нас — это страна, от которой мы многое ожидаем в экономике, в дипломатии, от которой мы многому можем научиться. Это связано не только с православием и славянством — это наш интерес. Это очень ясные и здоровые отношения.

Говорят, что в политике нет постоянной любви, а есть интересы. Но когда мы говорим о сербах и русских, здесь есть еще что-то. Что не только интерес. Мы никогда не находились на разных сторонах баррикад. Мы с Россией всегда находились на правильной и правой светлой стороне. На стороне свободы. И очень дорого заплатили за это. И если кто-то хочет научиться от нас на Западе, пусть смотрит: там, где находимся мы, там свобода.

Что касается министра Шойгу, он — большой друг Сербии и мой личный друг. Он большой профессионал. Он прекрасно руководит министерством обороны, знает военное дело, погружен в будни армии и ведет разговор очень точно, по делу, быстро вникает во все проблемы и решает их. Все, о чем мы договариваемся, все это реализуется. Мы обсуждали военнo-техническую помощь Сербии, которая реализуется сегодня. О ее продолжении. Все реализуется в оговорениые сроки. Также договорились о том, что мы его ожидаем в Белграде. Он наше предложение принял, его визит в Сербию состоится до конца этого года. Время будет уточнено. Его визит для нас — это большая честь. И я верю, что для него это большое удовольствие.

Беседовал Виктор Литовкин

Источник: https://tass.ru/

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.