Как Белоруссия может использовать инцидент с «Дружбой» в своих интересах

Аналитика Концепции и доктрины Общество Экономика

В середине мая стало известно, что Россия готова компенсировать все убытки покупателям некачественной нефти, попавшей в апреле в нефтепровод «Дружба», если они смогут доказать, что потери связаны с загрязнением сырья дихлорэтаном. При этом, как отметил российский вице-премьер Дмитрий Козак, речь идет не только о Белоруссии, которая позиционирует себя как страну, наиболее пострадавшую от недавнего инцидента, но и о сопредельных государствах — Украине, Польше, Венгрии и Словакии.

В случае со странами Евросоюза последствия попадания загрязненной нефти для России на сегодняшний день более или менее ясны. По мнению экспертов из Международного энергетического агентства (МЭА), помимо необходимости выплат компенсаций, Москва рискует потерять доверие покупателей, которые будут вынуждены искать альтернативные источники поставок сырья. В свою очередь, эффект от приостановки транзита по нефтепроводу «Дружба» для европейских НПЗ по итогам второго квартала может обернуться снижением переработки на 250 тыс баррелей в сутки (б/с), что соответствует примерно 2% европейского спроса на нефтепродукты. Например, снижение переработки заводами Германии может составить 100 тыс б/с в течение мая-июня, а Польши — 60 тыс, и вернуться к нормальной загрузке они смогут только в июле. При этом сложившаяся проблема в ЕС, по мнению экспертов, будет решена достаточно оперативно, без каких-либо дополнительных вопросов.

Иная ситуация складывается в отношении Белоруссии. По мнению аналитиков, из-за ряда особенностей белорусско-российских взаимоотношений последнего времени, Минску и Москве не сразу удастся прийти к необходимым для урегулирования всех вопросов договоренностям. В первую очередь это связано с тем, что нефтегазовая тема уже давно является одной из краеугольных в процессе двухстороннего сотрудничества и имеет политическую окраску. Поэтому нынешняя проблема некачественной нефти является лишь частью клубка противоречий между Москвой и Минском, и ее решение прямо или косвенно будет связано с иными аспектами белорусско-российских отношений.

В настоящее время известно, что одним из основных вопросов, стоящих перед Белоруссией и Россией, является ситуация с проведением в РФ налогового маневра в нефтяной отрасли. В связи с тем, что Москва планирует в 2019−2024 годах снизить вывозную пошлину на нефть с 30% до 0%, одновременно повысив налог на добычу полезных ископаемых, Белоруссия может лишиться за это время более $ 10 млрд. При этом, по заявлениям белорусской стороны, за три последних года республика уже недополучила из-за налогового маневра $ 3,6 млрд. Такие потери в условиях постоянно ухудшающейся экономической ситуации в стране не могут не волновать официальный Минск, что уже привело к серьёзному кризису двухсторонних отношений. На протяжении последнего года стороны не раз обменивались взаимными обвинениями, а Москва и вовсе решила увязать данную проблему с вопросом дальнейшей интеграции двух стран в рамках Союзного государства.

На протяжении последних нескольких месяцев неоднократные выпады Белоруссии в сторону России, а также фактическое игнорирование происходящего Москвой привели к появлению дополнительной проблемы, которую многие аналитики поспешили назвать шагом отчаяния белорусских властей. В апреле на совещании с экономическим блоком правительства президент Белоруссии Александр Лукашенко, говоря о «санкциях» и «выкручивании рук» со стороны России, фактически потребовал перекрыть транзит российской нефти в Европу, поставив на ремонт нефтепровод «Дружба». Правда, как оказалось, потребовать не означало сделать на практике, так как этот шаг мог привести к весьма серьезным политическим проблемам. Однако своеобразный сигнал Москве все же был отправлен, на что в российской столице отреагировали крайне спокойно, понимая все последствия такого поступка, в первую очередь, для самой Белоруссии. И если бы не инцидент с загрязненной нефтью, ситуация в нефтегазовых отношениях двух стран могла бы еще долгое время оставаться в подвешенном состоянии. Произошедшие же в апреле события не только создали дополнительные проблемы между партнерами, но и вполне могут стать своеобразным катализатором начала активного движения по вопросам нефтегазового сотрудничества двух стран.

Следует отметить, что зафиксированное концерном «Белнефтехим» в середине апреля загрязнение получаемого страной углеводородного сырья, оказалось как нельзя кстати для белорусской стороны. На фоне нерешенных проблем с компенсациями, а также заявлениями о возможности полного или частичного перекрытия транзита российской нефти по территории Белоруссии, случившееся оказалось только на руку Минску и отрицательно сказалось на позиции России. Поэтому все высказанные версии о том, что произошедшее является демонстрацией Москвы своих возможностей навредить белорусским партнерам, если они не будут сговорчивы, не более, чем домыслы. Не случайно реакция руководства РФ была быстрой и жесткой: по требованию российского премьера Дмитрия Медведева было организовано расследование причин случившегося, после чего были оперативно арестованы несколько человек, которых обвиняют в порче нефтепровода, организации преступного сообщества и краже нефти. При этом примечательным является то, что предъявляемая им сумма ущерба в 1 млн. рублей выглядит смехотворной на фоне произошедшего скандала. Это только подтверждает, что случившийся инцидент не был специальным актом приведения Белоруссии к повиновению. Однако это не означает, что произошедшее не станет отправной точкой для нового этапа в нефтяном конфликте Белоруссии и России.

Официально стороны не увязывают инцидент с загрязнением нефти с вопросами компенсации потерь из-за налогового маневра в РФ. Об этом говорил и Александр Лукашенко, и Дмитрий Медведев после встречи с белорусским коллегой Сергеем Румасом. Однако, как считают эксперты, Белоруссия так или иначе попытается использовать случившееся в собственных интересах. Как уже стало известно, Минск и Москва договорились создать рабочую группу из восьми человек, которая должна разобраться с суммой компенсации. Но, несмотря на это, подходы к данной проблеме у сторон довольно разные, в том числе и потому, что Белоруссия видит для себя возможность через сложившуюся ситуацию компенсировать потери от налогового манёвра. Известно, что в Москве считают, что общие компенсации всем странам, пострадавшим от грязной нефти, составят не более $ 100 млн. В Минске же явно завышают свои потери.

По мнению Александра Лукашенко, ущерб составляет сотни миллионов долларов, которые Москва должна будет компенсировать. При этом расчет цифр в данном случае довольно простой. Так, потери Белоруссии, в том числе и косвенные, по мнению ряда экспертов, могут находиться в пределах от $ 270 до $ 435 млн. В эту сумму входят недополученная выручка белорусского оператора «Гомельтранснефть Дружба» за транзит нефти за две недели простоя ($ 29−35 млн) и будущие потери из-за снижения пропускной способности нефтепровода с 65 до 40 млн тонн в год ($ 142−300 млн). Дополнительно к этому указывается сумма в $ 280 млн, которая является ущербом из-за вынужденной остановки производства на белорусских нефтеперерабатывающих заводах. Однако в самой Белоруссии пока не могут назвать точной цифры потерь, хотя по официальной версии только за апрель она составила $ 108 млн. Более точно собственную версию Минск озвучит только после ревизии оборудования на НПЗ, где капитальный ремонт запланирован на август.

В то же время, как считает заведующий кафедрой технологии переработки нефти Российского госуниверситета нефти и газа, бывший вице-президент Тюменской нефтяной компании Владимир Капустин, белорусская сумма ущерба «не соответствует действительности». По его словам, «всегда считается реальная сумма, а недополученная прибыль — это не прибыль». Поэтому Минск может получить компенсацию за поврежденное оборудование, но не за то, что еще получено не было. И, по всей видимости, именно эта проблема и будет одним из главных камней преткновения в предстоящих переговорах. Как стало известно, белорусская сторона будет добиваться компенсации косвенных потерь, так как прямой ущерб, не сможет удовлетворить интересы Минска. По словам белорусского вице-премьера Игоря Ляшенко, «только стоимость вышедшего из строя из-за загрязненной нефти оборудования на Мозырском НПЗ составляет около $ 30 млн в эквиваленте». Даже если умножить эту сумму на два (по числу нефтеперерабатывающих заводов), она никак не сможет удовлетворить запросы белорусского руководства.

В сложившейся обстановке нельзя сомневаться в том, что главным стремлением белорусской стороны в переговорах о компенсациях за некачественную нефть станет максимизация требований с целью покрыть потери нынешнего года от налогового маневра. По подсчетам Минфина республики, они могут составить около $ 400 млн, что приблизительно равняется той сумме, о которой сегодня идут разговоры в белорусской столице в связи с попаданием в «Дружбу» некондиционной нефти. В свою очередь, в России будут всячески этому противиться, осознавая при этом всю щекотливость ситуации. Как отметил Дмитрий Козак, «по компенсации ущерба белорусским НПЗ существует много вопросов» и только технические специалисты должны «определить, от чего произошли те или иные поломки — от некачественной нефти или от естественного износа». Таким образом, уже сегодня очевидно, что процесс переговоров будет долгим.

В данном случае положительным моментом для белорусской стороны является то, что Москва оказалась в непростой ситуации сразу с нескольких сторон. Во-первых, теперь Минск будет настойчивее требовать себе компенсаций, выплатить которые так или иначе придется. Во-вторых, на всех переговорах, связанных с налоговым манёвром, апрельский инцидент будет ставиться Москве в укор. В третьих, у белорусской стороны появилась официальная причина поставить на ремонт нефтепровод «Дружба». Если ранее этот вопрос только обсуждался, а в Минске придумывали причины, заявляя, например, о необходимости охраны экологии, то теперь ремонт может быть формально обоснован попаданием в трубу грязной российской нефти. Абсолютно технический вопрос и никакой политической подоплеки. И то, что официальный Минск обязательно будет играть на этом, сегодня у аналитиков не вызывает никакого сомнения. В настоящее время у белорусских властей появилась прекрасная возможность использовать ситуацию для закрепления своих позиций в продолжающихся переговорах по нефтегазовым и иным вопросам, и не использовать такой шанс в Минске попросту не могут.

В целом, сложившаяся на сегодняшний день ситуация говорит о следующем. Несмотря на официальные заявления сторон о том, что проблема попадания в нефтепровод «Дружба» и на белорусские НПЗ некачественной российской нефти никак не связана с вопросами компенсации Белоруссии за налоговый манёвр, она в том или ином виде будет использована Минском для защиты своих интересов. Как минимум, белорусская сторона постарается за счет «Транснефти» закрыть образовавшуюся из-за маневра в текущем году дыру в местном бюджете. Как максимум — руководство республики попытается использовать инцидент для решения более глобальных вопросов двухстороннего сотрудничества.
Источник: https://eadaily.com/ru/news/2019/05/20/kak-belorussiya-mozhet-ispolzovat-incident-s-druzhboy-v-svoih-interesah

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.