Как НАТО противостоит ядерной угрозе из России: стратегия в четырех пунктах

Аналитика Армия Оружие

На новом витке противостояния НАТО выработал целый комплекс мер. Военные учения в непосредственной близости от границ России — лишь часть этой стратегии.

В понедельник всего в 60 километрах от Калининградской области стартовали крупные международные учения НАТО Tobruq Legacy-19. Военные из 19 стран-участниц североатлантического альянса будут отрабатывать действия по противоракетной и противовоздушной обороне на территории Польши.

Помимо Польши НАТО одновременно проводит сразу несколько учений в Восточной Европе: в Латвии, Болгарии, Румынии, Венгрии и на Балтийском море.

И хотя текущие учения — давно запланированные, они проходят на фоне смены военной стратегии альянса. Это произошло впервые за последние десятилетия.

Причина — новые вызовы и ядерная угроза со стороны России, как заявил генеральный секретарь НАТО Йенс Столтенберг. Он пояснил, что новая военная концепция поможет добиться «полной защищенности» и обеспечить стабильность.

События в Крыму, как говорят в НАТО, продемонстрировали, что сдерживание России требует особого подхода. Для этого в альянсе разработали стратегию, состоящую из четырех пунктов.

1. Усиление давления на Москву. Через санкции и базы

В первую очередь, речь идет о политическом давлении — то есть о санкциях. В Европейском союзе существуют разные мнения по поводу как целесообразности, так и эффективности санкций против России, поэтому НАТО с большим одобрением относится к тому, что санкции удается сохранять.

Еще одна составляющая этого пункта — усиление обороны союзников. Например, альянс увеличил свой постоянно базирующийся контингент в Румынии, а в румынском городе Отопен только что закончились учения НАТО в области коммуникаций и информатики. Альянс также продолжает оказывать помощь и Украине, и Грузии. Все это, как считают в Североатлантическом блоке, усиливает психологическое давление на Москву и укрепляет позиции НАТО в Европе.

«НАТО не начинало какого-то крупного процесса милитаризации. Есть обстановка, которая сложилась в связи с действиями России. НАТО занимается коллективной обороной и делает ровно то, что ожидают от альянса союзники,» — поясняет советник НАТО по России Роберт Пшель.

При этом члены альянса подчеркивают, что не хотели бы изолировать Россию.

«Мы не стремимся к конфронтации, но мы не можем игнорировать нарушение международных правил. Для улучшения наших отношений Москва должна начать уважать международное право. Россия совсем недавно применила силу против своих соседей в Керченском проливе, участвует в кибератаках и вмешивается в демократические процессы. Кроме того, Россия нарушает один из важнейших договоров о контроле над вооружениями — Договор о РСМД», — сказала в разговоре с Би-би-си официальный представитель Госдепартамента США Ванесса Эккер.

В Брюсселе отмечают, что четыре батальона альянса, размещенные в Восточной Европе, и по численности, и по вооружению не идут ни в какое сравнение с тремя дивизиями, которые Москва разместила в западном и южном округах России в ответ на действия НАТО.

2. Закрепление в Черном море. «Оно не принадлежит одной стране»

Суть второго пункта новой стратегии НАТО — усиление присутствия альянса в Черном море. Речь идет о патрульных самолетах, фрегатах, эсминцах и других боевых кораблях.

Еще несколько лет назад альянс считал Черноморский регион стабильным. В приоритетах тогда была ситуация в Балтийском море. События последних лет (например, аннексия Россией Крыма) заставили НАТО пересмотреть приоритеты, и Балтика ушла на второй план. Такой расклад, признаются представители НАТО, сохранится минимум ближайшие несколько лет.

«Наступил длительный период, в ходе которого Черноморский регион будет нестабильным, с очень сильным военным присутствием России, — считает Джеймс Аппатурай, представитель генсека НАТО. — У нас есть длинный список учений, которые НАТО и союзники будут проводить и в Черном море. Конечно, это делается в основном из соображений военной целесообразности, но также и по политическим мотивам и с целью демонстрации силы».

Последние учения НАТО в Черном море — «Морской щит» — это не только часть пакета мер помощи Украине, но и возможность улучшить осведомленность НАТО о ситуации в Черном море.

Россия отреагировала оперативно. Во-первых, Совет Федерации сделал заявление, из которого следует: нарушение процедур прохождения украинских кораблей через Керченский пролив чревато возникновением военного конфликта с Россией. «Попытки Украины действовать в обход этих процедур несут в себе риски возникновения военного конфликта между Украиной и Российской Федерацией, в который может быть вовлечена и НАТО», — говорилось в тексте заявления.

Но словами ответ России не ограничился. Одновременно с НАТО корабли Черноморского флота провели боевую тренировку в Черном море, а вертолеты морской авиации поднялись по учебной тревоге, «отработав мероприятия по выводу сил из-под удара условного противника».

Представитель Главного управления разведки Украины Вадим Скибицкий считает, что один из вызовов для военно-морского флота страны и для группы НАТО в Черном море — возможная провокация или некий инцидент во время учений, который может привести к военному конфликту: «Конечно, это угроза для украинской стороны», — говорит он.

Чиновники НАТО высказывают озабоченность и раздражение в связи с тем, что Россия в ходе своих учений «симулирует ядерную атаку на страны альянса».

«Черное море не принадлежит лишь одной стране, — подчеркнул в беседе с Би-би-си советник НАТО по России Роберт Пшель, явно намекая на действия Москвы. — И мы будем напоминать об этом».

3. Пакеты помощи для союзников. «Это не «Евровидение»

В приоритетах — снова Украина и Грузия. Совместные учения для Грузии — возможность приблизиться к НАТО, куда страна давно стремится. Официальные лица Грузии не раз говорили, что интеграция в альянс является гарантом безопасности страны.

Последние совместные учения с НАТО прошли в Грузии в марте. Руководство страны традиционно подчеркнуло, что учения не направлены «против какой-либо третьей страны». Но, по заявлению минобороны Грузии, одна из целей этих учений — проверить готовность реагировать на угрозы в странах, не являющихся членами НАТО.

Что касается Украины, то здесь речь как и о взаимодействии на уровне спецслужб, так и об усилении военно-морских сил — этой сфере уделяется особое внимание из-за потери Крыма, где и базировалась большая часть военного флота Украины. Всего в НАТОвском плане помощи прописаны 40 пунктов, по которым Киеву будет оказана поддержка.

«НАТО вообще так работает: мы не подходим ни к каким вопросам безопасности искусственно, из серии «было бы неплохо что-то где-то там задействовать». Любой разговор в НАТО начинается с оценки всех угроз. И это означает, что все страны представляют и обмениваются своими точками зрения, информацией и так далее. Есть конкретные факты: мы знаем, что произошел, например, захват украинских моряков. Или вот мы наблюдаем, как Россия, по сути, делает из Крыма огромную военную базу, — говорит чиновник НАТО Роберт Пшель. — Мы анализируем все эти факты и действия и придумываем, как на это правильно ответить».

Правда, пакет помощи Украине утверждался при прошлом президенте страны. Изменятся ли отношения Киева и НАТО при Владимире Зеленском? Сам президент на недавней встрече с главами МИД Швеции и Польши заверил коллег, что Украина продолжит политику углубления интеграции с НАТО. Правда, некоторые эксперты, проанализировав первые публичные заявления Зеленского, высказали мнение, что он может быть менее настойчив и последователен в диалогах с Брюсселем, чем его предшественник.

«У нас тут не «Евровидение», чтобы ставить баллы. На Украине прошли свободные выборы, народ принял такое решение. Генсек НАТО уже говорил по телефону с Зеленским. И наши намерения в отношении Украины никак не изменились, — подтверждает Пшель. — Нужно признать, что Киев пребывает в сложной ситуации. Есть конфликт, который начала не Украина. Люди до сих пор погибают. Мы желаем Зеленскому удачи. Новый человек вступил в должность, мы готовы с ним работать».

4. Противостояние киберугрозам. Шесть минут на решение

Урон от кибератаки сопоставим с реальным военным ударом, считают в НАТО. Всего лишь одна такая атака способна нанести экономике ущерб в миллиарды долларов, парализовать критически важную инфраструктуру и приостановить работу крупнейших компаний.

«У НАТО нет иммунитета [от атак извне]. Каждый день мы регистрируем подозрительные действия, направленные против киберсистем альянса. С развитием новых технологий — искусственного интеллекта, машинного обучения и глубоких фейков — киберугрозы станут более опасными», — заявил генсек НАТО Йенс Столтенберг.

Страны-члены альянса договорились считать, что любая кибератака подпадает под статью 5 учредительного документа НАТО (нападение на одну или несколько стран альянса будет рассматриваться как нападение на НАТО в целом, и каждая из стран-участниц должна оказывать помощь).

Так киберпространство приравняли к земле, морю и воздуху.

Отслеживанием киберугроз занимается специальный Центр киберопераций, но в полную силу он начнет работать только в 2023 году.

«Лица, совершающие кибернападения, должны знать, что будут разоблачены. Как это было, когда власти Нидерландов с помощью британских экспертов предотвратили нападение России на Организацию по запрещению химического оружия (ОЗХО) в Гааге», — заявил Столтенберг на прошедшей в конце мая конференции НАТО по киберзащите.

Российская сторона тогда заявила, что техника, которую обнаружили у задержанных россиян, предназначалась для «тестирования информационных систем посольства в интересах анализа защищенности компьютерных сетей в связи с участившимися попытками киберпроникновения в российские государственные учреждения».

Британия, как и другие страны НАТО, ведет свою статистику. В своем последнем заявлении на эту тему министр иностранных дел страны Джереми Хант прямо обвинил Россию в организации кибератак.

«По нашим оценкам, российские разведслужбы находятся в поиске уязвимостей критически важных государственных инфраструктур многих стран. В рамках этой глобальной кампании они также стремятся получить доступ к центральным правительственным сетям. За последние 18 месяцев Национальный центр кибербезопасности предоставил 16 нашим союзникам в НАТО — и еще большему количеству стран, не входящих в НАТО, — информацию о российской киберактивности на их территории», — рассказал Хант, отметив, что странам НАТО необходимо совместно противодействовать российской кампании по проведению кибератак во всем мире.

В России ответили, что «глава Форин-офиса вернулся к привычно воинственной антироссийской риторике, не имеющей никакого отношения к действительности».

Бывший генеральный секретарь НАТО Андерс Фог Расмуссен согласен, что альянсу стоит внимательнее следить за киберугрозами. Правда, считает Расмуссен, Центр киберопераций НАТО должен начать работать в полную силу раньше 2023 года. «Нужно ускоряться. И численность этого подразделения должна быть существенно выше. Мы также должны наделить командование НАТО правом отдавать приказ о применении оборонительного кибервооружения в ответ на атаку извне», — сказал он в интервью Би-би-си.

Экс-генсек считает, что НАТО стоит задуматься и об электронной разведке, чтобы противостоять новым угрозам и, как результат, быстрее принимать важные решения. «В 1990-е у НАТО ушло шесть месяцев на принятие решения о начале военной операции на Балканах. У нас ушло шесть дней на принятие решения о начале действий в Ливии. Я думаю, в будущем у нас будет всего шесть минут, чтобы принять решение. У командования НАТО должны быть право и возможность быстро принимать решения такого уровня», — сказал Столтенберг.

Источник: https://ru.delfi.lt/

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.