Страх и ненависть под телегой

Аналитика

До сих пор все добро, которое белорусы видели из Польши, ограничивалось дешевыми польскими яблоками и твердой валютой за контрабандные сигареты.

Но ничто так неумолимо, как грядущее торжество демократии, поэтому две недели назад телеграмный островок правды хайпанул на трупе сотрудника МВД и принес белорусам ПРАВДУ.

После слива окровавленных фоток мальчик с канала NEXTA начал рвать на себе рубашку, мол, он желает всем добра и хочет помочь хорошим милиционерам в борьбе с плохими.

Начинка канала выглядит примерно так:

МВД – армия – образование – европейские игры – снова МВД и далее по кругу.

Напомним, первоначально белсатовцы начали работать с Нехтой на Ютубе, но унылое петросянство про политику из узкой ниши так и не вышло. Видимо, был какой-то общий заказ на юмор, потому что на «Белсате» существует целая передача с уродливыми мультипликационными героями, которые еще и песни поют.

Юмор там такой, что невозможно смотреть без рыданий, но в бюджет канала застолбили, раз производят это и дальше. Видимо, в польской медиасфере трудоустроены еще не все родственники.

Однако информационное мочилово к журналистике отношения не имеет, поскольку

А – ни одно СМИ не может позволить себе безнаказанно гнать дезу и оскорбления

Б – информационная война постоянно жрет деньги, как двигатель – солярку, а без денег моментально останавливается. Мочилово идет ровно столько, сколько за него платят, и разовыми заказами ни одно СМИ промышлять не будет – это может делать только государство и под соответствующий бюджет. Американское, польское или любое другое – суть здесь одна, различаются лишь конкретные белорусские «кланы», которые плотно приросли к кормушкам за последние 15-20 лет.

Телеграм-канал Нехты из этого мусора резко выбился, поскольку белорусам наконец дали то, что они реально хотят – аварии, трупы и криминал на русской мове.

Однако инфа на канале появляется разная, в основном по принципу безрыбья и рака со всякого рода приписками типа, «а как иначе могло быть в нищем диктаторском государстве». Видать, Польша с ее психической партией ПИС, католическими истериками и украинцами-нелегалами теперь считается образцом государственности.

Но вернемся к контенту.

Например, мне понравилась фотка толчка, обложенного газетами Минобороны с подписью про НАТОвскую разведку, которая проникла в святая святых.

Таких толчков можно нафоткать десяток, с изданиями на любой вкус, и даже с польской «Газетой Выборчей».

С технической же точки зрения безразлично, что фотографировать – начинку полонезов или сортиры. Главное, что найден сочувствующий источник и канал передачи информации. Тем более, что после безобидного слива толчков такой источник уже можно цеплять и, к примеру, угрожать сдать с ним переписку, если тот откажется от дальнейшего сотрудничества. Вариантов работы с такими источниками десятки, и все это придумано не вчера.

В остальном важно не переоценивать влияние на общество – например, в Иране телеграм-каналы оппозиции имеют миллионную аудиторию, но иранскому режиму от этого ни холодно ни жарко. У нас в свое время тоже повально слушали вражеские голоса, но рыба гнила с головы, а отнюдь не с низов.

Обратите внимание, что в интервью TUT.BY и «Кукушке» автор канала Степан Путило рассказывал, как он тщательно проверяет информацию и очень боится, что власти его зальют дезой, чтобы дискредитировать канал.

Для такого проекта критически важно поддерживать видимость активного участия подписчиков в сливах. Мол, это мы не сами нарыли, а добровольные помощники присылают из-за гнилого климата в государстве.

Информация, однако, четко дифференцирована. Одно дело, когда случайный дядя Вася сливает фотку патрульной машины, которую красят в гаражах или с концерта БРСМ, и совсем другое – когда присылают оперативные материалы, перефотканные с монитора.

Сливы такой информации в оппозицию появились не вчера, и возможно, на Нехту вышли сливщики, которые ранее сотрудничали с другими оппозиционными структурами. Работа с «Белсатом» или с другой помойкой – для них исключительно вопрос цены. Дурачок, конечно, может помогать и за бесплатно, но если в канал приплывают оперативные материалы, сливщик наверняка знает, чем рискует. Сводку же может сдавать кто угодно, эта информация не является секретной.

Тем не менее, до шпионажа здесь – всего один шаг. Плащей, кинжалов и капсул с ядом в реальной жизни не будет, хватит и обычного трепа в чатике. Дыры, через которые может потенциально утекать не только информация о пьянках или побитых машинах, но и оперативные документы или госсесекреты, уже появились.
Разумеется, все это подается как торжество гласности. Мол, что плохого в том, что бы разоблачать, допустим, коррупцию?Ничего. Но надо понимать, что ни у нас, ни на западе практически нереально что-либо коррупционное нарыть самостоятельно. Нас же, пигмеев, постоянно учат, что СМИ это могучий элемента контроля гражданского общества, левая рука айнрэндовского атланта и вообще неотъемлемый кирпич в бункере демократии.

Журналист обычно озвучивает то, что ему слили силовики, но при этом не могут или не хотят приписать себе. В итоге получается художественное переписывание оперативных материалов. Как правило, речь идет о серьезных бабках серьезных господ или репутационном ущербе.

Свободой слова на западе и не пахнет, грязь можно лить ровно от сих до сих, только на правильных людей и только по команде редактора из «своей» группировки.

У нас же под видом народного сопротивления нагнетается негатив из низкопробной бытовухи. Населению, конечно, интересно пообсуждать трупы и аварии, но власть это не свалит. А что касается неких концептуальных предъяв к милиции или армии, то очевидно, что процент суицидников, алкоголиков, наркоманов, истериков, психических в любом СМИ априори будет выше, чем в любой силовой структуре.

Техническая сторона «сливов»

Телеграм удобен тем, что там можно выбрасывать информацию пачками, а на Ютубе необходимо делать сведение звука, подбирать видеоряд, тратить полдня на загрузку ролика и т.д. Время от получения информации до выкладывания увеличивается в разы и уменьшается ее объем.

Опять же, себестоимость длинного студийного видео, снятого на оборудовании, с монтажом, графикой и прочим начинается от сотки баксов. Именно поэтому белорусское блогерство так и находится в зачаточном состоянии, хотя у наших соседей уже давно поставлено на поток. Телеграм же ничего не стоит, а российские телеграм-каналы даже научились зарабатывать на шантаже и заказных сливах. Но ситуация в РБ кардинально отличается, в основном за счет низкого охвата аудитории и слабой информированности «источников».

Тем не менее, общая тенденция идет к тому, что телеграм-каналы займут место «сливных баков» и для легализации данных можно будет использовать именно их, а не сговорчивую редакцию «Нашей Вины».

Кроме того, СМИ не могут себе позволить давать информацию без источника и проверки – журналистов моментально затаскают по судам, где придется называть источники, а затем опровергать в случае их недостоверности и платить немалые возмещения. Поэтому в СМИ обычно используется схема «один блогер сказал», и далее со ссылкой на него идет непроверенная новость. Это и есть легализация, и Нехта здесь, по сути, занял место нерегулируемых помоек, типа умирающей Хартии или Партизана.

Вообще же телеграм-каналы на политическую тематику для провинциальной РБ пока еще диковинка. Из того, что там пишут – порядка 90% дезы. Пишут в основном о неких кулуарных назначениях, скандалах, проверках, отставках и прочем.

Игра в угадайки началась с российского Незыгаря, а потом уже появились и местные самодельные каналы, которые ведут опповские журналисты по принципу “расейския телеграм-каналы врут, а мы вам расскажем, как на самом деле”. Но, опять же, повторюсь про 90% дезы. Верная информация там не появится никогда, потому что на следующий день к авторам пожалует улыбчивая белорусская контрразведка.

В целом же влияние медиасферы в Беларуси крайне переоценено, и нужно не играть в игры, а, скорее, бить ломом, против которого нет приема. Тем более, пока подавляющее большинство белорусов смотрит сериалы и «Воскресный вечер» и путает телеграм с инстаграмом, не подозревая о коварных натовских блогерах.

А вот Игоря Шуневича оппозиция действительно ненавидит. Возможно, это редкий случай, когда обижен некий архетипически усредненный оппозиционный журналист – т.е. гомосексуалист, ненавидящий советский строй и силовые структуры вообще. Типаж, увы, отнюдь не редкий, поэтому каждое высказывание министра Шуневича вызывает вой в редакциях при безразличии или одобрении остального населения.

Что касается самих силовых структур, то милиция и следствие, как самые массовые из них, выполняют одновременно самую грязную и сложную работу.

Бомжи, бытовые кражи, пьяные побои, скандалы, подгнившие трупы, неадекватные жалобщики, шизофреники, рецидивисты – всех их сотрудник видит чаще, чем собственную семью.

Что и как происходит в каждом конкретном РОВД или РОСК, зависит от его начальника. Так же как и неуставные отношения в армии – от офицерского состава в конкретной части.

Нас же по точечным косякам пытаются вывести на осуждение всей системы, хотя любой, кто поездил по СНГ, должен белорусскую милицию и следствие полюбить как старшего брата из известной книжки. Такого бардака, который творится в некоторых бывших республиках, хватило бы на тысячу нехтовских каналов, но вам об этом не расскажут.

Мамки против МВД

Автор каждый раз подчеркивает, что инфу ему шлют сами мвдшники (военные, таможенники и пр.), которым «надоела система» и типа так они борются с несправедливостью.

И, как известно, несправедливости в интернете столько, что аж не выдерживает оптоволокно.

Например, параллельно на МВД пытались кинуть мамок-328, которые на пикетах одновременно выступают за легалайз и за аминистию.

Особенно радуют мамки, дети которых сидят за сбыт – видимо, под маркой легалайза подразумевается повторное трудоустройства сына, если вдруг тот откинется по амнистии к 75-летию освобождения БССР.

Заметим, что молодежь попадает в наркооборот не потому, что в Беларуси «репрессивное законодательство» или злое МВД, а потому что сбыт наркотиков крайне разветвлен. Штатные распространители сами находят новых распространителей, которые делают закладки за копейки или за дозу, а среднее звено координаторов рубит на них по 5-7 штук баксов в месяц. На самом верху пирамиды вращаются миллионы долларов, которые утекают в сопредельные государства.

Легкие деньги жгут руки, поэтому перспектива присесть на Волчьи нормы сбытчиков пугает мало. Дело здесь, однако, не в МВД, а в самой экономике наркооборота.

В обществе же тема наркотиков раскручивается правооборонцами и СМИ, поскольку чем больше сажают, тем больше увеличивается группа конфликтных интересов за счет друзей, их мамок и прочих родственников.

Разумеется, эти люди будут ненавидеть власть, но надо четко понимать, что асоциальные группы власть или милицию не полюбят никогда. Поэтому в любом государстве с ними достаточно активно работают и держат на контроле.

Иначе можно получить полный развал общественной безопасности, оргпреступность, серую экономику и кучу других приятных вещей из 90-х.

«Несправедливость» здесь не причем; достаточно просто снижать социальный контроль и при этом дуть в уши про гласность. Ничего не напоминает?

Раскрутить маховик чернухи под благими намерениями достаточно просто, подпевая правозащитникам, но если делать это на государственном уровне, как в перестройку, действо оборачивается колоссальным подрывом авторитета всех властных структур.

Конечно, в незалежных СМИ постоянно идет внутренний отбор пострашнее лагерного, когда одна незалежная редакция вдруг начинает сношать другую в борьбе за трафик. Поэтому Нехту в отдельных редакциях пока не цитируют и не привечают. Однако в дискредитации наиболее массовых сфер – МВД, армии, образования – в равной мере заинтересованы они все.

https://imhoclub.by/

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.