Андреа Викторин: визовое соглашение между Беларусью и ЕС будет подписано осенью

Новости Общество Страна

Завершается дипломатическая миссия главы представительства Евросоюза в Беларуси Андреа Викторин.

В интервью информационной компании БелаПАН европейский дипломат рассказала о том, как изменились отношения Брюсселя и Минска за время ее работы; когда может быть подписано двустороннее соглашение об упрощении визового режима; о проектах ЕС в Беларуси, а также о том, что ей нравится в белорусах.

— Ваше назначение в Беларусь четыре года назад совпало по времени с очередным потеплением между Минском и Брюсселем. Тогда были довольно высокие ожидания по поводу развития отношений между ЕС и Беларусь. На ваш взгляд, они оправдались?

— Всегда кажется, что можно было сделать больше. Но и сейчас я могу искренне сказать, что мы добились значительного прогресса. Самым важным я считаю то, что нам удалось совместными усилиями наладить конструктивный и доверительный разговор. Если сравнивать сегодняшнюю ситуацию с тем, что было четыре года назад, то сейчас ваше правительство демонстрирует большую открытость, большую готовность обсуждать с нами некоторые сложные вопросы. Так что это действительно большой прогресс.

За это время нам удалось организовать несколько высокопоставленных визитов из Брюсселя в Минск. В прошлом году Беларусь трижды посетил комиссар по европейской политике соседства и переговорам о расширении ЕС Йоханнес Хан, приезжали еврокомиссар по цифровой экономике и цифровому обществу Мария Габриэль и еврокомиссар по бюджету и человеческим ресурсам Гюнтер Оттингер. Мы видим, что Беларусь стала более заинтересованной в участии в Восточном партнерстве. И мы очень это ценим.

Мы очень продвинулись в наших отраслевых диалогах, дважды в год проводятся встречи Координационной группы Беларусь — ЕС, в которых принимают участие и представители гражданского общества, как и в Диалоге по правам человека. Все эти элементы вместе показывают, что мы добились определенного прогресса.

— А своей работой здесь вы довольны? Удалось сделать всё, что планировали?

— Да, довольна. Я — оптимист и одновременно реалист, поэтому, когда приехала сюда, то своей задачей видела улучшение отношений между Беларусью и Евросоюзом. Я хотела, что мы начали доверять друг другу.

Когда я начинала работу здесь, то в МИД мне говорили: «Мы все еще находимся в режиме санкций». Сегодня мы работает уже на другом уровне.

Я всегда подстраиваю свои ожидания к реальной ситуации. Нужно быть реалистом, но при этом проявлять гибкость. Всякий раз, когда появляется проблема, нужно найти пути ее решения, нельзя сдаваться. Я так строю свою работу. И я думаю, что вместе мы найдем решение любой проблемы. Говоря «вместе», я имею в виду не только власти страны и ЕС, но и бизнес-сообщество, гражданское общество, правозащитников. Совместными усилиями мы смогли за эти четыре года улучшить отношения между Беларусью и Евросоюзом.

— Вы упомянули санкции. Встречаясь с вами сегодня (интервью записывалось 29 июля. — БелаПАН) министр иностранных дел Владимир Макей сказал, что некоторые санкции ЕС еще действуют, и Беларусь ожидает их отмены.

— Актуальным документом в этом отношении остаются заключения Совета ЕС 2016 года. В этом решении отмечается, что мы ожидаем конкретных шагов в области демократии и прав человека в Беларуси. Все будет зависеть от развития ситуации. Я не могу делать прогнозы о том, что будет после моего отъезда.

Знаю, что с белорусской стороны был такой запрос. Но данное решение должно приниматься единогласно всеми 28 странами-членами ЕС. И в этом году они не увидели каких-то изменений в Беларуси, которые сделали бы возможным принятие этого решения.

Тем не менее, даже с учетом сохраняющихся небольших санкций удалось добиться некоторого прогресса. В частности, в эмбарго на поставки вооружения сделано исключение для экспорта биатлонного снаряжения и спортивных винтовок.

— Под «конкретными шагами» что имеется в виду — отмена смертной казни, улучшение ситуации с правами человека, политическими свободами?

— Применение смертной казни является проблемой для ЕС. Здесь у нас с Беларусью разные точки зрения. Мы убеждены, что смертная казнь не предотвращает преступления, это не решение. Применение высшей меры наказания не соответствует нашему пониманию основных прав человека.

Сегодняшнее законодательство Беларуси отличается от того, что было ранее. Теперь в нем есть такая мера наказания как пожизненное заключение. Мы продолжаем продвигать идею о необходимости отмены смертной казни в Беларуси, инициируем дискуссии на эту тему.

Я убеждена, что такое решение — вопрос не столько общественного мнения, сколько политической воли. Если вы посмотрите на опыт многих европейских стран, то увидите, что там отмена смертной казни была решением, принятым на политическом уровне.

Что касается ситуации с правами человека, то мы считаем важным соблюдение гражданских и политических прав. Но это неправда, что мы не учитываем социальные, экономические и культурные права человека. Мы придаем большое значение соблюдению прав человека во всех сферах и областях.

По этой теме мы ведем дискуссию с белорусским правительством. И когда я, например, оцениваю итоги последнего Диалога по правам человека, то мне кажется, что мы стали лучше понимать друг друга. При этом я хочу отметить, что мы не пытаемся выступать в роли лектора, который поучает. В наших странах ведутся такие же дискуссии о том, как улучшить ситуацию с соблюдением прав человека. Ведь всегда можно что-то улучшить.

Но я уверена, что политические и экономические права должны идти рука об руку, потому что если у вас есть определенные трудности с соблюдением политических прав граждан, то это может повлиять и на их социальные, экономические и даже культурные права.

И мы продолжим поднимать эти вопросы, но, естественно, решение всегда за белорусским правительством.

— Я хочу уточнить, решение вопросов со смертной казнью, с соблюдением прав человека окажут влияние на решение ЕС по отмене оставшихся санкций?

— Важно убедить все государства-члены ЕС в том, что тут есть прогресс. И я не буду сейчас выступать в роли учителя, который говорит, мол, сделайте вот это и это — и всё будет хорошо. Мы находимся в процессе диалога, обсуждаем различные вопросы.

Я убеждена, что ЕС и его государства-члены будут внимательно следить за предстоящими выборами, будут ли эти выборы свободными, честными, прозрачными, будут ли у кандидатов от оппозиции равные возможности для участия в них.

Есть очень много вопросов, которые могут сыграть свою роль. Посмотрим, что принесет будущее.

— Эксперты неоднократно говорили, что Минск и Брюссель достигли потолка в своем взаимодействии, и прорыв в отношениях возможен только в случае каких-то значимых шагов от одной из сторон. Вы согласны с таким мнением?

— Я читала эти статьи, но не согласна с таким мнением. Начиная четыре года назад диалог, обе стороны реалистично оценивали возможности. Мы решили двигаться шаг за шагом, постепенно. Я считаю, что пока есть воля к развитию отношений, то всегда будет возможность двигаться дальше. Может быть, в наших отношениях нет какого-то прорыва, но мы делаем определенные шаги, которые я оцениваю как шаги в правильном направлении. И для меня важно, чтобы у нас было хорошее взаимопонимание с белорусской стороной, чтобы мы могли говорить о разных вещах.

У нас есть противоречия, но могу сказать, что наши споры сейчас отличаются от того, как это было четыре года назад. И сравнивая свой первый рабочий день в Минске и сейчас, я вижу реальный прогресс в нашем взаимодействии.

Я убеждена, что мы должны ставить перед собой реалистичные цели. Если мы хотим получить всё и сразу, то обе стороны могут быть разочарованы. Самым главным в наших отношениях я считаю то, что мы сделали этот процесс диалога друг с другом устойчивым.

— Сейчас мой любимый вопрос — про визы…

— Какой сюрприз! Я знала, что без него не обойдется.

— 12 июля в официальном журнале ЕС было опубликовано решение Совета ЕС об изменении визового кодекса, который предусматривает увеличение стоимости шенгенских виз до 80 евро. Удастся ли Минску и Брюсселю подписать соглашение об упрощении визового режима до того, как в феврале 2020 года визы подорожают?

— Да. Тут важно сказать, что мы завершили все переговоры по тексту соглашения в июне. Сейчас документ проходит внутригосударственные процедуры согласования в Беларуси и в ЕС. Сегодня утром на встрече с министром Макеем мы говорили о том, что подпишем соглашение осенью. Точная дата еще не определена, но должна же я оставить какую-то работу для своего преемника. Я твердо уверена, что этот документ мы подпишем.

— Говорят, что представитель Европейского союза по иностранным делам и политике безопасности Федерика Могерини может для этого приехать в Минск?

— Может быть, может быть. Такая возможность рассматривается, обсуждаются даты, которые необходимо согласовать. Но у нее есть стремление посетить Беларусь.

— Изменилось ли за эти четыре года отношение белорусских чиновников к ЕС, стало ли с ними легче работать?

— Определенно да. Доверие укрепилось с обеих сторон. Я вижу больше открытости у чиновников на разных уровнях власти, в том числе на местном. Важно понимать, что наша главная цель — работать на благо людей, для их благополучия. И хорошо, когда это начинается на местном уровне, когда есть небольшие инициативы, в реализацию которых вовлечены и гражданское общество, и местные власти. У нас есть примеры таких инициатив, например, в рамках проектов RELOAD (Поддержка регионального и местного развития в Беларуси) и БЕЛМЕД. Я думаю, эти проекты входят в число самых успешных проектов, реализованных нами в Беларуси.

— ЕС выделяет немало финансовых средств для реализации в Беларуси проектов на национальном уровне. Некоторые расценивают это как поддержку недемократического правительства Лукашенко. Что вы можете сказать им в ответ?

— Я могу лишь повторить, что наша цель — это благополучие граждан Беларуси. Мы хотим видеть стабильную, независимую, суверенную Беларусь с процветающей экономикой, соблюдающую права человека и придерживающуюся принципа верховенства права. Для этого мы и работаем, и я глубоко убеждена, что это правильный путь.

Мы не осуществляем бюджетную поддержку — мы предлагаем свой опыт, делимся наработками и экспертизой в сфере надлежащего управления, что, на мой взгляд, является целью для каждой страны, так как это улучшает жизнь граждан.

— За последние четыре года в Беларуси реализовано множество европейских проектов. Есть среди них такие, которые для вас стали особенными?

— Есть несколько проектов (моих деток), которые я очень ценю. Прежде всего, это TWINNING (Твиннинг — инструмент взаимодействия между отраслевыми ведомствами ЕС и третьих стран. Недавно завершился первый для Беларуси твинниг-проект с Национальным банком. — БелаПАН). Я помню самую первую встречу в Нацбанке, на которой мы обсуждали возможность реализации такого проекта. Я была впечатлена профессионализмом представителей Нацбанка. Хотя были и те, кто сомневался, нужен ли такой проект Беларуси. Но он все же был реализован и дал возможности для расширенного сотрудничества Нацбанка с центральными банками Германии, Польши и Литвы.

Я присутствовала на итоговой конференции по случаю завершения проекта и была впечатлена тем прогрессом, которого удалось достичь. И сейчас у белорусской стороны гораздо больше интереса к такому сотрудничеству, у нас уже подписаны еще два TWINNING-проекта и три на очереди.

Но мой любимый проект в Беларуси — это проект МОСТ, начало реализации которого совпало со временем моего приезда в страну. Он дает белорусским специалистам возможности для прохождения краткосрочных стажировок, установления контактов с европейскими коллегами, налаживания профессиональных связей.

Проект был продлен, его реализация продолжается. Планируется внести в него небольшие изменения, которые дадут большую гибкость для длительных визитов специалистов в ЕС, если это необходимо. Я считаю, что МОСТ — уникальный проект, который был разработан специально для Беларуси. Думаю, что он очень успешен.

Для меня также важны наши инклюзивные проекты, которые содействуют интеграции в общество представителей уязвимых групп. Например, мне очень нравится проект Саши Авдевича «Инклюзивный бариста», а еще этот замечательный фитнес-центр в Лиде, который мы открыли на прошлой неделе и где смогут вместе заниматься как люди с инвалидностью, так и здоровые.

Мы также реализуем много проектов в области защиты окружающей среды, борьбы с изменением климата. Например, в школе в Новогрудке за средства ЕС оборудован класс, где школьники учатся такому образу жизни, который не вредит окружающей среде и климату. И этим проектом мы не просто поддержали школу, но заинтересовали самих детей. Теперь они — маленькие адвокаты правильного экологического поведения и учат этому своих родителей.

Иногда нам приходится преодолевать барьеры, когда мы обсуждаем какой-то новый проект с властями. Но если мы достигаем соглашения, то белорусская сторона реализует все договоренности. А еще важно понимать, что за каждым проектом стоят белорусы. Недостаточно привлечь специалистов извне, которые расскажут и покажут, что и как надо делать. Необходимо вовлекать местных жителей, заинтересовывать их. И я думаю, что у нас это получается, и это делает меня счастливой.

— А что насчет проекта «Тень на день», который вы с вашими коллегами из других посольств так успешно реализовали в этом году? В следующем году продолжится эта традиция однодневных стажировок для молодых девушек?

— Можете быть уверены, что я посоветую моему преемнику продолжить этот проект. Я даже надеюсь, что круг его участников расширится. Мне бы очень хотелось, чтобы в нем участвовали не только посольства и представительства международных организаций, но и белорусские министерства. Это очень хороший проект, который продвигает идеи гендерного равенства и дает молодым девушкам возможность самостоятельно выбрать профессию.

— Многие представители общественных организаций жалуются на то, что, выиграв европейский грант на реализацию проекта, довольно сложно затем пройти процедуру его официальной регистрации в Беларуси. Вам известно об этой проблеме? Что вы думаете о системе регистрации международной технической помощи в Беларуси?

— Да, естественно, я знаю о проблеме. Причем такая проблема возникает не только у гражданского общество, но и белорусские министерства иногда сталкиваются со сложностями при регистрации проектов, финансируемых Европейским союзом.

Регистрация проектов иностранной помощи — это нормально. И я думаю, что в любой стране приходится регистрировать подобные проекты. Но в Беларуси этот процесс сделать бы чуть-чуть полегче.

В пятницу (26 июля. — БелаПАН) у меня была встреча с министром экономики, у нас вышла хорошая и очень позитивная беседа. Я знаю, что правительство Беларуси сейчас работает над указом президента об упрощении процедур получения гуманитарной помощи. И министр мне сказал, что также рассматривают возможности для упрощения процедуры получения международной технической помощи.

Я знаю, что сейчас процедура регистрации сложна, но это, тем не менее, часть действующего законодательства. Поэтому со своей стороны мы говорим представителям гражданского общества, когда они получают наши гранты, что они должны их зарегистрировать. И представители гражданского общества знают, что если у них возникают какие-то проблемы, они могут прийти ко мне.

И на всех своих встречах с представителями властей я всегда старалась донести до них мысль о ценности для страны гражданского общества и о важности участия третьего сектора во всех сферах жизни страны.

Да, обмен мнениями между властью и гражданским обществом иногда приводит к критике. Никто не любит слышать критику, но надо учиться справляться с этим. Если вы уверены в себе, то вы спокойно принимаете эту критику, потому что иногда можете извлечь из нее уроки.

Но если вы исключите гражданское общество из всех процессов, вы никогда не сможете построить развитую и успешную страну. Таково мое глубокое убеждение.

— На встрече высокого уровня по случаю десятилетия Восточного партнерства, состоявшейся в мае в Брюсселе, много говорили о том, что Евросоюзу и его проектам необходимо «больше видимости» у граждан стран Восточного партнерства. Как можно этого достичь?

— Это тот вопрос, где мы все еще думаем над правильной стратегией. Прежде всего, мне кажется, важно рассказывать, что мы работаем для людей, и показывать, что мы для них делаем. Важен человеческий фактор. Никому не интересны длинные речи, множество цифр и аббревиатур. Людям интересно то, что касается их самих. Поэтому я, как и мои коллеги-дипломаты, старалась много путешествовать по стране, встречаться с людьми.

Сейчас мы вступаем в фазу, когда планируем проводить так называемые структурные консультации со странами Восточного партнерства о будущем этой инициативы. Причем не только с представителями власти, но и с бизнес-сообществом, аналитическими центрами, гражданским обществом.

Кроме того, проводится опрос, в рамках которого каждый желающий может поделиться своими идеями о будущем Восточного партнерства. Эти предложения мы учтем при разработке нашей стратегии по развитию этой инициативы в дальнейшем.

Я также предложила МИД и Министерству экономики собраться и вместе обсудить, что еще можно сделать, чтобы сделать Восточное партнерство и ЕС в целом более заметными в Беларуси. Я думаю, что надо начинать с личного интереса людей, чтобы они видели, что проекты помогают конкретно им.

— В июне вы рассказывали, что ЕС «в тесном сотрудничестве с белорусскими властями» работает над проектом в сфере верховенства права и надлежащего управления. Можете рассказать, на каком этапе сейчас эта работа?

— Мы находимся на финальной стадии обсуждения этого проекта. Думаю, что до конца года завершатся все формальности.

В проекте несколько составляющих. Во-первых, мы хотим поделиться европейским опытом по организации государственных услуг для граждан. Идея заключается в том, чтобы создать единый центр обслуживания граждан, куда они смогут прийти и в одном месте оплатить всё — получение паспорта, налоги, зарегистрировать автомобиль или квартиру и так далее. Такое есть во многих странах ЕС.

Во-вторых, вместе с ЮНИСЕФ мы намерены поддержать идею восстановительного правосудия для молодых людей. Я считаю, что этот вопрос имеет очень большое значение. Это всегда непростой вопрос, что делать с молодыми людьми, которые нарушают закон, как интегрировать их в общество.

Кроме этого проекта, мы также обсуждаем большую программу с различными компонентами, которая предназначена для поддержки экономического развития на региональном уровне. Тут мы обсуждаем, что может быть сделано для укрепления частного сектора, в какой помощи нуждаются малые и средние предприятия.

— Расскажите о ваших личных впечатлениях от времени, проведенного в Беларуси.

— Мне здесь было очень хорошо. Как уже говорила, я очень позитивный человек, мне нравится знакомиться с новыми людьми и открывать новые места. Еще я очень ценю возможность гулять как обычный человек. В Минске с этим немного сложнее, потому что, бывает, что меня тут узнают. Мне нравилось ездить по регионам, где можно увидеть жизнь обычных людей, совершенно простую и не романтичную, потому что там много работы и бывает очень нелегко. Для меня это такое возвращение к истокам, если можно так сказать.

У меня много хороших воспоминаний, которые я увезу с собой. Например, прошлые выходные вместе с друзьями я провела в небольшой деревне под Миром. Я не впервые там была, но в этот раз у нас была возможность увидеть церковь, которая после войны переживала не лучшие времена, постепенно разрушалась, обвалилась крыша. И мы познакомились с местной жительницей, которая организовала реконструкцию церкви. В этом участвовали местные власти, бизнесмены, местные жители, которые не зарабатывают много денег, тоже делали взносы. Мне кажется, это прекрасный пример вовлечения гражданского общества.

Мне очень нравятся Гродно, Витебск. Я люблю Октябрьскую улицу — это такой новый, живой Минск.

Еще мне очень импонирует дружелюбие людей, ваше гостеприимство. За столом всегда такое изобилие, что, мне кажется, я потом выкатываюсь из комнаты, как шар. Я вообще удивляюсь, как я не набрала килограмм тридцать за это время.

— Мы хорошо знаем, что Беларусь может перенять у Европы. А есть что-то в Беларуси или в белорусах, что вы хотели бы видеть в европейцах?

— Мне нравится, как белорусы бережно относятся к вещам. Например, старые вещи не выбрасывают, а ремонтируют, восстанавливают. Конечно, во многом это связано и с финансовым положением. Но мне нравится, что старые вещи не выбрасывают, им дают вторую жизнь.

Еще ваша страна переживала очень тяжелые моменты в истории. За некоторые часть ответственности несут и немцы. Но я никогда здесь не чувствовала негативного отношения к себе из-за того, что я немка. И я очень это ценю. Это важно, чтобы мы помнили историю, осознавали, что произошло, но вместе двигались вперед.

Была еще Чернобыльская катастрофа, которая для Беларуси также стала большим испытанием.

Белорусы — это нация, которая не сдается.

Источник: https://naviny.by/

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.