СМИ Германии: почему по Лаузицу едет все больше танков

Аналитика Армия Геополитика и безопасность Новости

Это ложное впечатление, или по Лаузицу действительно перемещается больше танков, и там возросло военное присутствие?

Нет, впечатление неложное. Число военных учений — прежде всего, открытых для публики — и количество военных транспортов по Лаузицу за последние годы возросло. Причина кроется, с одной стороны, в действиях армии США, которая с 2014-го года регулярно направляет войска в Польшу. Но свою лепту вносит и бундесвер.

Что нужно американцам в Польше?

В 2014 году США по просьбе восточноевропейских стран НАТО выразили готовность направить дополнительные войска в Восточную Европу. В операции «Атлантическая решимость» (Atlantic Resolve) задействовано 6 000 военнослужащих. Эти силы состоят из одной военно-воздушной бригады с вертолетами, одной танковой бригады и нескольких поддерживающих их подразделений. Правда, эти части не имеют постоянной дислокации, а все время перемещаются в ходе различных маневров в пространстве от Эстонии до Болгарии. Кроме того, каждые девять месяцев они заменяются, в том числе в соответствии с «Основополагающим пактом между Россией и НАТО», который исключает постоянное размещение солдат НАТО в Восточной Европе.

А какое отношение всё это имеет к Лаузицу?

Армия США заменяет свои части в Восточной Европе каждые девять месяцев. При этом каждый раз отрабатывается перемещение воинских частей в реальных условиях. То есть: тяжелое вооружение загружают в США на корабли и перевозят через Атлантику. Корабль пристает в одном из европейских портов, танки разгружают и отправляют по железным или шоссейным дорогам в район боевых действий. Районом боевых действий для солдат, как правило, доставляемых в Европу самолетами, является Польша. Но так как тамошние порты в случае конфликта — например, с Россией — не могут считаться безопасными, армия США проводит тренировки по разгрузке своих танков в как можно большем количестве портов, прежде всего в Голландии. А оттуда их необходимо доставить в Польшу. Лучше всего себя зарекомендовал маршрут по шоссе А2, Магдебург, Берлин, А13. Полигон в Верхнем Лаузице — последняя остановка в многодневном перегоне техники до сборного пункта в польском городе Жагань. Поэтому походные колонны едут через Лаузиц. Железнодорожные составы с танками также направляются, как правило, через Котбус.

Почему бундесвер проводит сейчас больше крупных маневров?

Не только американскую армию, но за последние месяцы и бундесвер можно было всё чаще видеть в этом регионе. Для этого есть несколько причин. Одна из них — наличие военного полигона в Верхнем Лаузице с отличными условиями для проведения крупных маневров. «Возможности для учений в Верхнем Лаузице великолепны», — говорит генерал-майор Юрген-Йоахим фон Зандрат (Jürgen-Joachim von Sandrat), командир 1-ой танковой дивизии. В конце августа он вместе с одной из бригад был в Вайскайселе на учениях и решил, что в будущем подчиненные ему 22 тысячи солдат будут чаще проводить учения именно в Лаузице.

Значит ли это, что и количество военных конвоев в Лаузице увеличится?

Да. Поскольку бундесвер хочет усилить подготовку своих солдат в области развертывания войск. Сюда относится, как в августе в Зенфтенберге, разгрузка танков и продвижение в колоннах к местам проведения учений, в том числе и вне полигонов.

А что за этим скрывается?

«На что нам нужно обратить особое внимание во время учений, так это оборона страны и альянса. Сюда относится прежде всего перемещение войск», — объясняет бригадный генерал Андреас Дурст (Andreas Durst), командир 41-й мотопехотной бригады, во время перемещения танков в конце августа в Зенфтенберге.

Кто так решил?

Страны НАТО. На саммите в Уэльсе в 2014 году государства-члены оборонительного союзы договорились поставить в центр внимания «Коллективную безопасность, урегулирование кризисов и кооперацию в вопросах безопасности». Если раньше военные операции в дальних регионах считались центральной задачей — вспомним хотя бы бывшего министра обороны Петера Штрука (Peter Struck/СДПГ) и его фразу «Безопасность Германии защищается и на Гиндукуше» (2003) — то сейчас взгляд переместился назад, в Европу. Кроме того, под впечатлением от российской аннексии Крыма восточноевропейские страны, прежде всего прибалтийские государства и Польша, потребовали от своих западных партнеров по альянсу активизировать свою деятельность. Так возникла, помимо всего прочего, американская инициатива «Atlantic Resolve». Кроме того, была создана «Объединённая оперативная группа повышенной готовности» (Very High Readiness Joint Task Force /VJTF), то есть группа быстрого реагирования стран НАТО. В настоящий момент она состоит из частей бундесвера. В мае были проведены учения по их развертыванию — конечно, в Лаузице.

Что еще решили страны НАТО?

В 2016 году на саммите в Варшаве решения саммита в Уэльсе были углублены под воздействием кризиса на Украине. Помимо плана Readiness Action Plan, была создана группа «Расширенное передовое присутствие НАТО» (Hyperlink: Enhanced forward presence), состоящая из четырех батальонов по 1 000 человек в каждом, которые были размещены в странах, непосредственно граничащих с Россией. Бундесвер командует подобным подразделением в Литве. Кроме того, VJTF были усилены дополнительными частями быстрого реагирования НАТО (Nato Response Force).

Почему мы почувствовали это только сейчас?

Военным нужно время, чтобы воплотить эти политические решения в жизнь. «У нас есть задача, и мы ее выполняем», — говорит Хартмут Ренк (Нartmut Renk), 57-летний начальник штаба армии США в Европе. Изменение курса в 2014-м году стало для военных в какой-то степени неожиданностью. На масштабные перемещения войск в Европе бундесвер и его партнеры были совершенно не настроены. У американской армии в Европе также были другие приоритеты. «До 2014 года мы были не готовы демонстрировать устрашение в Европе. Теперь же вновь готовы», — подчеркивает Ренк.

Будет ли еще что-нибудь?

Да. В 2018 году государства-члены НАТО заседали вновь, на этот раз в Брюсселе. В итоге принятые в Уэльсе решения были еще более расширены. Новая задача состоит в том, чтобы иметь возможность в течение 30 дней мобилизовать 30 «тяжелых и средних пехотных батальонов», 30 крупных военных кораблей, а также 30 эскадрилий истребительной авиации. «Эти планы только сейчас оказались на моем столе», — говорит начальник штаба Хартмут Ренк. Бундесверу также придется упражняться в подобной мобилизации. «Для достижения такой боеготовности недостаточно проводить учения только силами небольших групп войск. Нам необходимо отработать взаимодействие крупных сил», — говорит бригадный генерал Дурст. А для этого необходимы большие и современные полигоны. Один из лучших находится в Верхнем Лаузице.

Всё это направлено против России?

«Такой задачи мы себе не ставим. Наша задача — профессионально повысить потенциал устрашения. И как раз этим мы и занимаемся. Не против кого-нибудь или чего-нибудь, а для устрашения, ради Европы», — говорит Хартмут Ренк. Бундесвер также подчеркивает во время учений в Лаузице, что они направлены не против России. «Учения преследует цель, чтобы все задействованные военные части в случае кризиса могли бы слаженно взаимодействовать на всей территории альянса», — об этом говорилось в июне. Но, конечно, восточноевропейские страны думают прежде всего о России. Ведь на востоке Европы, кроме России, нет других стран, не входящих в НАТО, которых нужно было бы сдерживать. Поэтому критика, исходящая в частности от партии Левых в Верхнем Лаузице, имеет четкую направленность. Так, Хайке Краль (Heike Krahl), член окружного правления Левых, сказала: «Не секрет, что эти учения не имеют оборонительной политической направленности. И потому в центре Верхнего Лаузица находится важный центр милитаризации внешней политики».

А что происходит на российской стороне?

Подобно странам НАТО, проводящим ежегодно до 60 малых и больших маневров в Восточной Европе, и Россия заявляет о своем присутствии в своем регионе. В начале августа российские ВМС провели на Балтике большие учения. В них приняли участие 70 судов и 10 тысяч военнослужащих. В 2018 году всеобщее внимание вызвали крупные маневры «Восток», самые большие российские учения с 1981 года. По разным оценкам, в них приняли участие до 300 тысяч военнослужащих России и Белоруссии. Территория маневров: районы вблизи границ Польши и Литвы, недалеко от размещенных там немецких солдат.

Почему этот регион так важен как российским, так и западным военным?

Прибалтийские государства Эстония, Латвия и Литва вместе с Польшей являются четырьмя государствами НАТО, непосредственно граничащими с Россией. Поэтому Прибалтика считается ахиллесовой пятой восточного фланга НАТО.

В одном из отчетов коллектива авторов под руководством бывшего командующего войсками НАТО Уэсли Кларка (Wesley Clark) особой проблемой назван так называемый «коридор Сувалки». Имеется в виду полоска суши шириной около 65 километров между Польшей и Литвой, зажатая российским экславом Калининград на западе и Белоруссией на востоке. Это географическое бутылочное горлышко — единственное сухопутное сообщение между тремя прибалтийскими государствами и остальными 25 членами НАТО.

Как говорится в отчете, в случае войны Россия в состоянии закрыть этот проход у одноименного приграничного города на северо-востоке Польши с помощью войск, размещенных в Калининграде и у западной границы. Один американский аналитический центр также предостерегает в своем исследовании, что Россия ввиду своего военного превосходства способна захватить всю Прибалтику в течение 60 часов.

В свою очередь, и Россия опасается за судьбу своего эксклава, если войска НАТО захватят коридор у Сувалок. Дополнительную напряженность создают российские ракеты, размещенные в Калининграде в прошлые годы. Согласно российским данным они способным долететь до Варшавы и Берлина, а по американским данным — даже до Парижа и Рима.

Каково соотношение сил между НАТО и Россией?

Если сравнить НАТО и Россию в целом, то соотношение однозначно в пользу НАТО. Согласно данным Стокгольмского института исследования проблем мира, в 2018 году государства НАТО истратили на военные нужды 963 миллиарда долларов, в России эти расходы составили 61,4 миллиарда. Непосредственно в прибалтийском регионе НАТО, согласно «Мюнхенскому отчету о безопасности 2018 года» (Munich Security Report 2018), может выставить 32 тысячи солдат, Россия же — 78 тысяч. В танках преимущество также у России. Генерал Джозеф Данфорд (Joseph Dunford), председатель Объединённого комитета начальников штабов армии США, отметил с озабоченностью в конце августа, что военное превосходство НАТО перед Россией заметно сократилось.

Всё идет к новой войне?

Все стороны подчеркивают: нет. Стороны постоянно ссылаются на диалог между НАТО и Россией и на свою готовность к совместному обсуждению проблем. Договор РСМД между Россией и США был тем не менее расторгнут. А такие сценарии, как в Крыму или на востоке Украины, были до 2014 года невообразимыми.

Йоахим Краузе (Joachim Krause), директор Кильского института политики безопасности, привлек к себе вместе с генерал-полковником в отставке Генрихом Брауссом (Heinrich Brauß) всеобщее внимание, когда указал на опасность дальнейшей эскалации напряженности. «В то время, как наше политическое внимание приковано к изменению климата, миграционному кризису, кризису в ЕС и многочисленным другим проблемам, требующим совместных решений, Россия при Путине готовится к региональным войнам, которые она собирается выигрывать, используя угрозу применения ядерного оружия», — заявил Краузе.

Харальд Куйят (Harald Kujat), также отставной генерал бундесвера и НАТО, немедленно отверг это утверждение. По его словам, сценарий ограниченного регионального нападения на страну-члена НАТО «совершенно абсурден».

inosmi.ru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.