Их пугают, а им не страшно: американцы не очень верят домыслам элит о «российской угрозе»

Аналитика Геополитика и безопасность Новости Общество

В демократическом обществе политика, по идее, должна выражать волю народа. Но внешняя политика США отражает скорее интересы и фобии профессиональных элит, которые ее формируют. В том числе и на российском и китайском, а точнее — антироссийском и антикитайском направлениях.

Это доказывает на страницах авторитетного журнала Foreign Affairs глава вашингтонского политологического Центра за новую американскую безопасность Ричард Фонтейн. «Соперничество великих держав — наивысший приоритет для Вашингтона, но не для нашей публики», — утверждает он, добавляя: «Китай и Россия не заставляют большинство американцев терять сон по ночам».

Специалист исходит из того, что «это может стать проблемой для новой конкурентной стратегии США». Чтобы бороться против других великих держав «на протяжении жизни целого поколения», необходимы «сфокусированные общенациональные усилия, а также новые экономические и военные подходы, а всего этого трудно достичь без поддержки народа», поясняет он.

Шовинистический «консенсус» элит

Опирается Фонтейн на целую серию социологических опросов, проведенных за последнее время в США. По его мнению, они свидетельствуют о «поразительном разрыве» между взглядами большей части населения страны и крайне «редким» по нынешним временам «двухпартийным консенсусом в Вашингтоне».

Смысл этого «формирующегося консенсуса» автор видит в том, что «мир вступил в новую эпоху соперничества между великими державами». На его взгляд, творцы политики США исходят из того, что именно такое соперничество, прежде всего с Россией и Китаем, будет в обозримой перспективе определять «фундаментальные контуры геополитики».

На самом деле власти в Вашингтоне в последнее время непримиримо враждуют между собой, причем эта вражда все более обостряется и дошла уже до попытки импичмента президенту страны Дональду Трампу. Но в отношении к внешнему миру американские элиты, пожалуй, действительно объединяются на позициях шовинизма.

Во всяком случае в доктринальные документы действующей республиканской администрации заложен тезис о том, что в сфере безопасности сейчас необходимо фокусироваться прежде всего «на соперничестве между великими державами, а не на терроризме». Это подчеркивал, представляя в прошлом году новую национальную оборонную стратегию США, тогдашний глава Пентагона Джеймс Мэттис. А в еще более общей по своему охвату стратегии национальной безопасности США прямо утверждается, будто Москва и Пекин стремятся «сформировать мир, противоречащий американским ценностям и интересам».

Лидеры демократической оппозиции США, включая претендентов на президентское кресло, также хором обвиняют Россию и Китай в попытках изменить в свою пользу установленный американцами «мировой порядок». В публикации приводятся ссылки на выступления сенаторов Элизабет Уоррен и Берни Сандерса на эту тему; для бывшего вице-президента США Джозефа Байдена нападки на Москву и Пекин — вообще неотъемлемая часть его предвыборной кампании. Разумеется, эти нападки подхватываются и усиливаются и близкими к демократам либеральными СМИ США.

Настроения народа

«На фоне этого укрепляющегося консенсуса внешнеполитических элит примечательно, что американская общественность выражает совершенно иные настроения», — пишет Фонтейн.

В подтверждение он приводит результаты сентябрьского опроса Чикагского совета по мировым делам, участники которого поставили Россию на девятое, а Китай — на 11-е место среди наиболее серьезных угроз для американских интересов. Выше оказались и «изменение климата», и «политическая поляризация в США», и массовый приток в Америку «иммигрантов и беженцев».

А в ходе летнего опроса вашингтонского социологического центра имени Пью в списке из семи угроз, предложенных респондентам на выбор, Китай оказался на четвертом, а Россия — вообще на последнем, седьмом месте. Ниже того же изменения климата и «ядерной программы Ирана».

Первое же место в обоих исследованиях занимают «кибератаки на США» из других стран. Дальше у вашингтонцев следует Иран, а у чикагцев — «международный терроризм».

Вообще, по свидетельству Фонтейна, «на протяжении последнего десятилетия американцы неизменно называют терроризм и кибератаки самыми безотлагательными угрозами для национальной безопасности» своей страны. Все больше тревожат их, судя по опросам, и проблемы климата.

Среди региональных проблем, несмотря на усилия Трампа по разрядке напряженности в отношениях с Пхеньяном, у населения США сохраняются опасения по поводу КНДР. В опросе центра имени Пью «северокорейская» угроза оказалась выше российской.

Правда, Рейгановский институт в Калифорнии, ежегодно проводящий исследования по вопросам национальной обороны, все же считает самыми серьезными угрозами для США российскую и китайскую. Но перечень враждебных США государств и у него возглавляют КНДР и Иран.

А Россия стоит в этом перечне ниже, и про нее сделана оговорка, что «более молодые американцы и республиканцы менее склонны видеть в России врага». То есть оценка «российской угрозы» в США варьируется сейчас в зависимости и от возраста, и особенно от партийной принадлежности респондентов.

«В разных мирах»

В своем февральском послании Конгрессу США «О положении страны» Трамп говорил, что, по его убеждению, если бы президентом страны в 2016 году был избран не он, а его соперница, то Америка уже находилась бы в состоянии «большой войны с Северной Кореей». Это, конечно, недоказуемо, но мне тоже всегда казалось, что Хиллари Клинтон в принципе готова нажать на любую военную «кнопку» вплоть до ядерной, лишь бы смотреться круче политиков-мужчин. А Трамп, к его чести, новых войн пока не начинал.

Это я к тому, что еще одна упомянутая Фонтейном недавняя работа — опрос нью-йоркской прогнозно-аналитической компании «Группа Евразия» — наглядно продемонстрировала громадный разрыв между «элитами» и простыми людьми в США именно по ключевому вопросу о войне и мире. Исследованием было охвачено свыше 1 тыс. человек, подробно рассказавших о своих внешнеполитических взглядах.

В частности, этим людям было предложено рассмотреть гипотетический сценарий, предполагающий ввод российских войск в Эстонию, и ответить на вопрос о том, надлежит ли Америке в подобной ситуации «инициировать военную операцию» в прибалтийском государстве. Мнения простых американцев разделились почти поровну: 54,2% ответили утвердительно, 45,8% — отрицательно. Но среди «внешнеполитических экспертов», также опрошенных «Группой Евразия», подавляющее большинство (95%) однозначно высказалось за войну.

В целом, по словам организаторов, исследование показало, что население США «поддерживает более сдержанный подход к международным отношениям и военным интервенциям», чем то, что предусмотрено официальными доктринами и разделяющими их экспертами. Это касается, в частности, и тактики «смены режимов» в рамках стратегии «либеральной гегемонии» в современном мире, и «наилучших способов установления и поддержания мира» на планете.

Отчет об итогах своего проекта «Группа Евразия» озаглавила: «В разных мирах: внешняя политика США и американское общественное мнение».

Без шансов выжить

Покопавшись во всех этих бумагах, я обнаружил в них еще немало любопытного. Например, чикагский опрос показал, что американцы не убеждены в целесообразности наращивания ядерных арсеналов США. 35% опрошенных считают, что это укрепляет безопасность страны, а 36% придерживаются противоположного мнения.

Примерно такая же картина и с санкциями против других стран. 35% респондентов считают, что использование санкций идет на пользу, а 28% — что оно только вредит безопасности самих Соединенных Штатов. Почти половина опрошенных считают, что Америке следует сократить или полностью вывести свои войска из Польши (48%) и Германии (49%). За наращивание этих войск высказались лишь 5% и 3% соответственно.

Удивило меня отношение к торговле оружием. Лишь треть участников того же опроса видят в такой торговле неотъемлемую составную часть международной активности Вашингтона. Семеро из десяти убеждены, что продажа оружия другим странам подрывает безопасность США.

В исследовании Рейгановского института американцы в соотношении 65% к 25% выразили уверенность в том, что США в состоянии победить в войне против другой ядерной державы. Но при этом почти половина респондентов (46%) считают маловероятным, что им самим удалось бы уцелеть в ядерном конфликте…

Вместе с народом

Мне всегда казалось, что ценность опросов сравнительно невелика. Что власти в любом случае гнут свою линию, а народу приходится более или менее мириться с их политикой. И Фонтейн в Foreign Affairs в принципе это подтверждает, указывая, что в США «элиты десятилетиями поддерживали глобализацию, [внешнюю] торговлю, иностранную помощь и альянсы куда больше, чем американский народ».

Но в то же время он напоминает, что теперь в США поднялась «встречная волна» против тех же приоритетов, и не исключает, что впредь политикам придется подстраиваться под настроения электората. На его взгляд, именно поэтому Трамп «среди вызовов [для США] упирает не на соперничество между сверхдержавами, а на терроризм, Северную Корею и нелегальную иммиграцию».

По-моему, правда, автор зря в данном контексте причисляет американского президента к профессиональным политикам и противопоставляет его народу. На самом деле националист, популист и волюнтарист Трамп — не выразитель интересов вашингтонских элит, а их прямой антагонист, который сам же и поднимал сограждан на борьбу против глобализации и несправедливых, с его точки зрения, отношений США с их союзниками.

И если в февральском послании «О положении страны», откуда взято приведенное описание его приоритетов, американский лидер все же указывал на разногласия с Россией и Китаем (в контексте своего решения о выходе США из договора по ракетам средней и меньшей дальности), то в недавней речи в ООН он уравновесил критику Пекина по торгово-экономическим вопросам личными комплиментами председателю КНР Си Цзиньпину, а о России вообще не упоминал.

Поправка на здравый смысл

Трамп всегда говорил и говорит, что и с Москвой, и с Пекином «лучше ладить, чем не ладить». Он демонстративно уважительно отзывается о президенте России Владимире Путине, хотя в условиях антироссийской истерии последних лет в США это преподносится его противниками чуть ли не как предательство национальных интересов.

А Путин неизменно платит ему той же монетой. И например, на недавнем энергетическом форуме в Москве, отвечая на наскоки британского журналиста, российский лидер подчеркнул: «Мы не совершили ни одного деструктивного шага в отношениях с США, просто ни одного»…

Со стороны порой кажется, будто этого никто не замечает. Но я думаю, что на самом деле это не так. По-моему, выдержанная позиция обоих лидеров служит как раз тем важным ориентиром, который позволяет народам обеих стран делать вывод, что угрозы пока еще не совсем «зашкаливают».

Конечно, тем, кто, наоборот, старается эти угрозы раздувать, все это не указ. Я на днях писал о новой книге Ричарда Стенгела, который при Бараке Обаме возглавлял вашингтонскую внешнеполитическую пропаганду, и лишний раз убедился в том, что непримиримые враги Трампа и России в США полны решимости продолжать против них свои «информационные войны» и биться насмерть.

Но именно поэтому и нужна, так сказать, поправка на здравый смысл. И публикация в Foreign Affairs подтверждает, что простые люди в США не настроены на «великодержавную» конфронтацию. Что у американского народа «другие приоритеты».

Андрей Шитов

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.