Кому война, а кому мать родна. Уступит ли Трамп родному ВПК?

Аналитика

Президент США Дональд Трамп сделал заявление, которым, впрочем, трудно кого-либо удивить. Хозяин Белого дома признался, что вооруженные конфликты в разных уголках мира очень выгодны американскому военно-промышленному комплексу и его лоббистам.

Военным промышленникам выгодны войны во всем мире

Дональд Трамп, наверное, не открыд Америку, сообщив о том, что главный бенефициар многих вооруженных конфликтов, происходящих в самых разных уголках земного шара, – американский военно-промышленный комплекс. Сегодня США обладают самой развитой и мощной в мире военной промышленностью, продукцию которой покупают во всем мире.

Но доходы тузов американского ВПК прямо зависят от того, насколько их продукция находит реальное применение. Если танки и пушки, автоматы и патроны не пылятся на базах и складах, а задействованы в вооруженных конфликтах, возникает потребность в их дальнейшем выпуске, в совершенствовании, разработке новых видов вооружения. И эта потребность подстегивается все новыми и новыми вооруженными конфликтами, новыми геополитическими рисками.

В Конгрессе, в администрации президента США действуют лоббисты военно-промышленного комплекса, которые выбивают дополнительные контракты на поставки вооружения и в целом формируют общий фон, благоприятный для стимулирования военной промышленности.

О лоббизме в американской политической системе написаны и изданы многочисленные монографии – как в самих США, так и в других странах мира. Но главы американского государства не часто сами признают этот факт. Однако Дональд Трамп, поддерживая свой эпатажный имидж, выступил с довольно резкими заявлениями, попытавшись ответить рядовым американцам, зачем вооруженные силы США воют в Афганистане и Сирии, Ираке и Ливии, в странах тропической Африки.

Военно-промышленный комплекс… Взгляните на Эйзенхауэра. Он во всем разобрался много лет назад. Они [представители ВПК] обладают огромной мощью. Им нравятся военные действия. Они зарабатывают большие деньги, когда воюют. Однако пришло время вернуть наших солдат домой,

— заявил Дональд Трамп.

Американский президент не случайно поднял вопрос о роли ВПК США и его лоббистов в развязывании вооруженных конфликтов в разных уголках мира. Трампа, как известно, давно занимает вопрос вывода войск США из Афганистана и Сирии. Но текущая военно-политическая обстановка на Ближнем и Среднем Востоке пока не позволяет полностью осуществить эту задачу.

Трамп признался, что бесконечные войны, в которых участвуют США, никогда не завершаются. И это действительно так. Взять ту же войну в Афганистане, которая идет уже пятое десятилетие и никаких оснований для того, чтобы рассчитывать на ее завершение, нет. Примерно такую же картину мы видим в Сирии, Ираке, Ливии, Йемене, Сомали и многих других странах Азии, Африки и даже Латинской Америки.

Еще не став главой американского государства, Трамп часто заявлял о необходимости прекращения войн во всем мире, по крайней мере – вывода из них Соединенных Штатов. Конечно, расчетливый предприниматель, Дональд Трамп далек от гуманистических соображений: он против войн отнюдь не из-за какого-то своего пацифизма. Просто Трамп считает, что на войны расходуются колоссальные средства, которые Америка могла бы направлять на другие цели.

За двадцать лет на Ближнем Востоке были потрачены 8 триллионов долларов. Это огромная сумма для бюджета даже такой богатой страны как США. И Трамп заявляет о необходимости положить конец столь внушительным тратам на бесконечные вооруженные конфликты.

Худшая ошибка, которую когда-либо совершали Соединенные Штаты, по моему мнению, заключается в приходе на Ближний Восток. Это трясина,

— довольно нервно отзывается Трамп о военном присутствии американской армии в Сирии. И в его словах есть истина.

Ведь гражданская война в активной фазе длится в этой стране уже девятый год. Уходят деньги американского бюджета, гибнут американские солдаты, а конца военной кампании в Сирии не предвидится. Поэтому Трамп и решился на непопулярное у многих «ястребов» решение – на вывод большей части американских войск с территории Сирии. На очереди – Афганистан, которым хозяин Белого дома также не хочет заниматься, по крайней мере – в таких масштабах как прежде.

США не хотят быть «мировым жандармом»

Трамп критически высказывается и о роли «мирового жандарма», примерив которую на себя, Соединенные Штаты и были вынуждены втянуться в целый ряд вооруженных конфликтов. Например, характеризуя ситуацию в Сирии, Трамп прямо говорит, что США выполняют там чужую работу. Основная нагрузка – и финансовая, и военная, и политическая – по мнению Трампа, должна лечь на страны Западной Европы, на Россию, Турцию, Ирак, но никак не на США.

Американский президент подчеркивает, что его страна находится за тысячи километров от Сирии, не имеет с ней сухопутных границ. Беженцы из Сирии в массе своей проникнуть в Соединенные Штаты не могут, война в этой стране не оказывает никакого влияния на экономическую и политическую ситуацию в США. Но Вашингтон тратит свои деньги, гробит своих солдат за океаном.

Отвечая на критику своего давнего оппонента сенатора Линдси Грэма, который, кстати, как и Трамп, также представляет Республиканскую партию США, президент утверждает, что «такие как Грэм» хотели бы направить сотни тысяч солдат в каждую «горячую точку». Этим он проводит грань между собой и «ястребами», противостоящими выводу американских войск из Сирии. И отмечает, что сегодня американские войска находятся в таких странах мира, о которых большинство американских граждан и не слышали.

Кстати, Джон Болтон покинул свой пост советника по национальной безопасности именно из-за несогласия с политическим курсом президента. И Болтон, и другие сторонники сохранения американского присутствия на Ближнем и Среднем Востоке были убеждены, что США должны в любом случае «лично» участвовать в этих вооруженных конфликтах.

У президента – другая позиция. Он не прочь переложить всю финансовую тяжесть, все человеческие потери на союзников США по Североатлантическому альянсу, которые в сирийском конфликте оказались практически в стороне, не принимая особо активного участия в боевых действиях.

На самом деле Трамп прекрасно понимает, что участие американской армии в многочисленных конфликтах за рубежом не только финансово накладно для бюджета. Оно мешает Америке сосредоточиться на противостоянии своим главным противникам. И эти противники – не бородатые моджахеды из сирийских пустынь и не йеменские хуситы, а Россия и Китай, которые наращивают свои вооружения, совершенствуют технологии. Эти соображения также необходимо учитывать, анализируя не очень обычные для американского президента высказывания о роли «мирового жандарма».

Трамп, неоднократно восхищавшийся политикой российского президента Владимира Путина, вполне может заимствовать российскую модель: Москва предпочитает не вмешиваться в вооруженные конфликты за пределами страны силами российской армии.

Сирия – единственный после Афганистана пример участия российской армии в боевых действиях за пределами постсоветского пространства, за исключением миротворческих операций. В других странах Москва предпочитает оперировать с помощью иных инструментов. По крайней мере, в отличие от США, многотысячные сухопутные контингенты наша страна в «горячих точках» Африки, Ближнего и Среднего Востока не держит.

Трамп, Израиль и сирийская нефть

Самое интересное, что идея-фикс Трампа о выводе американских войск из Сирии идет вразрез с интересами и многочисленными просьбами Израиля – самого близкого и надежного союзника США на Ближнем Востоке. При этом Трамп всегда был «произраильским» политиком – он пошел на признание Иерусалима столицей Израиля, вызвав ненависть во всем арабском и мусульманском мире, он выступает за ограничение иммиграции мусульман в США.

Но в данном случае Трамп действует не в израильских интересах. Ведь израильское руководство очень боится вывода американских войск, поскольку они являются главным противовесом растущему влиянию Ирана, а России, несмотря на демонстративные дружественные жесты Биньямина Нетаньяху в адрес Владимира Путина, Израиль не доверяет и доверять не будет. Хотя американское руководство заявляет о том, что небольшой контингент войск США на израильско-сирийской границе останется, все равно политический курс Трампа вызывает в Израиле серьезное беспокойство.

Еще один небольшой американский контингент останется в Сирии для защиты нефтяных месторождений. Понятно, что где нефть – там и американцы. И Трамп этого не скрывает. Он даже подчеркнул, что всегда заявлял: если американские войска куда-то вторгаются, то они должны оставлять под своим контролем нефть. И сейчас глава Белого дома уже рассуждает о том, что добычей нефти на севере Сирии может заняться американская компания – «в интересах курдов», разумеется. Американский контроль над нефтью обеспечит, по словам Трампа, приток наличных денежных средств сирийским курдам.

ВПК в любом случае не проиграет

Беря на себя миссию вывода американских войск из стран Ближнего и Среднего Востока, Трамп, на первый взгляд, покушается на очень серьезную силу – американский военно-промышленный комплекс, чьи прямые финансовые интересы завязаны на многочисленных войнах. Но понятно, что критика Трампа в адрес военно-промышленного лобби – это игра на публику. На самом деле, Трампу совсем не нужна участь Кеннеди на старости лет. И с военно-промышленной элитой США вопрос будет решаться иначе.

Кому война, а кому мать родна. Уступит ли Трамп родному ВПК?

Если Трамп захотел вывести американские войска из других стран, он не должен лишать ВПК «кормушки». И это он прекрасно понимает. Военная промышленность США займется едва ли не более дорогостоящими проектами для противостояния России и Китаю, для чего Соединенные Штаты уже разорвали Договор о ликвидации ракет средней и меньшей дальности и обговаривают возможность разрыва еще нескольких договоров. Это означает, что значительные ресурсы Вашингтон готов вкладывать в гонку вооружений.

Другой шаг в сторону военно-промышленной элиты Штатов – заявления о новой военной доктрине, т. н. многодоменной силе. Эта концепция также подразумевает создание новых видов вооружений, управления и связи для американских вооруженных сил, и финансовые затраты на ее реализацию будут колоссальными.

На модернизации американских вооруженных сил можно заработать едва ли не больше, чем на военных операциях в Афганистане и Сирии. Но при этом будут сведены к минимуму человеческие потери в вооруженных силах, а американская промышленность, причем не только военная, получит дополнительные стимулы для развития. Например, уже сейчас американское руководство рассуждает о необходимости углубления государственно-частного партнерства по линии высокотехнологичной промышленности. А это и новые рабочие места, и крупные заказы, и возможности для развития собственного бизнеса для американских предпринимателей.

https://topwar.ru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.