Турецкий гамбит

Аналитика Геополитика и безопасность Новости

Президент Сирии Башар Асад и его окружение довольно резко отреагировали на очередное вторжение турецких войск в северные районы страны. Выступая перед солдатами и офицерами сирийской армии, Асад назвал президента Турции вором: «Эрдоган – вор, он разворовал заводы, зерно и нефть, а в настоящее время ворует нашу землю». Советник Асада госпожа Шаабан в своих высказываниях была еще категоричней, она назвала турецкого лидера «оккупантом» и сравнила его действия в Сирии с поведением Адольфа Гитлера.

Сегодня можно подвести предварительные итоги очередной военно‑карательной операции Турции на севере Сирии под кодовым названием «Источник мира». Воспользовавшись отводом американского контингента войск из приграничных с Турцией северо‑восточных районов САР, Анкара нанесла серию ракетно‑бомбовых ударов и подвергла артиллерийско‑минометному обстрелу позиции курдских ополченцев и ряд приграничных населенных пунктов. Затем турецкие механизированные части и отряды сирийской вооруженной оппозиции вторглись в Сирию на глубину до 32 км и по фронту около 100 км между городами Рас эль‑Айн и Телль‑Абъяд. По площади новый захваченный турками анклав в Сирии составляет примерно 2, 2 тыс. кв. км. Как известно, в ходе предыдущих военных операций «Щит Евфрата» и «Оливковая ветвь» Турция установила контроль над административным районом Африн, северной частью провинции Алеппо и так называемой зоной деэскалации – провинцией Идлиб.

С точки зрения международного права, это грубое нарушение суверенитета независимого государства и попытка аннексии его территорий. Предлог Эрдогана для вторжения в Сирию явно надуман: якобы он печется о национальной безопасности Турции, угрозу которой видит в создании автономного курдского района в соседней Сирии. При этом игнорируется тот факт, что курдские ополченцы сыграли решающую роль в разгроме «Исламского государства» (запрещено в РФ) и за восемь лет гражданской войны в Сирии ни разу не нарушили государственную границу с Турцией.

Если бы у Эрдогана были на самом деле какие‑либо опасения угроз со стороны сирийских курдов, то он мог бы укрепить свою границу в инженерном отношении и создать зону безопасности на своей территории. Но турецкий президент многие годы держал свою южную границу прозрачной для джихадистов ИГ, направлявшихся через территорию Турции в Сирию и Ирак. Более того, он и его окружение наладили взаимовыгодные отношения с Исламским халифатом, закупали по сниженным ценам нефть, продукты сельского хозяйства, музейные артефакты. Связи турецкого руководства с радикальными исламистскими группировками террористической направленности («Братья‑мусульмане», ХАМАС, «Джабга ан‑Нусра» и др.) общеизвестны. Сейчас же они пытаются навесить ярлык террористов на победителей ИГ – сирийских курдов.

Анкара даже вытащила на свет и пытается реанимировать давно утратившее силу замшелое Аданское соглашение с Дамаском 1999 года, которое позволяло турецким войскам преследовать боевиков турецкой Рабочей партии Курдистана на глубину до 5 км в Сирии. Сегодня между Турцией и Сирией нет даже дипломатических отношений, руководители двух стран взаимно обвиняют друг друга в государственном терроризме. Эрдоган считает Асада нелегитимным президентом и виновником гибели миллиона сирийцев. О каком двустороннем соглашении, дающем право на вторжение в Сирию турецких военных, может идти речь?

Некоторый оптимизм вселяет подписанный на днях в Сочи российско‑турецкий меморандум по ситуации на турецко‑сирийской границе. Главным его содержанием является прекращение военной операции Турции в Сирии, то есть прекращение массовых убийств сирийских граждан турецкими агрессорами и их сателлитами в лице сирийской вооруженной оппозиции и радикальных исламистских группировок. Но сотен жертв среди сирийцев можно было бы избежать, если бы Вашингтон и Москва не дали зеленый свет Турции на военно‑карательную операцию «Источник мира». Эрдогану все же удалось убедить своих партнеров в Вашингтоне и Москве, что он тем самым намерен бороться с терроризмом в Сирии. Дональд Трамп с особым цинизмом заявил: «Пусть турки и курды немного постреляют в друг друга, а потом помирятся».

Отрицательными моментами меморандума можно считать согласие Москвы с дальнейшей оккупацией Эрдоганом значительных территорий Сирии, разрешение турецким войскам вторгаться в эту страну в целях совместного с Россией патрулирования на глубину до 10 км, поддержка планов Анкары переместить из Турции на оккупированные земли и в так называемую зону безопасности до 1 млн сирийских беженцев. При этом никто не задумывается, зачем сирийцам, бежавшим от действий правительственных войск с северо‑запада или центральных районов страны и проживающим в относительно обустроенных лагерях в Турции, перемещаться в пустынные и без всякой инфраструктуры приграничные районы Сирии?

Проблематичным будет и выдвижение сирийских пограничных войск на сирийско‑турецкую границу. Дело в том, что таких войск в САР пока нет, создавать их из остатков регулярной армии не так просто. Около половины асадовского войска составляют иностранцы‑шииты (иранцы, ливанцы, афганцы, пакистанцы, иракцы и прочие), которых на турецкую границу не пошлешь. Встанет вопрос, где асадовские войска и батальоны российской военной полиции размещать, как снабжать их ГСМ, продовольствием, кто будет охранять несколько десятков тысяч пленных игиловцев и членов их семей – все это предстоит еще решать Дамаску и Москве.

Меморандум приостановил боевые действия, но пока не приблизил решение затянувшегося сирийского конфликта. Сирийское и иранское руководство никогда не смирятся с пребыванием в Сирии турецких войск и протурецких вооруженных формирований. Декларирование Эрдоганом лозунга о независимой, единой и неделимой Сирии предназначено лишь для Москвы, но не может обмануть Дамаск и Тегеран. Там понимают, что Анкара будет и дальше добиваться расширения своего плацдарма и укрепления в САР вооруженной оппозиции и радикальных исламистов, чтобы привести к власти представителей арабо‑суннитского большинства во главе с «Братьями‑мусульманами». Эрдоган никогда не откажется от создания протурецкой Сирии (без Асада и его иранских спонсоров).

В такой обстановке вряд ли следует рассчитывать на принятие новой Конституции Сирии, ведь взгляды участников сирийского конфликта и Турции с Ираном на будущую Сирию прямо противоположны. Ожидать в ближайшие месяцы всеобщих президентских и парламентских выборов тоже не следует. К тому же на контролируемых Асадом территориях проживает лишь треть населения страны, остальные находятся в лагерях беженцев за рубежом или остались в неподконтрольных Дамаску районах. Организовать всеобщие и легитимные выборы в таких условиях весьма проблематично.

Станислав Иванов

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.