Вторник, Декабрь 10, 2019

Американские аналитики предлагают воевать с Россией и Китаем в серых зонах

Аналитика Армия Геополитика и безопасность Концепции и доктрины Новости

Новый импульс исследованиям борьбы стратегических противников придал выполненный в 2019 году по заданию Пентагона доклад корпорации RAND «Завоевание конкурентных преимуществ в серой зоне. Варианты ответа на принудительную агрессию ниже порога крупной войны». Авторы исходят из того, что США вступают в период обострения отношений с несколькими соперниками, прежде всего с Россией и Китаем.

Научный сотрудник американского университета Национальной обороны Фрэнк Хоффман в статье «Изучение сложных форм конфликта: серая зона и гибридные вызовы» обращает внимание на высокий потенциал промежуточной среды – так называемой серой зоны. В ней международная система переформатируется под правила нового миропорядка. Изменению подлежат нормативно-правовые положения, институты, национальные интересы и приоритеты государства. Действия в серой зоне воплощают один из вариантов стратегии принудительного сдерживания, построенных на современных технологиях гибридной войны и «цветной революции». Такие операции позволяют конкурировать с государствами, не переступая порог обычной войны и не провоцируя международную реакцию. Отсюда и термин «серая зона» как промежуточная среда между черным и белым, войной и миром.

Хоффман приводит следующее определение. Тактика серой зоны –«те скрытые или незаконные действия нетрадиционных государственных органов, которые находятся ниже порога вооруженного организованного насилия, включая нарушение порядка, политическую подрывную деятельность правительственных или неправительственных организаций, психологические операции, злоупотребление правовыми процессами и финансовую коррупцию как часть комплексного замысла для достижения стратегического преимущества». Планирование операций в серой зоне относят к сфере «стратегий неопределенности», которые предполагают создание таких условий в политической и военной сфере в отдельном государстве, регионе или на мировой арене, когда затруднены правильная оценка обстановки, эффективное использование армии и соразмерные действия власти. В отличие от гибридной войны, которая охватывает территорию всего государства, в географически ограниченной серой зоне проводятся точечные операции.

Без перехода красных линий

Как и в стратегии гибридной войны, в серой зоне наряду с наращиванием обычных военных возможностей используются нетрадиционные средства. Они подбираются таким образом, чтобы в результате их использования избежать нарушения «красных линий», не допустить эскалации конфликта до уровня, на котором станет возможным вмешательство ООН на основе резолюции «Об агрессии» от 14 декабря 1974 года, введение в действие статьи 5 Договора о коллективной обороне НАТО или ужесточение экономических и иных санкций.

В результате последовательного и осторожного применения совокупности действий их результирующая составляющая в каждый данный момент должна размещаться ниже порога традиционного конфликта. При этом каждая из отдельных операций не преследует сколь-нибудь масштабных целей, а успех кампании в целом достигается за счет синергии относительно мелких целенаправленных атак.

Серая зона подобна войне, поскольку может формировать стратегические результаты, однако это не война, потому что в данном случае используемые методы представляют собой уникальные комбинации способов запугивания, принуждения и агрессии, которые пошагово применяют для подавления сопротивления, завоевания локальных или региональных преимуществ и манипулирования рисками в свою пользу. Такое описание предполагает, что серая зона представляет собой новое пространство между традиционными концепциями войны и мира.

Применяемые в данном случае методы и средства не соответствуют представлениям о линейной модели традиционных военных конфликтов, что создает трудности в обращении к отработанным оборонительным операциям. Нелинейный характер развития конфликта является важнейшим фактором, способствующим получению стратегических преимуществ за счет относительно незначительных воздействий. Все это существенно осложняет задачу выбора: каждый из возможных вариантов представляется одинаково ответственным и неприятным, что препятствует реализации контрстратегии противостоящей стороны.

Чей удел серость

Аналитики RAND, следуя традиционной американской логике, возлагают на Россию и Китай ответственность за создание серых зон и проведение в них подрывных операций с опорой на стратегии гибридных войн и «цветных революций». Авторы концепции ищут примеры ее современного использования вне рамок стратегий, применяемых в повседневной практике США и НАТО: это действия Китая в Южно-Китайском море, России на юго-востоке Украины, в Центральной Европе и на Среднем Востоке, Ирана в Ираке, Сирии и Ливане. Смысл таких действий, по мнению авторов стратегии, заключается в том, что упомянутые субъекты оспаривают лидерство США, союзы и партнерские связи в Восточной Европе, Восточной Азии и на Среднем Востоке с целью продвижения собственного видения многополярного мира, в котором Америка будет более ограничена и ее влияние размыто.

Для доказательства «изощренного коварства России» эксперты RAND предлагают мотивированную ложь в виде некоего обзора российских действий в серой зоне в Европе, которые якобы состоят в основном из дезинформационных кампаний, направленных на подрыв политических институтов, применения экономических инструментов, демонстрации военных угроз. Эти подходы не новы, но многие из имеющихся в настоящее время средств предоставляют противникам США расширенные возможности для воздействия на общество и политику за пределами их собственных границ. Противоборство с КНР развивается главным образом в серых зонах вокруг спорных территорий, таких как Тайвань и искусственные морские острова в архипелаге Спратли. При этом считается, что китайская тактика по сравнению с действиями России часто принимает более материально угрожающую форму. Пекин делает ставку на бесконтактные, нелинейные и несимметричные невоенные действия, которые охватывают правовую, психологическую и информационную деятельность. В бесконтактной войне более продвинутый участник использует свое преимущество, оставаясь вне досягаемости оружия другой стороны, сохраняя при этом способность наносить прямой удар. Таким образом, тактика серой зоны предусматривает последовательность шагов для обретения стратегических рычагов воздействия на противника. Усилия остаются ниже пороговых значений, которые могли бы вызвать мощную реакцию США или международного сообщества, но тем не менее они решительны, преднамеренны и рассчитаны на то, чтобы со временем получить ощутимое преимущество.

В докладе RAND излагаются принципы, на которых должны основываться контрстратегии США по противодействию угрозам в серой зоне.

1. Следует не просто стремиться к уменьшению потерь в серой зоне, но добиваться получения стратегического преимущества.

2. Надо быть проактивными, а не реактивными в подходе к проблеме.

3. Ключевой элемент успешной стратегии – способность быстро реагировать на действия противника.

4. Предпринимая попытки вести за собой союзников и партнеров по многосторонним отношениям, процессам и институтам, необходимо всегда сохранять готовность к самостоятельным действиям (go-it alone).

5. Ответные меры США должны быть согласованы с местными партнерами.

6. Любая стратегия реагирования должна учитывать чрезмерные риски эскалации в военной, дипломатической и экономической сферах. При этом ее эффективность предполагает определенную степень терпимости к риску.

Важная характеристика серой зоны – использование поэтапного подхода, задача которого не в достижении отдельных оперативно-тактических целей, а в формировании нарастающей лавины относительно маломасштабных событий, совокупность которых служит катализатором при формировании полностью новой стратегической реальности. При этом поэтапный подход усложняет задачу сдерживания и соблюдения баланса, что требует проведения согласованных мер противодействия.

Специалистами RAND разработана «Концепция получения стратегического преимущества в серой зоне», основанная на четырех основных компонентах.

Во-первых, общегосударственный подход, использующий геополитические, военные и экономические действия для формирования стратегического контекста.

Во-вторых, разработка небольшого числа агрессивных тактик серой зоны для сдерживания при помощи явных угроз военного или невоенного реагирования.

В-третьих, разработка мер по сокращению количества серых зон.

И наконец, смягчение постоянных угроз путем создания потенциала для обеспечения устойчивости и конкурентного реагирования на угрозы, которые нельзя сдержать или убедить противника отказаться от них.

Выделяются три типа угроз серой зоны:

агрессивные, сдерживание которых осуществляется с помощью прямых угроз ответными мерами, включая военные;

умеренные, которым следует противостоять военными, дипломатическими, информационными и экономическими средствами, чтобы убедить противника уменьшить потребность в активации серой зоны, повысить затраты и риски такой деятельности;

настойчивые, смягчение последствий которых достигается путем повышения устойчивости и принятия конкурентных мер реагирования, когда есть понимание, что противника вряд ли удастся сдержать или убедить отступиться.

Многокомпонентная стратегия предлагает правительству США проведение институциональной реформы с целью создания единого центра для управления серой зоной. Существующие институты каждый в отдельности неспособны справиться с этой задачей. Совет национальной безопасности не является оперативным органом, его сотрудники занимаются координацией политики, а не проведением многокомпонентных кампаний. Госдепартамент испытывает кадровый и финансовый дефицит и не имеет межведомственных координационных органов. Ему также часто не хватает институционального мышления, необходимого для принятия агрессивных контрмер. Наконец, возложение координирующей функции действий в серой зоне исключительно на Министерство обороны чревато усилением акцента на военных инструментах, что не соответствует характеру проблемы.

Первоочередные шаги для реализации концепции требуют уделить особое внимание этому вопросу в региональных отделениях правительственных структур США. Необходимо включить ответы на деятельность в серой зоне в качестве важной темы в соответствующие стратегии посольств США, а также требовать инициативы от военнослужащих, акцентируя внимание на данных вопросах. Также необходимо расширение финансирования и поддержки технологий, возможностей и экспериментального проектирования сил и концепций, адаптированных к серой зоне.

Серая география

В ряде исследований в США в качестве точечных объектов серой зоны рассматриваются важные стратегические районы по всему периметру границ России на Черном и Балтийском морях, в Арктике, на Дальнем Востоке, российские базы «Хмеймим» и «Тартус» в Сирии, вся западная граница России, а также Украина и Грузия. В перечень включаются и стратегические объекты, расположенные внутри российской территории, такие как, например, Новосибирск.

Черноморский регион считается центром конкуренции между Россией и Западом за будущее Европы. В числе военных мер в Пентагоне называют необходимым создание надежной и устойчивой военной системы сдерживания за счет развертывания передовых систем противовоздушной и береговой обороны в Румынии и Болгарии. Постоянное содействие Украине и Грузии в развитии их потенциала национальной обороны также способствует региональному сдерживанию.

Военная активность США и НАТО у границ России наращивается. С февраля по май 2020 года в Европе намечены беспрецедентные комплексные учения «Защитник Европы-2020» (Defender Europe 2020) с участием 37 тысяч военнослужащих из 18 государств, в том числе из США планируется перебросить около 20 тысяч джи-ай, 20 тысяч единиц ВВТ, множество органов управления и подразделений обеспечения для четырех бригадных групп.

Наряду с возросшим числом маневров НАТО у границ России в качестве элементов военного сдерживания в серых зонах рассматриваются ставшие рутинными полеты стратегических бомбардировщиков В-52Н ВВС США, которые осуществляют учебное бомбометание и учебную постановку морских мин Mk-62 QuickStrike в 70 километрах от базы ВМФ РФ в Балтийске в ходе учений «Балтопс», присутствие кораблей ВМС США и стран НАТО в Черном и Балтийском морях. Например, вторая постоянная противоминная группа НАТО в 2019 году трижды совершала многодневные операции по патрулированию Черного моря, приняла участие в учениях Breez и Sea Breeze.

На фоне роста военной активности Запада можно утверждать, что концепция серой зоны в том или ином ее виде используется Вашингтоном для оказания глобального дестабилизирующего воздействия на ключевые страны и регионы, в первую очередь на Россию и Китай, проведения энергичной дезинформационной кампании по сплочению союзников и партнеров под предлогом эффективного реагирования на надуманные угрозы серой зоны.

Операции в ней требуют тщательной синхронизации различных способов военного и невоенного насилия, применение которых осуществляется постепенно, скрытно и неожиданно для противника. В числе таких способов:

наращивание силового давления на внешних границах серой зоны, организация военных учений, ведение всех видов разведки, включая агентурную;

заблаговременное создание ресурсной базы, включая отработку внешних и внутренних каналов скрытого финансирования подрывных элементов в серой зоне (иррегулярных военных формирований, националистических и сепаратистских структур, «пятой колонны» и некоторых других), закладка в тайники оружия, средств связи, оргтехники, информационной литературы;

развертывание сети информационных центров, псевдорелигиозных организаций и других манипулируемых «общественных» движений для ведения подрывной работы среди населения, прежде всего молодежи, подбор и подготовка лидеров, способных возглавить оппозиционные движения, отработка каналов связи;

синхронизированное по времени, месту, интенсивности и видам использование гибридных угроз в серой зоне.

Важно подчеркнуть, что если гибридная война планируется и ведется на всей территории государства-противника, то серая зона охватывает лишь стратегически важные части такого театра (например, Калининградскую область, Крым, российские базы в Сирии с прилегающими воздушными и морскими просторами). Создаются своеобразные «точечные» плацдармы операций гибридной войны, на которых используются уникальные для каждой зоны наборы сил, средств и методов.

Стратегия серых зон представляет угрозу национальным интересам нашей страны, поэтому наряду с формированием надежного щита против военных операций, для мониторинга обстановки и организации противодействия подрывным операциям противника назрело создание в России единого межведомственного национального центра, способного объединить меры по противодействию гибридным угрозам в военной, административно-политической, дипломатической, информационной, экономической, кибернетической, в космосе и некоторых других сферах.

Александр Бартош

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.