Эксперт по безопасности Денис Мельянцов: почему сегодня вероятность Третьей мировой выше, чем во время холодной войны

Аналитика Армия Геополитика и безопасность Оружие

Денис Мельянцов — эксперт в области международной и европейской безопасности. Более 10 лет изучает оборонную стратегию Беларуси и соседних стран, а также сотрудничество нашей страны с НАТО.

Несколько дней назад мы с вами чуть не пережили начало Третьей мировой. Уже в который раз пронесло. По крайней мере, о грозных перспективах говорили многие политические обозреватели. Непростая ситуация, сложившаяся вокруг напряженных отношений Ирана и США, выглядела пугающе. Но действительно ли она могла стать катализатором военного конфликта, в который ввяжутся многие страны мира? Так ли велика опасность Третьей мировой, о которой сегодня постоянно напоминают нам отсчитывающие последние секунды «часы Судного дня»? Давайте попробуем разобраться. Спойлер — поводы для опасений действительно есть.

В теории международных отношений существует термин «стратегическая стабильность», и сейчас можно сказать определенно, что ее в мире становится все меньше. Стратегическая стабильность — это набор международных режимов, соглашений и ограничений, который устанавливает определенный баланс сил на международной арене. Это, в свою очередь, ведет к тому, что государства воздерживаются от крупномасштабных конфликтов, которые могут в итоге всех уничтожить. Ведь сегодня, в отличие, например, от первой половины XX века, накоплен такой арсенал ядерного оружия и средств его доставки, что в случае глобального конфликта, в который будут втянуты большинство государств Земли, «мегатонн» хватит, чтобы уничтожить человечество несколько раз.

Три столпа стратегической стабильности

Что мы наблюдаем сейчас? Начиная с 2000-х годов, когда США вышли из договора по противоракетной обороне, который являлся одним из столпов стратегической стабильности, происходит разрушение всего комплекса соглашений, поддерживавших хрупкий, но все же баланс. В прошлом году США и Россия вышли из договора о ликвидации ракет средней и меньшей дальности — это был еще один столп стратегической стабильности, который полностью ставил вне закона вооружение, делающее возможным первый быстрый обезоруживающий удар. Остался последний столп — договор об ограничении СНВ (стратегических наступательных вооружений) между Россией и США. В следующем году истекает его срок, и многие эксперты высказывают уверенность, что это соглашение не будет продлено.

То есть мы видим почти полное разрушение режимов, ограничивающих стратегическое ядерное (и не только ядерное) вооружение, что ведет к новой гонке вооружений и к ситуации на мировой арене, когда риск конфликта и последующей его эскалации до ядерного и масштабного сильно вырос. Многие сравнивают нынешнюю ситуацию с той, что сложилась в эпоху холодной войны. Однако нужно иметь в виду, что между ними существует кардинальная разница. Заключается она в том, что тогда были четкие правила игры, существовал и развивался комплекс ограничивающих соглашений — теперь мы видим обратную тенденцию. Режимы ограничений вооружения разрушаются, и мы стоим на пороге эпохи неопределенности, когда все возможно и нет ограничений по наращиванию вооружений. Поэтому есть основания говорить, что риск Третьей мировой войны многократно повысился.

Теперь давайте сконцентрируем свое внимание на ситуации вокруг Ирана, ведь именно эта страна в последние недели чаще всего упоминается в контексте надвигающегося армагеддона. Здесь многое связано как раз с ядерной безопасностью и идеей о сдерживании распространения ядерного оружия. У Ирана отношения с США испортились еще со времен исламистской революции 1979 года (многие помнят знаменитую историю с захватом американского посольства в Тегеране). Позднее эта конфронтация еще усилилась, когда Иран начал развивать свою ядерную программу. Естественно, что Соединенным Штатам это сильно не понравилось, так как потенциально меняло баланс сил как на Ближнем Востоке, так и в мире в целом. Плюс к этому главный американский союзник — Израиль — оказывался в катастрофической ситуации, в случае если Иран получал ядерное оружие.

Поэтому США всячески стремились ограничить возможности Ирана, начались американские санкции против этой страны. В конце концов при Обаме была достигнута так называемая «ядерная сделка», при которой Иран брал на себя обязательства полностью отказаться от ядерной программы и допустить наблюдателей к своим ядерным объектам. Но сейчас Трамп из этой сделки в одностороннем порядке вышел. Мало того, при этом президенте начались более серьезные санкции против Ирана. Например, санкции были расширены на третьи страны, покупающие у Ирана нефть. Торговля с Ираном стала очень рискованной. При этом продажа нефти составляет очень большой процент иранского экспорта, поэтому можно сказать, что были затронуты жизненно важные интересы страны. И Иран начал действия в ответ, используя свою сеть в регионе. К примеру, из самых последних событий — нападение на американское посольство в Багдаде, за которым, по некоторым оценкам, стоит как раз Тегеран.

Напряженность вокруг Ирана — это горячая точка, в которой многие эксперты ожидают начала конфликта высокой интенсивности — не просто единичных и точечных проявлений агрессии, как это происходит в Афганистане и Ираке, а масштабной войны наподобие той, что была между Ираком и США в 2003 году, но уже с учетом того, что Иран намного более сильное государство с большим военным потенциалом. Эта война была бы очень ощутимой для Соединенных Штатов, и вполне вероятно, что к ней подключились бы другие государства из региона. Понятное дело, многие увидели в этом приближающуюся катастрофу.

Не переходят красную линию

Конечно, об армагеддоне в этом случае не стоит говорить, потому что у Ирана нет ядерного оружия и эта страна не сопоставима с США по военной мощи. Но при этом Иран вполне способен нанести ощутимый урон американским войскам и повлиять на общественное мнение в самих Штатах, как это было во время вьетнамской войны. Понимая это, после недавнего обстрела Ираном американской военной базы в Ираке Соединенные Штаты все же не пошли на дальнейшее обострение конфликта.

Важно осознавать, что аккуратничают здесь не только американцы. Перед ударом по американской базе на иракской территории иранские военные предупредили своих коллег в Ираке о планируемых действиях; те в свою очередь поделились этой информацией с американцами, и они успели укрыться в бомбоубежищах. То есть человеческие жертвы если и могли произойти, то только случайно. В результате мы видим, что красную линию не хотели перейти обе стороны и не сделали этого.

Часто приходится слышать, что единственной реальной причиной вмешательства США в дела Ближнего Востока является нефть. Это очень упрощенное, хотя, конечно, не лишенное оснований объяснение. Подобные конфликты, как правило, многофакторные. С одной стороны, Соединенные Штаты действительно верят в свою миссию носителей демократических ценностей и идеалов по всему миру, с другой — американцы очень четко понимают свои национальные интересы и блюдут баланс сил, не гнушаясь силовыми методами, не санкционированными Совбезом ООН. Есть и нефтяное и оружейное лобби, влияющее на американскую политику за рубежом. То есть я бы не упрощал ситуацию, говоря, что Соединенные Штаты по всему миру организуют войны и поддерживают революции, исходя исключительно из соображений доступа к природным ресурсам. Но этот фактор тоже присутствует.

Чем будут воевать в Четвертую мировую?

Может ли ситуация вокруг Ирана каким-то образом коснуться Беларуси? Сейчас — нет. Проблемы могли возникнуть ранее, когда наша страна имела плотные экономические и политические связи с Ираном в начале и середине двухтысячных. Сегодня мы видим, что Беларусь дистанцировалась от поддержки Тегерана, об этом говорит и последний телефонный разговор министра иностранных дел Беларуси с госсекретарем США.

Подводя итог, отмечу: непредсказуемую и нестабильную обстановку на международной арене усугубляет и то, что в последние десятилетия появилось несколько новых государств, претендующих на определенное влияние (в том числе и посредством наращивания ядерного вооружения). Если раньше противостояние было биполярным (США — СССР), то сейчас к ядерным державам добавились или многократно увеличили свой ядерный потенциал Китай, Индия, Пакистан, Северная Корея. Израиль не признается, но все эксперты уверены, что он обладает ядерным оружием. Добавьте к этому старых участников «ядерного клуба» Россию, Великобританию, Францию…

Мало того, на международную политику уже сегодня оказывают ощутимое воздействие международные корпорации, крупные террористические сети. Пресловутое «Исламское государство» показало, как одна организация может захватывать целые территории и менять геополитическую реальность в регионе.

Исходя из всего этого, предсказуемость международных отношений снижается с каждым годом.

Повторюсь, что в сравнении с эпохой холодной войны в мире сегодня намного больше военных рисков и угроз и намного меньше четких и понятных правил игры. Очень хочется верить, что удастся преодолеть этот сложный период без больших потрясений. Иначе нас ждут большие неприятности. Часто приходится слышать, что Третья мировая война будет последней, после наступит ядерная зима и финал. Я в это не верю. Думаю, человечество достаточно хорошо умеет приспосабливаться и выживать в самых невыносимых условиях. Поэтому Четвертая мировая тоже будет, но она будет вестись с помощью копий и дубин — человеческую натуру не исправят даже такие глобальные потрясения.

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.