The New York Times о сценариях развития событий в России после 15 января

Аналитика Геополитика и безопасность Концепции и доктрины Новости Общество

Политический порядок в России, в значительной степени неизменный с начала 1990-х годов, был брошен в лихорадочную неопределенность 15 января после того, как президент Владимир Путин предложил радикальные конституционные изменения, которые могли бы продлить его власть на неопределенный срок, пишет в своей статье The New York Times.

Вдобавок ко всеобщему недоумению, верный ставленник Путина ушел с поста премьер-министра вместе с остальной частью правительства.

Путин охарактеризовал свои предложения, озвученные в ежегодном послании о состоянии нации, как усилия по укреплению демократии. Но его политические соперники и многие независимые аналитики трактовали их скорее как стратегию сохранения власти после окончания предполагаемого его последнего срока в 2024 году.

Мало кто еще нашел такую степень ясности, особенно после неожиданного заявления вскоре после выступления Путина о том, что премьер-министр Дмитрий Медведев уходит в отставку. Затем Медведев занял новую должность заместителя главы Совета Безопасности-важного органа, который, однако, оставляет ему мало места, поскольку его возглавляет Путин.

Отвечая на вопрос многих шокированных наблюдателей, Дмитрий Смирнов, Кремлевский корреспондент газеты «Комсомольская правда», написал в Twitter: «Почему все это произошло за один день?» Его ответ: «Это просто означает, что в Кремле хорошо знают историю: революцию надо делать быстро, даже если это революция сверху».

В своем выступлении в среду Путин предложил внести поправки в Конституцию, чтобы расширить полномочия парламента, премьер-министра и органа, называемого Госсоветом. Совет в настоящее время имеет мало веса — но если Путин уйдет с поста президента и возьмет его на себя, он может стать доминирующим центром власти, особенно если полномочия президента будут уменьшены.

Медведев намекнул, что его дни могут быть сочтены еще в начале года, когда он произнес меланхоличную новогоднюю речь, в которой цитировал русского писателя Антона Чехова: «Не надо забывать, что чем новее год, тем ближе к смерти, тем обширнее плешь, извилистее морщины, старее жена, больше ребят, меньше денег…»

С приближением последнего срока Путина политический класс России уже несколько месяцев бурлит от предположений о его намерениях.

Некоторые предсказывали дестабилизирующий кризис преемственности, но большинство ожидало, что президент найдет способ сохранить власть, несмотря на конституционные ограничения срока, как он сделал в 2008 году. Именно тогда он покинул Кремль, чтобы стать премьер-министром, а Медведев занял пост президента, пока Путин не вернулся в качестве президента в 2012 году.

Оставив свое возвращение на пост президента до последней минуты на фоне испорченных парламентских выборов, Путин вызвал ответную реакцию демократических демонстраций. На этот раз, начав процесс на четыре года раньше, он, по же, намерен избежать резких и дестабилизирующих изменений, пишет NYT.

Уже находясь у власти в качестве президента или премьер-министра в течение 20 лет, дольше, чем все современные кремлевские лидеры со времен Сталина, Путин теперь успокоил зарождающуюся и потенциально разрушительную борьбу за преемственность, оставив потенциальных преемников и их покровителей в мощных структурах, таких как Федеральная Служба безопасности, гадать о том, за что именно они будут бороться.

Но это вызвало, возможно, более широкую борьбу между службами безопасности и другими бюрократическими кланами за изменение системы, в которой доминирует исполнительная власть и которая существует уже более 25 лет.

Конституционные изменения, которые, по словам Путина, должны быть вынесены на всенародное голосование, станут первой серьезной перестройкой политического строя России с 1993 года, когда первый демократически избранный президент страны Борис Николаевич Ельцин усмирил мятежный законодательный орган «танками», а затем приказал провести референдум по утверждению новой Конституции, усиливающей президентскую власть.

В отличие от Ельцина, который был глубоко непопулярен и столкнулся с тяжелой борьбой за утверждение своей новой Конституции избирателями, Путин накопил такую подавляющую личную власть и народную поддержку, что теперь он может быть уверен в изменении системы практически любым способом, который он хочет.

Его популярность, усиленная жесткой хваткой Кремля на телевидении и многих других средствах массовой информации, позволяет ему добавить видимость демократической легитимности и избежать пути, выбранного Китаем, где лидер Коммунистической партии Си Цзиньпин фактически утвердился в качестве пожизненного лидера через исполнительный указ, говорится в статье NYT.

Один из сценариев, который сейчас считается вероятным, заключается в том, что Путин покинет свой пост президента и создаст систему, аналогичную системе Казахстана. В этой центральноазиатской стране президент Нурсултан Абишевич Назарбаев в прошлом году ушел с поста формального лидера своей страны, но остался во главе правящей партии и принял новый титул «Лидер народа».

Это сделало Назарбаева эквивалентом бывшего верховного лидера Китая Дэн Сяопина, который в последние годы своей жизни не занимал никакой официальной исполнительной должности, но продолжал полностью контролировать свою страну вплоть до своей смерти в 1997 году.

Не сразу стало ясно, означают ли отставки Медведева и его кабинета раскол в верхушке российской иерархии или — что гораздо более вероятно, по мнению большинства наблюдателей-являются частью хорошо скоординированного, но пока еще неясного плана Путина удержать власть, изменив политическую систему.

На посту премьер-министра Медведева сменит Михаил Мишустин, опытный технократ, которому приписывают модернизацию налоговой службы России. Но как виртуальный неизвестный, лишенный тесных связей с силовым аппаратом, он не рассматривается как вероятный преемник Путина.

Путин, по многим оценкам, первоначально надеялся остаться на вершине, уйдя с поста президента, заняв новый высший пост в качестве лидера «Единой России» и Беларуси. Но шаги по объединению двух стран, инициированные Ельциным еще в 1990-е годы, встретили сопротивление со стороны Беларуси и в конечном итоге зашли в тупик.

В знак того, что Путин по-прежнему в конечном счете зависит от общественной поддержки, он предварял свои неожиданные политические шаги, предлагая избирателям «пакет подачек» в своей речи о состоянии нации. Он обещал бесплатное школьное питание, дополнительные финансовые пособия матерям, имеющим более одного ребенка, и другие меры, направленные на сокращение бедности.

Реальная заработная плата в основном стагнировала или упала с тех пор, как Путин вернулся в Кремль в 2012 году после четырехлетнего перерыва на посту премьер-министра. Он объяснил плохие экономические показатели западными санкциями, введенными в связи с аннексией Крыма в 2014 году.

Его политическая позиция, однако, остается непоколебимой, несмотря на шквал уличных протестов в Москве и нескольких других городах прошлым летом. Единственный реальный вопрос заключался в том, сможет ли он и как он сможет снова избежать ограничения срока.

15 января Путин не пролил свет на свои точные планы, а вместо этого открыл ящик Пандоры возможных вариантов. Возникающая в результате неопределенность выводит политическую элиту из равновесия, помогая гарантировать, что Путин не станет хромой уткой и останется стержнем, вокруг которого вращается страна.

Российская политика стала настолько сосредоточена на Путине и его лично подобранном окружении, что видный оппозиционер Алексей Навальный в насмешливом сообщении в Twitter после отставки Медведева опубликовал то, что он назвал “коротким списком кандидатов на пост нового премьер-министра России».

Он сказал, что это возможно будут «два телохранителя Путина, массажист Путина, садовник Путина и водитель Алины Кабаевой».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.