От Брежнева до Ельцина. Драма российской Конституции

Аналитика Концепции и доктрины Новости Общество

В послании Федеральному собранию Владимир Путин предложил конституционную реформу. Один из ее пунктов — расширение полномочий парламента. Как известно, ныне действующий основной закон страны рождался в конфликтных условиях. В хаосе 1990-х переплелись политические амбиции, разные взгляды на устройство государства и слом экономического формата. О драматических эпизодах истории Конституции — в материале РИА Новости.

После распада СССР новая Конституция появилась в России не сразу. До 1993 года действовал «брежневский» основной закон, принятый Верховным Советом РСФСР еще в 1978-м. По мере проведения политических и социальных реформ, запущенных горбачевской перестройкой, в Конституцию вносились изменения. Но идеология документа основывалась на социалистической законности — нормах государства, которое в 1991 году перестало существовать.

Годом ранее, пока был жив Советский Союз, 12 июня 1990-го, Съезд народных депутатов принял Декларацию о государственном суверенитете РСФСР. Вслед за этим создали комиссию по разработке Конституции во главе с председателем Верховного Совета России Борисом Ельциным, его первым замом Русланом Хасбулатовым и депутатом Олегом Румянцевым. Первый проект основного закона опубликовали в конце осени того же года. Но ситуация в стране стремительно менялась и в Конституцию приходилось вносить все новые и новые изменения.

Согласно действовавшему основному закону, Верховный Совет был высшим представительным органом власти. Фактически государство имело черты парламентской республики.

Но в 1991-м Ельцина избрали президентом РСФСР и он оставил пост спикера. Между амбициозным главой республики и имевшим широкие полномочия парламентом назревал конфликт. Система сдержек и противовесов, присущая партийно-советскому устройству, рухнула, а новую еще предстояло построить. Неразбериха между ветвями власти сохранялась до октября 1993 года.

Кризис в отношениях президента и Верховного Совета развивался на фоне непростой социально-экономической ситуации в стране. Автором экономических реформ в подотчетном Ельцину кабинете министров стал Егор Гайдар. Получив карт-бланш от президента, он провел в стране либерализацию цен, запустил приватизацию, дал старт свободной торговле. Но добиться быстрого положительного эффекта от реформ ему не удалось.

В стране усиливался продовольственный кризис, возникли проблемы с выплатами зарплат и социальных пособий. Верховный Совет жестко критиковал действия правительства, и через год Гайдара отправили в отставку.

Ельцин пытался отменить действия Конституции, позволявшей законодателям самостоятельно отстранять от власти членов правительства. В марте 1993 года он ввел в стране «особый порядок управления», который ограничивал полномочия депутатов. Но Конституционный суд посчитал эти действия незаконными.

Вслед за Гайдаром Верховный Совет пытался отправить в отставку и Ельцина. Однако импичмент провалился. Тогда вопрос о доверии президенту вынесли на референдум, который состоялся 25 апреля. Больше половины граждан проголосовали за продолжение реформ и поддержали главу государства. Парламентарии вынуждены были смириться и возобновить дискуссии с президентом по проекту новой Конституции.

Осенью 1993 года конфликт президента и парламента перешел в решающую фазу. Катализатором стал подписанный Ельциным в сентябре указ № 1400 «О поэтапной конституционной реформе». Документ предписывал роспуск Верховного Совета и новые парламентские выборы в декабре того же года.

Бывший некогда с Ельциным по одну сторону баррикад Хасбулатов заявил, что по Конституции президент не имел права принимать такие решения. Указ Ельцина многие депутаты расценили как попытку переворота и приняли встречное решение — отправить своего оппонента в отставку. Двадцать четвертого сентября на должность главы государства Верховным Советом был назначен вице-президент Александр Руцкой.

На следующий день депутаты собрались в здании Верховного Совета на внеочередной съезд. По итогам заседания они решили не покидать Белый дом. Здание уже было оцеплено силами правопорядка, подчинявшимися президенту.

Депутаты отказывались выполнить требование силовиков и сдать оружие. Попытки начать мирные переговоры провалились. Чтобы заставить парламентариев покинуть Белый дом, в помещениях отключили связь, электричество, воду.

«Противостояние на пределе нервов вокруг Белого дома в любой миг может взорваться кровавой бурей. Я слезно умоляю стороны конфликта: не допустите кровопролития! Не пытайтесь решить политические проблемы силой! Не предавайтесь безумию, не переставайте уважать человеческое достоинство друг друга», — обратился тогда к противостоящим сторонам патриарх Алексий II.

Но конфликт из коридоров власти уже перекинулся на улицы Москвы. Сторонники Верховного Совета захватили здание мэрии. Потом предприняли попытку штурмом взять телецентр «Останкино». В результате столкновений милиция открывала огонь, среди жертв оказались и случайные прохожие. Ельцин ввел в стране чрезвычайное положение.

«Мы не ориентировались на то, что будет какая-то заварушка. Рассчитывали, что удастся убедить депутатов. Им всем продлили зарплату до 1995 года, назначили досрочные пенсии, сохранили квартиры, трудоустроили. Но они это восприняли как оскорбление — и многие остались в здании парламента. А когда их окружили колючей проволокой, то никакие разговоры были уже невозможны», — поделился с РИА Новости воспоминаниями Сергей Филатов, занимавший в 1993 году должность главы администрации президента.

Апогеем противостояния стали события 3-4 октября. В столицу ввели бронетехнику. Начался обстрел Белого дома, а затем силовики взяли здание Верховного Совета штурмом. Руцкой, Хасбулатов и ряд их сподвижников были арестованы. В тех трагических событиях погибли и были ранены несколько сот человек.

«Во время штурма Белого дома я находился рядом с Ельциным. Перед ним стояла сложная задача — принять решение о штурме и объяснить военным, что это крайняя мера, необходимая в сложившейся ситуации. Никто не бежал, потирая руки, направлять пушки в сторону Белого дома. Если бы это решение не было принято, жертв было бы больше», — высказал РИА Новости свою оценку тех событий соратник президента Геннадий Бурбулис.

После разгона Верховного Совета 12 декабря состоялись выборы в Госдуму и одновременно прошел референдум по проекту новой Конституции. Большинство граждан поддержали предложенный президентом основной закон.

Конституционный кризис привел к значительному укреплению президентской власти в России. Большинство участников событий октября 1993-го, против которых возбудили уголовные дела, вскоре были амнистированы. Однако они так и не признали себя виновными.

«Хасбулатова привезли к нам в Следственное управление ФСК (Федеральная служба контрразведки. — Прим. ред.) первым. Он прошел мимо совсем никакой. Держал в руках вещи, дежурно поздоровался, но не потому, что узнал нас, а потому, что так принято. Руцкой тоже шел никакой. В том, что в результате пролилось столько крови, виноваты обе стороны. И если бы не амнистия, привлекать к ответственности нужно было и тех и других», — высказал свое мнение в комментарии РИА Новости бывший следователь Генпрокуратуры Леонид Прошкин, который вел дело по тем событиям.

Источник: https://ria.ru/

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.