Почему Россию тревожат новые американские ядерные боеголовки малой мощности

Аналитика Армия Геополитика и безопасность Концепции и доктрины Новости Оружие

Американский подводный флот получил новые ядерные боеголовки малой мощности W76-2. Ими будут оснащены одна или две из 24 баллистических ракет Trident II, размещенных на 14 американских атомных стратегических подводных лодках класса Ohio. Мощность каждой из «малюток» составит около 5 килотонн. Это — около четверти от возможностей ядерных бомб, сброшенных на Хиросиму и Нагасаки. В Пентагоне уверены, что развертывание этих боезарядов на стратегических носителях позволит «эффективнее сдерживать Россию» и не дать ей «использовать собственный потенциал тактического ядерного оружия».

Напугать любой ценой

Вашингтон модернизирует свои ядерные силы. На эти цели Дональд Трамп уже выделил оборонным корпорациям более $1 трлн, которые идут на создание новых атомных подводных лодок, бомбардировщиков, баллистических и крылатых ракет, а также создание новых ядерных боезарядов. На разработку и производство W76-2, например, было потрачено более $120 млн.

Появление новых ядерных боеголовок — событие ожидаемое, но от этого не менее знаковое и неоднозначное для экспертного сообщества. Специалисты говорят, что ядерный заряд малой мощности хоть и стоит на стратегическом носителе, что не запрещено российско-американским договором СНВ-3, но по факту может считаться «тактическим». А значит, может быть потенциально использован в военных целях в региональных конфликтах.

По этому поводу замминистра обороны США по вопросам политики Джон Руд отметил, что новая ядерная стратегия США предписывает модифицировать боеголовки баллистических ракет на подлодках, поскольку «потенциальные противники, такие как Россия, считают, что применение ядерного оружия малой мощности даст им преимущество перед США, их союзниками и партнерами».

В ответ замглавы МИД России Сергей Рябков сообщил, что появление на американских стратегических носителях зарядов пониженной мощности означает допущение США ограниченной ядерной войны. «Появление на стратегических носителях США зарядов пониженной мощности означает, что ранее прозвучавшие в декларативной форме с американской стороны рассуждения о возможности применения такого рода средств в гипотетическом конфликте уже воплощаются в металле, в изделиях. Это отражение того, что США реально понижают ядерный порог, что они допускают для себя ведение ограниченной ядерной войны и победу в такой войне», — сказал дипломат.

Фениксы ядерного апокалипсиса

Заряд W76-2 — второй из списка новых «тактических» боеприпасов, созданных в Америке за последнее время. Первый и, наверное, самый нашумевший — модернизированная авиационная бомба B61-12 с вариантами выхода мощности в 0,3, 1,5, 10 и 50 килотонн. Их носителями выступают истребители F-16, Eurofighter и новенькие F-35 Lightning. Те самые, что 31 января купила Польша. Омолаживание этого арсенала обошлось американцам в $1 млрд. Но игра стоит свеч — наличие подобного оружия на подводных лодках и самолетах НАТО в Европе нервирует Москву, заставляя вести военное строительство с оглядкой на то, что в случае чего — мало не покажется.

«В США реализуется программа модернизации ядерных авиабомб и мест их хранения в Европе. Это порядка 200 обновленных американских боеприпасов, размещенных в Бельгии, Италии, Нидерландах, ФРГ и Турции. Эти действия несут дополнительные риски для России, на которые мы не можем не реагировать», — еще в 2016 году отмечал министр обороны Сергей Шойгу.

Поэтому нервничать приходится и самим американцам. В отличие от стратегических ядерных вооружений и боеголовок, тактические ядерные боеприпасы никак не учитываются двухсторонними договорами. Если по СНВ-3 мы можем иметь не более 1550 ядерных блоков, развернутых на 700 носителях, то сколько тактических боезарядов и их носителей существует вообще — неизвестно. Как и в начале разоруженческого процесса 1990-х годов, Москва и Вашингтон и сейчас не могут найти компромисса по этому вопросу.

Доподлинно известно, что стороны лишь пришли к «джентльменскому соглашению», что тактическое ядерное оружие не будет установлено на носителях. Также Минобороны России как-то призналось, что утилизировало все ядерные противопехотные мины, артиллерийские снаряды и свободно планирующие авиабомбы. Что-то порезали американцы. Впрочем, по оценкам экспертов, арсенал двух стран от этого не стал намного меньше. И в нем до сих пор может храниться более 20 тыс. таких изделий. Хотя, как полагает бывший начальник 4-го ЦНИИ Минобороны (институт, занимавшийся проблемами развития и применения ядерного оружия) Владимир Дворкин, в России, скорее всего, к настоящему времени он не более 1,5-2 тыс.

У американцев носителями этих боеголовок остаются, помимо субмарин и истребителей, крылатые ракеты BGM-109 Tomahawk. Модернизацией их как раз сейчас и озабочен Пентагон. Тем более что часть этих ракет можно разместить в поселке Редзиково на севере Польши на новенькой базе Национальной противоракетной обороны США. По уверению Вашингтона, она предназначена для парирования ракетных угроз со стороны Ирана и Северной Кореи. Но вот вопрос: где на карте Тегеран и Пхеньян? И как их можно приструнить ракетами, которые из Восточной Европы до них физически не долетят?

С российской стороны арсенал средств ядерного ответа представлен не менее впечатляюще. Это могут быть оперативно-тактические ракетные комплексы «Искандер-М», крылатые ракеты морского базирования «Калибр», авиационные комплексы «Кинжал» на высотных перехватчиках МиГ-31К и даже сверхмощные 240-миллиметровые минометы 2С4 «Тюльпан» и 203-миллиметровые гаубицы 2С7 «Пион».

Последние две системы относятся к резерву Верховного главнокомандования. Когда-то они стояли в Западной группе войск и должны были в случае конфликта с НАТО остановить продвижение противника с помощью ядерных фугасов. В 1990 году после подписания Договора об обычных вооруженных силах в Европе (ДОВСЕ) все атомные самоходки вывели из состава Вооруженных сил и убрали на базы хранения в Сибирь и на Дальний Восток. Но ДОВСЕ мертв, и после ремонта с модернизацией сверхмощные пушки и минометы, словно фениксы из пепла, снова возникли в передовых рядах российской армии.

Ядерные испытания в условиях полного запрета

В конце 2019 года гендиректор Росатома Алексей Лихачев сообщил, что госкорпорация «вновь, как и на протяжении многих лет, полностью выполнила гособоронзаказ». «Росатом совместно с Министерством обороны и воинскими частями ядерного обеспечения гарантируют реализацию политики в области ядерного сдерживания», — заявил также чиновник, добавив очень важную деталь: «Ядерный оружейный комплекс Росатома не только работает на поддержание работоспособности и модернизацию ранее созданных зарядов, но и в условиях безъядерных испытаний обеспечивает постановку на боевое дежурство зарядов с новыми качественными характеристиками».

Это означает, что, как и в США, в России не только следят за работоспособностью и безопасностью хранения своих ядерных арсеналов, но и способны создавать их новые типы.

Вопрос только как? Согласно Договору о всеобъемлющем запрещении ядерных испытаний еще в 1996 году Москва и Вашингтон взяли на себя обязательства не проводить ядерные взрывы в трех средах: воде, воздухе и под землей. Однако лазейка есть. Это проведение так называемых подкритических (США) и гидродинамических (Россия) экспериментов. Их сущность в проверке ядерного вещества на стадии обжатия взрывом химической взрывчатки. Такой «взрыв» составляет не более 0,1 мкг в тротиловом эквиваленте. И хотя в эксперименте присутствует определенное количество урана-235 или плутония-239, ударной волны, светового излучения, проникающей радиации и электромагнитного излучения не возникает.

Эксперименты с макетами ядерных устройств проводятся в тех же штольнях и по такой же технологии, что и при работе с полноценными ядерными устройствами. В США это ядерный полигон в Неваде. В России — пролив Маточкин Шар архипелага Новая Земля. Макет испытуемого устройства помещается в специальный контейнер, который обкладывается бентонитовой глиной, вход в штрек бетонируется, после чего устройство готово к взрыву. Специальный контейнер позволяет производить подкритические эксперименты без особого риска для окружающей среды и людей на открытом воздухе даже на внутренних полигонах. Испытатели при этом могут находиться в 30 метрах от устройства.

Если же контейнер разрушится, бентонит под действием тепловыделения химической взрывчатки стекленеет, надежно закупоривает части устройства в коконе. Взрыв бесшумен, при нем не происходит и колебаний почвы, которые могли бы зафиксировать многочисленные станции контроля по всему миру. Таким образом, обе стороны не только проверяют работоспособность уже имеющегося ядерного арсенала, но и могут моделировать новые боеприпасы с новыми физическими свойствами.

Километры килотонн

Владимир Дворкин говорит, что при относительной близости подлодки-носителя ракета Trident летит до нас 15-20 минут. Этого времени вполне достаточно, чтобы наша система раннего предупреждения о ракетных пусках (СПРН) среагировала. Первым это сделает космический эшелон, призванный непосредственно зафиксировать старт ракет из шахт или с подводных лодок. Следом за ним направление удара определят наземные РЛС типа «Воронеж-ДМ». Сегодня они стоят по всему периметру страны, создавая сплошное радиолокационное поле контроля. Уже затем в полную боевую готовность будут приведены силы Воздушно-космической обороны, Ракетные войска стратегического назначения и Военно-морской флот.

Так что модернизация американских подводных ракетоносцев нам, в общем-то, не страшна. Бояться стоит именно возвращения ядерных зарядов малой мощности в концепцию ведения боевых операций. Американцы планировали сделать это еще в 1991 году в Ираке, когда собирались взорвать над страной ядерный заряд с мощным электромагнитным импульсом. Воздушный ядерный взрыв должен был вывести из строя систему управления ПВО. Но в итоге испугались создать прецедент.

Сегодня Вашингтон подобных комплексов не испытывает. В «Обзоре ядерной политики» (Nuclear Posture Review, NPR) США, опубликованном в феврале 2018 года, W76-2 называется средством «регионального сдерживания» России, Китая, КНДР и Ирана. При этом, как поясняет Национальное управление по ядерной безопасности (The National Nuclear Security Administration), «W76-2 позволит осуществлять целенаправленное сдерживание в условиях меняющихся угроз», обеспечивая Америке «гарантированную возможность симметрично отреагировать на ядерную атаку малой мощности». Вроде как если русские, северокорейцы, китайцы или иранцы не начнут первыми, то и мы применять не станем.

Но соблазн существует. Стандартный ядерный боезаряд, сброшенный на Хиросиму и Нагасаки, имел мощность 20 килотонн и уничтожал все в радиусе более 10 км. Можно предположить, что «малышка» W76-2 кратно поразит меньшую площадь. То есть впишется в рамки концепции «неприемлемого ущерба». Эту теорию разработали в отношении стратегических ядерных сил, когда для прекращения эскалации конфликта достаточно «утопить» один авианосец, повредить крупный город или серьезный промышленный объект, плотину, атомную электростанцию. В результате, во избежание тотального взаимного уничтожения, стороны сядут за стол переговоров и начнут обсуждать условия мирного сосуществования.

Точки возврата

Многие горячие головы в Пентагоне, да и экспертном сообществе США, всерьез считают, что ядерное оружие давно применимо и войну с его применением можно выиграть. То есть в случае реального конфликта оно может быть средством как наказания, так и предотвращения дальнейшего развития военного столкновения с использованием уже стратегических вооружений и сверхмощных ядерных боезарядов. Президент американского журнала Bulletin of the Atomic Scientists Рейчел Бронсон уже передвинула стрелки Часов Судного дня, отсчитывающих условное время до возможной ядерной войны, на 20 секунд. По его словам, мир отделяют от гибели «не часы или даже минуты, а считаные секунды».

Впрочем, что-то подсказывает, что «игра мускулами» и взаимные обвинения в нарушениях — это всего лишь защитная реакция. Ведь смогли же договориться на грани ядерной катастрофы Никита Хрущев и Джон Кеннеди, Михаил Горбачев и Рональд Рейган, Дмитрий Медведев и Барак Обама. СНВ-3 истекает в 2021 году. Посмотрим, что сделают Владимир Путин и Дональд Трамп для нашей общей безопасности.

Во всяком случае помощник американского президента по нацбезопасности Роберт О’Брайен уже сообщил, что вопрос о возможном продлении или замене ДСНВ остается открытым и Соединенные Штаты в скором времени начнут переговоры с Россией по контролю над вооружениями.

«Мы будем противостоять России там, где это необходимо, однако в то же время мы скоро начнем переговоры по контролю над вооружениями. Россия — важная страна, важная сила в мире. Одна из причин, по которым она важна, заключается в том, что у них более 1,4 тыс. ядерных ракет», — отметил чиновник.

Дмитрий Литовкин

1 thought on “Почему Россию тревожат новые американские ядерные боеголовки малой мощности

  1. г. Литовкин мултики Путина не смотрит.Соловьева Киселева тоже:» американцы на десятилетие отстали по гипре звуковым ракетм.Россия давно модернизировала ядерное оружие, а американцы только что начали спорить и планы писать».

Добавить комментарий

Ваш адрес email не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.