Политтехнолог Павловский отверг присоединение Беларуси военным путем

Аналитика Армия Геополитика и безопасность Концепции и доктрины Общество Оружие

В программе «Особое мнение»  на радиостанции «Эхо Москвы» Павловский назвал утопией объединение России и Беларуси в одно государство. В то же время он сделал оговорку: «Это утопия, но это не значит то, что не произойдет. Как известно, наш [философ] Николай Бердяев сказал, что проблема утопий не в том, что они не могут произойти, а в том, как бы им помешать сбыться. Вот я думаю, это из разряда таких утопий».

По выражению Павловского, речь идет о двух утопиях — Лукашенко и Путина.

«Исходно первым был Лукашенко. Его утопия состояла в том, чтобы содействовать объединению стран и стать президентом объединенной страны. Это со второй половины 90-х. Он очень настойчивый человек, и он к этому неоднократно приступал. Когда появился Путин, он понял, что занято это место, а другие его не устраивают. И соответственно он настаивает, как я думаю, на чем-то равном, на по меньшей мере равномощном этому посту. А то, что ему предлагают, это никак не равномощно — все остальные идеи с союзным парламентом, с союзным правительством и т.д. Ну, мы знаем, что у нас происходит с правительствами и с парламентами. Поэтому не получилось. Здесь встретились два одиночества», — сказал политтехнолог.

По его словам, сила утопий в том, что они бывают очень привлекательны и сами собой мобилизуют массы. «Например, если бы путинская утопия мобилизовала белорусов, они захотели бы страстно в это единое государство, у Лукашенко возникла бы внутренняя нелояльность снизу. Он этого опасается, и поэтому он маневрирует. Но не возникло этой массовой тяги явно, хотя социология белорусская — все равно, что российская, прямо скажем… Я высоко оцениваю ее управляемость», — заявил Павловский.

«С этой стороны утопия не действует, а военная модель здесь создает миллион других проблем, — подчеркнул политтехнолог. — Допустим, она была бы осуществимой, если бы здесь, в России, существовало жадное стремление поглотить Белоруссию. На самом деле это все ля-ля-тополя, а на самом деле, как только доходит до дела, никто за это не готов платить три копейки. Значит, мы такие империалисты диванные, что мы совершенно ни сами не собираемся идти воевать, ни оплачивать это».

«Ты ее проглотишь, Белоруссию, а кто будет держать? Нацгвардии не напасешься», — сказал Павловский.

По его словам, проблема в том, что вообще очень трудно что-либо определенное сказать про Российскую Федерацию, так как нет «инертного, массивного, инерционного основания как государства». «Просто есть вот эта такая верткая, подвижная, юркая Российская Федерация, такая ящерица… С этим вы не можете, в отличие от сто лет назад красной России, захватить другое государство и в нем найти опору для захваченного… А кто здесь пойдет за Красной Армией? У меня какое-то сомнение», — подытожил Павловский.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *

Этот сайт использует Akismet для борьбы со спамом. Узнайте как обрабатываются ваши данные комментариев.